Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«50 лет мы топчемся на месте»

Чтобы остановить рост смертности в России, нужно пересмотреть статистику, говорят демографы

Анастасия Берсенева 06.09.2015, 12:37
Макс Ветров/РИА «Новости»

В России могут кардинально пересмотреть причины смертности и статистику. Этим займется межведомственная рабочая группа, которую правительство просят создать ведущие демографы, представители Минздрава и Росстата. Они говорят, что ситуация со смертностью не меняется кардинально в лучшую сторону уже много лет, а нынешняя статистика не отражает действительности, а значит, не помогает добиться роста числа населения.

Демографы, представители и руководители ведущих учреждений Минздрава, а также сотрудники Росстата готовят обращение к вице-премьеру Ольге Голодец о необходимости создать в России межведомственную рабочую группу, которая занялась бы данными о смертности в стране. На «круглом столе», посвященном печальным цифрам потери населения, эксперты заявили о необходимости изменить структуру статистики, в которой слишком много общих данных, а некоторые цифры якобы даже чуть ли не специально подчищаются.

«Инициаторами этого «круглого стола» была идея направить на имя вице-председателя правительства Ольги Голодец резолюцию с предложениями экспертного сообщества создать межведомственную рабочую группу», — пояснил советник министра здравоохранения России по коммуникациям Игорь Ланской.

Одним из поводов собраться стали недавние новости о повышении уровня смертности в России в первом квартале 2015 года. Об этом даже написали американские издания. Недовольные шумихой эксперты сошлись во мнении, что сама по себе эта цифра ничего не говорит, однако если посмотреть на ситуацию в динамике, в сравнении с развитыми странами, то графики будут не в пользу современной России.

«Первое, что нужно сделать, — это понять, где мы находимся. Колебания за 3–4 месяца ни о чем не говорят, а колебания за 100 лет говорят о многом», — говорит директор Института демографии НИУ ВШЭ Анатолий Вишневский. У него десятки графиков: основные причины смертности, данные по возрастам, сравнения с другими странами, показатели за сотню лет. На них видно, что в последнее десятилетие смертность в России немного сокращается, но далеко не такими темпами, как в США, Евросоюзе и Японии.

Кривая смертности в России начинает резко расти с возраста в 20 лет, в то время как в Европе, Японии и США — после 40 лет.

Страна теряет самый трудоспособный возраст, поясняет Вишневский. Отставание по продолжительности жизни от этих стран составляет 10–15 лет.

«До сих пор по ряду возрастов, в основном у мужчин, мы не вернулись к показателям 1960 годов, — говорит Вишневский. — Несколько более благоприятная ситуация в старших возрастах в основном у женщин. Можно сказать, что эти 50 лет мы топчемся на месте».

Самодеятельность на местах

При этом когда руководство государства обращает внимание на какие-то конкретные причины смертности, пытаясь добиться снижения статистики, то в регионах показатели начинают подчищаться, рассказали эксперты. В статистике есть рубрика «Смерти от неопределенных намерений». Это случаи, когда нет точных указателей, что стало причиной гибели человека. Например, намеренно ли он покончил с собой или его смерть стала несчастным случаем.

«Стоит только нашей власти проявить повышенный интерес к какой-то причине, и смертность от нее начинает сокращаться.

Например, губернаторы отчитываются о снижении числа самоубийств, перебрасывая их в рубрику «Смерть от неопределенных намерений», а есть еще рубрика общей классификации — «Смерть от неизвестных причин». К этому система приспособилась, но проблема есть», — добавил Вишневский.

«Мы знаем, некоторые субъекты стараются скрыть преступления: если есть высокие показатели смертности внешних причин от неопределенных намерений, то там будут низкие показатели смертности от преступлений», — привела пример директор департамента мониторинга, анализа и стратегического развития здравоохранения Минздрава Екатерина Какорина.

А в одном регионе даже как-то поставили ограничение для смерти по старости — 72 года.

Видимо, 71-летние люди умереть от старости не могут. «Мы обо всех таких случаях предупреждаем Минздрав», — пояснила «Газете.Ru» заведующая отделением анализа статистики здоровья населения НИИ организации и информатизации здравоохранения Алла Иванова.

«Больные просто не обращаются к врачам»

Есть еще один факт: сейчас свидетельство о смерти заполняют врачи, у которых и без того много нагрузки, хотя ранее кодирование причин смерти было доверено специальным статистикам. В итоге врачам легче поставить смерть от сердечно-сосудистых заболеваний, чем разбираться, какие именно болезни привели к гибели человека. Карточки в поликлиниках тоже не помогут.

Как уточнила Кокорина, диагноз «болезнь Альцгеймера» в поликлиниках не ставится, врачи говорят — старческое слабоумие. А например, по сахарному диабету в России — недооценка в четыре раза, добавил директор Центра социальной экономики Давид Мелик-Гусейнов. Больные просто не обращаются к врачам, а значит, о действенной профилактике и существенном снижении смертности речи и быть не может.

Получается, что статистика не отражает действительность, признали эксперты.

«Уважаемые коллеги, что же нам тогда делать? Мы пытаемся определиться, за счет чего же происходит изменение в смертности, но получается, что мы можем регистрировать совершенно недвусмысленно лишь факт смерти, — заявила заведующая лабораторией анализа демографических процессов ГНИЦ профилактической медицины Минздрава Ирина Самородская. — Пока мы не будем оценивать персонифицированные данные, мы ничего не сможем сделать».

Как снижать смертность, если не знать, от чего умирают

«Если мы не будем четко указывать, отчего же у нас умирают, тогда мы не сможем делать конкретные мероприятия, которые будут направлены на снижение смертности. Может быть, действительно наши сегодняшние программы не работают?» — задает риторический вопрос Какорина.

«Нужно прежде всего честно признаться, что, несмотря на всю остроту проблем высокой смертности в России, она недостаточно изучена. И нет консолидации всех экспертов, которые ею занимаются. Надо как-то поставить вопрос о научном изучении всей этой проблемы, и нужна какая-то программа, которая должна получить финансирование», — подытожил Вишневский.

Если же оставить ситуацию в покое, то смертность вряд ли будет сильно снижаться. Согласно прогнозам, она в лучшем случае будет неизменной. По данным ведущего научного сотрудника Центра демографических исследований Российской экономической школы Евгения Андреева,

смертность в России за семь месяцев 2015 года, по предварительным подсчетам экспертов, выросла на 1,7% по сравнению с аналогичным периодом 2014 года.

И это без данных по Крыму и Севастополю. А вот Минздрав России заявил со ссылкой на Росстат, что за первое полугодие 2015 года смертность только трудоспособного населения снизилась на 2,1% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года, с 545,5 до 534,3 случая на 100 тыс. населения.

«Продолжительность жизни по крайней мере не снижается, скорее всего, она и не вырастет, но и не снизится по сравнению с 2103 годом. Запас прочности, который был накоплен за предыдущие годы, сказывается на сохранении достигнутых уровней», — добавляет Иванова.