Кого слушает президент

Великий исход мигрантов

Приезжие из Средней Азии массово покидают Россию

Иван Комаров, Анастасия Берсенева 21.01.2015, 13:14
__is_photorep_included6382177: 1

В скором времени число трудовых мигрантов в России сильно уменьшится. Таджики стоят в очереди в консульство за справками для выезда на родину. Уроженцы других стран Средней Азии также смотрят в сторону границы. Им не нравятся валютный курс и новая миграционная политика России. В Торгово-промышленной палате считают, что трудовые мигранты нужны стране, но более квалифицированные, чем сейчас.

Около консульства Таджикистана в центре Москвы многолюдно. Граждан республики, желающих получить свидетельство о возвращении на родину и покинуть Россию, не смущают ужасные погодные условия — непрекращающийся дождь и огромные лужи на асфальте. Мигранты стоят небольшими группами, нервно посмеиваются, угощают друг друга насваем — никотиносодержащим веществом, запрещенным для продажи в России. Около диппредставительства дежурят несколько сотрудников полиции, однако их вмешательство не требуется: приезжие ведут себя очень спокойно. Иногда в очереди вспыхивают небольшие конфликты, но они мгновенно затихают.

По мигранту бьет валюта

«Да, хотим уехать. Почти все хотим. Уже больше половины уехали, брат мой уехал с семьей, а они в Москве с 2004 года жили. А что делать? Денег и так нет, а теперь с новыми правилами пребывания придется практически бесплатно работать. Я работал на стройке, получал неплохую зарплату — около 40 тыс. руб. Но деньги переводил в долларах, — пожаловался корреспонденту «Газеты.Ru» житель Душанбе, представившийся Васей. — Долгов у нас нет, расплатились за кредит буквально месяц назад. Брали тысячу долларов, отдали на 150 больше. Нужно было ремонт делать. Для нас это большие деньги. Сейчас брат ищет работу в Таджикистане, но пока ничего не нашел. Но на родине все равно лучше, чем здесь».

С ним согласен и 29-летний таджик Анзур, приехавший в Москву из села неподалеку от города Курган-Тюбе. По его словам, из-за резкого падения рубля уровень зарплат в Таджикистане и России практически сравнялся.

«Я работал разнорабочим в Подмосковье, дачи строили. Платили по-разному, но обычно выходило 30–40 тыс. руб. Иногда деньги задерживали, но ненадолго, потом всегда платили.

Но раньше 30 тыс. руб. — это была почти тысяча долларов, а сейчас — меньше 500. Примерно такой уровень зарплат и в Таджикистане, хотя работы меньше», — рассказывает Анзур.

Раньше на тысячу долларов в республике можно было жить три-четыре месяца, говорят мигранты. А сейчас так не получится, да и цены в Таджикистане тоже подросли в полтора-два раза.

«У меня своей семьи нет, но приходится обеспечивать родителей. Мать очень больна, ей лекарства нужны. У отца сбережений нет. Вся надежда на меня и на брата. Но его уволили и не заплатили. Он у меня деньги на билет домой брал», — продолжает Анзур.

Проблема с невыплатой уже заработанных денег, по словам мигрантов, сейчас стоит очень остро. Председатель общероссийского общественного движения «Таджикские трудовые мигранты» Каромат Шарипов рассказал «Газете.Ru», что руководитель одной из московских строительных фирм не выплатил 11 работающим на него мигрантам зарплаты на 2,5 млн руб. В настоящее время в России остались лишь пятеро из них. Остальные также не намерены оставаться в Москве, но уезжать без причитающихся им денег мужчины не собираются.

«Мы все приехали в Москву из Куляба (самый древний город Таджикистана. — «Газета.Ru»), мы родня. Уже четыре года здесь. В Таджикистане работали на рынке, торговали. Здесь работали строителями. У меня большая семья — пятеро детей: трое сыновей и две дочери, их надо обеспечивать. Но уже пять месяцев я на родину ничего не высылал, — с недовольством рассказывает 42-летний Джамшит. — В последний раз мы получили зарплату в августе. Раньше такого не было. Мы хотим уехать, но у нас нет денег».

По словам уроженцев Таджикистана, они не планируют возвращаться в Россию.

Причина тому не только валютные курсы, но и стоимость новых трудовых патентов, которая кажется приезжим чрезмерной.

«Вы видели, экзамен какой-то ввели, за это берут деньги — десять тысяч. А потом еще каждый месяц платишь по пять тысяч. Нам это невыгодно, зарплата не очень большая. Думаю, если этот экзамен не отменят, здесь вообще никого не останется», — перебивая друг друга, объясняют таджики.

Шарипов вместе со своими земляками идет беседовать с их бывшим работодателем. Они отсутствуют больше часа и выходят удовлетворенными. Шарипов закуривает и сообщает: «Договорились. Говорит, «КамАЗ» продам, но деньги верну. Но до следующей недели придется подождать».

Киргизов держат кредиты

В отличие от таджиков представители других республик бывшего СССР не спешат расставаться с Москвой.

Уроженец киргизского города Кызыл-Кия Бербибек уверен: гостить дома долго не придется. У мужчины большая семья, а работы в республике практически нет.

«Я планирую ненадолго съездить домой, но это временно, на три-четыре дня. Уже купил билет на самолет — туда и обратно. Работаю я дворником, в районе Чертаново. Кризис по мне очень сильно ударил. Здесь дворники получают 20 тыс. руб. Мы всю зарплату, все 20 тыс., целиком отправляли домой и еще подрабатывали, чтобы было на что жить тут. По старому курсу это было 30 тыс. сомов (национальная валюта Киргизии. — «Газета.Ru»). А сейчас отправляем те же 25 тыс., а там получается 17–18 тыс. Даже не хочется деньги отправлять, чтобы не слушать от родных упреки, — жалуется 52-летний мужчина. — А в Киргизии работы почти нет. Некоторые состоятельные люди отдают своих детей в вузы, а из сельской местности никто не видит другого варианта, кроме как ехать в Россию — в Москву или Подмосковье. Ждут, когда знакомые их позовут, чтобы поскорее приехать. В Киргизии молодежи заняться действительно нечем».

По словам Берибека, у него, как и у большинства жителей страны, есть кредит, за который он до сих пор не рассчитался. «Я взял кредит в 300 тыс. сомов (примерно 324 тыс. руб.). Ежемесячный платеж — 18 тыс. сомов (почти 20 тыс. руб.). Мне нужны были деньги, чтобы обменять свое жилье, было очень тесно. Теперь обменял, хорошо. Но платить нужно. Поэтому я все равно вернусь в Россию», — убежден уроженец Киргизии.

Не планирует уезжать из страны и 34-летний Муса из киргизского Оша. За несколько лет пребывания в России он обзавелся собственным автотранспортом — машиной «Лада» 99-й модели.

С ее помощью мужчина зарабатывает себе на жизнь. Муса признает: клиентов стало ощутимо меньше. Тем не менее работать в Москве по-прежнему выгодно.

«Главное — содержать машину в порядке. Чтобы ментам не к чему было привязаться. А лицензии на такси всех нас мало тревожат. Их два года назад ввели почти, и что? Ничего не изменилось, — со смехом говорит уроженец Киргизии. — Да, стало меньше «рук», но пока я не уверен, что это связано с кризисом. После Нового года всегда у людей мало денег. Бензин подорожал, это мне все равно. Машина «жрет» совсем немного. Я на бензин трачу 500 руб., а зарабатываю с этого минимум тысячу. Выгода в два раза, понимаешь? Сейчас поменьше заработка, но, думаю, все наладится. Люди всегда ездят на такси, часто пьяные. Тогда дают много».

Впрочем, Муса признает, что его ремесло не всегда выгодно и безопасно.

«Обманывали, бывало, били тоже несколько раз. Один раз парень сел, нормальный вроде, с коробкой. Катал его по всей Москве. Привез во двор, он говорит: «Подожди. Сейчас деньги вынесу». Оставил коробку и ушел. Я ждал, полчаса ждал, час. Нет его. Я коробку открываю, а там мусор. Другой раз тоже во дворы завезли, нож достали и все деньги забрали, мобильник старый. Зачем он им нужен, не знаю», — рассказывает таксист.

Тем не менее покидать Россию мужчина не намерен. В Киргизии его финансовой помощи ждут супруга, двухлетняя дочка, а также брат-инвалид.

Уроженец Узбекистана 34-летний Шухрат пока не решил, уезжать или нет. Однако такой возможности он не исключает.

«Я живу в России полгода. До этого жил в городе Шахрихан в Андижанской области. Там у меня живет семья: родители, брат, жена и пятилетний сын. Сейчас я работаю в таксопарке, арендую такси. В месяц выходит максимум 50 тыс. руб., но не всегда, — говорит Шухрат. — Патент на работу у меня был, я плачу ежемесячно больше 1200 руб. Еще не знаю, уеду я или нет. Пока работаю, тренируюсь в спортзале. Если можно будет продолжать нормально работать, зачем уезжать? Если честно, для меня особой разницы нет: и дома хорошо, и здесь хорошо… Но в России все-таки больше возможностей в спорте и других сферах. Ведь я по юношеству дважды выиграл чемпионат «Азия» по дзюдо, выиграл международный турнир во Франции, в городе Бордо занял первое место в весе более 100 кг».

До 70% мигрантов уезжает

В диаспорах не готовы назвать общее число мигрантов, которые находились в России, и число вернувшихся на родину. Но не отказываются от комментариев.

Председатель центрального совета общероссийской общественной организации «Всероссийский конгресс узбеков, узбекистанцев» (ВКУУ) Ибрагим Худайбердиев считает, что массовый отъезд мигрантов — это временное явление. «Есть такая тенденция, что граждане Узбекистана покидают Россию. Но я полагаю, что это явление временное, — говорит Худайбердыев.

— Все-таки емкость рынка труда что в Узбекистане, что в Таджикистане, что в Киргизии — достаточно ограниченна. Поэтому ближе к весне все-таки будет обратный приток в Россию».

По его словам, до наступления кризиса в России насчитывалось до семи миллионов приехавших из Узбекистана. «Точных цифр, сколько людей уже покинули Россию, у нас нет, но есть информация от компаний-перевозчиков, продающих авиа и железнодорожные билеты. Они говорят, что поток огромный, а обратно самолеты и поезда идут наполовину пустые», — добавляет Худайбердыев.

Председатель движения «Таджикские трудовые мигранты» Каромат Шарипов говорит, что в России находилось более миллиона таджиков, из них 70% вернулись на родину. «Мы не исключаем, что до конца февраля Россию покинут еще около 200–300 тыс. граждан Таджикистана», — полагает Шарипов.

Руководитель общественной организации «Кыргыз биримдиги» («Киргизское единение») Абдыганы Шакиров считает, что из-за нового миграционного законодательства киргизы будут искать работу в других странах, в том числе и европейских.

«По данным диаспоры, до начала 2015 года в России находилось около миллиона граждан Киргизии. Я думаю, что еще не все уехали, так как тотальных проверок пока не было. По моему мнению, 30% обязательно уедут, по крайней мере до вступления республики в Евразийский экономический союз в мае, — считает Шакиров. — Думаю, что в Россию вернутся не все. Все-таки ощутимо повлияет ужесточение правил въезда трудовых мигрантов. Думаю, наши граждане будут искать работу в Казахстане, Южной Корее, Турции и в европейских странах».

Нужные мигранты — обученные мигранты

В середине января в Торгово-промышленной палате России обсуждали, как в дальнейшем будут задействованы в стране трудовые мигранты. «Согласно данным Центробанка России, отмечаемое с ноября 2014 года сокращение объемов переводов мигрантов на родину хотя и выглядит существенным (на 4% по сравнению с АППГ, или в абсолютном исчислении — 6,8 млрд руб.), тем не менее, по мнению экспертов, вряд ли приведет к серьезному оттоку мигрантов из России. Здесь они зарабатывают в разы больше, чем у себя на родине», — заявил Сергей Болдырев, член межведомственной рабочей группы под эгидой ФМС, заместитель председателя комитета ТПП по вопросам трудовой миграции.

По официальным подсчетам ФМС России, в прошлом году в стране находилось на 2,7 млн законно работающих иностранных граждан, на них приходится 2,9 млн трудящихся незаконно. Впрочем, нелегальных мигрантов может быть в разы больше, отметили члены ТПП. «В СМИ можно встретить и иные цифры, предоставленные в том числе диаспорами, которые отличаются от официальных данных. Граждан Узбекистана насчитывается около 6 млн, Киргизии — 1,5 млн, Таджикистана — 1,1 млн, Азербайджана — 800 тыс. человек, а Казахстана — более 500 тыс. человек, — говорит Болдырев. — Еще один пример.

По данным УФМС по Москве, в 2014 году в столице трудилось около 400 тыс. документированных мигрантов. При этом, по данным департамента региональной безопасности Москвы, общее число трудовых мигрантов, занятых в отраслях городской экономики, насчитывало более 1,5 млн человек.

Разница видна».

Поэтому в ТПП считают, что Россия не сильно потеряет от отъезда иностранных граждан. Для тех же, кто остается, планируется ввести лучшие условия: медстраховку и даже, возможно, пенсионные отчисления. Об этом на заседании ТПП заявил замдиректора департамента занятости Минтруда Олег Губарев. Основы в законодательстве для этого уже подготовлены.

От оставшихся мигрантов и новоприбывающих бизнес ждет более высокой квалификации. «Для развития России в первую очень нужны мигранты — старший управленческий персонал, инженеры, техники, предприниматели, ученые, студенты. А как мы видим, в основном приезжает низкоквалифицированная рабочая сила», — добавил президент ТПП Сергей Катырин.