Кого слушает президент

Как найти человека без памяти

Поисковый отряд «Лиза Алерт» подводит итоги работы за четыре года

Анастасия Петрова 08.11.2014, 14:18
kurer-sreda.ru

Спасение девятилетней Даши Поповой в Ростове-на-Дону, выведенные на чистую воду похитители годовалого Матвея Иванова в подмосковном Дедовске, а также сотни найденных людей по всей стране от Калининграда до Владивостока. И созданная база неопознанных пациентов в столичном регионе. Поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт» подводит итоги четырехлетней работы.

Четвертый день рождения проекта, носящего имя пятилетней девочки, насмерть замерзшей в подмосковном лесу, волонтеры решили отметить широкомасштабными учениями с участием авиации на аэродроме Кудиново в Калужской области. В эти выходные добровольцы из 27 региональных подразделений делятся опытом в условиях, приближенных к реальным поисковым операциям.

«Приятная новость пришла накануне учений, — рассказал корреспонденту «Газеты.Ru» основатель «Лизы Алерт» Григорий Сергеев. — В Подмосковной больнице обнаружена пропавшая журналистка. Родственники из Воронежской области уже все волосы на голове повырывали, пытаясь ее найти».

Продюсер телеканала РЕН 28-летняя Елена Жигулина пропала в конце октября.

Волонтерам удалось установить, что девушка с похожими приметами и частичной потерей памяти поступила в одну из подмосковных больниц. Обстоятельства произошедшего с журналисткой теперь предстоит выяснить сотрудникам правоохранительных органов.

«К сожалению, не все истории так хорошо заканчиваются. Но люди все чаще обращаются за помощью именно к нам», — добавляет Григорий Сергеев.

Только в Московском регионе в прошлом году волонтеры взялись за поиски более 300 без вести пропавших. И число заявок каждый год только растет. Однако обнаружить живыми потерявшихся людей удается только в 70% случаев.

«70% — цифра условная, — поправляется Сергеев. — Если заявка поступила к нам в день пропажи и это пропажа в природной среде, то в более чем 90% случаев мы находим человека живым и невредимым. А если заявка к нам поступит только через несколько суток, то нам, разумеется, потребуется значительно больше времени. И результат уже не гарантирован».

Совершенно иначе ситуация обстоит с киднеппингом. Новость о похищении из больницы подмосковного Дедовска полуторамесячного Матвея Иванова прогремела в начале июня по всем интернет-изданиям и телеканалам. Малыша вынесла прямо из стационара неизвестная женщина, как впоследствии выяснилось, бабушка мальчика. На допросе у следователя 45-летняя похитительница призналась, что собиралась продать ребенка.

Местонахождение Матвея Иванова не выяснено до сих пор.

Волонтеры подключились к розыску малыша с первого же дня. Бумаги с информацией о мальчике были развешаны повсюду. Количество размещенных ориентировок даже привело к стычкам участников движения с чиновниками подмосковного Дедовска.

«Случай с Матвеем Ивановым в Дедовске — сложный и вопиющий. Пока малыш не найден, я не готов его комментировать. За время поисков по Дедовску мы разместили около 150 тыс. ориентировок. Штаб работает в круглосуточном режиме. Очень много подключилось разных организаций. Благодаря такому резонансу, ориентировкам и СМИ удалось выйти на похитителей», — поясняет Сергеев.

Другая история, но уже со счастливым концом — спасение девятилетней дочки бизнесмена Даши Поповой, похищенной 57-летним бывшим оперативником полиции Алексеем Максимовым чуть более двух лет назад в Ростове-на-Дону. Он проигрался в карты и надеялся получить выкуп за ребенка. Похититель возил ее в багажнике автомобиля.

«Восемь дней Даша находилась у похитителя. Все это время тема не уходила из топов местных СМИ. Мы разместили около 40 тыс. ориентировок. Гигантское количество людей вышло на поиски. В некоторые дни до тысячи человек одновременно выходили. Как результат, Даша вернулась.

Похитителя сдала сожительница. И повлияло на ее решение обратиться в полицию именно давление общества», — уверен лидер «Лизы Алерт».

Резонанс, связанный с историей Даши Поповой, сильно повлиял и на похитителя. Меньше чем через месяц после задержания Алексей Максимов повесился в СИЗО.

Волонтеры рады: случаи с похищениями в их практике все-таки большая редкость. Основной спецификой отряда остаются оперативные поиски пропавших в городе и лесах. Для этого организаторы «Лизы Алерт» взаимодействуют с оперативными службами и ведомствами, кроме того, у них есть технология проведения поисковых мероприятий.

«Сказать, кто нашел человека, иной раз сложно. Мы приезжаем на место, оставляем ориентировки на железнодорожных и автостанциях, объясняем охранникам. Предположим, охранники на станции заметили «потеряшку» и поймали. Кто нашел? Целая группа людей, целая цепочка событий. Очевидно, что, если бы нас там не было, ничего бы не произошло. Но так не всегда. Если говорить про лесные поиски, там все намного серьезнее. Либо мы есть, либо нас нет. Редко когда срабатывают какие-то другие факторы. Хотя сотрудников МЧС и полиции на лесных поисках мы стали встречать чаще», — говорит Сергеев.

Правоохранители к волонтерам относятся везде по-разному. Делиться информацией и работать со штатскими соглашаются не все.

«В основном мы эффективно взаимодействуем. Но бывают и негативные примеры, — признается Сергеев. — Тут все зависит от конкретного человека. Важно не делить полномочия — кто главный, кто не главный. Бывают такие сотрудники полиции на поисках: «Я тут главный, весь стою такой в форме, а вы кто?» А мы просто граждане, которые тебе платят зарплату, отчисляя свои налоги. Только и всего. Это тоже не стоит забывать. Но многие готовы к совместной работе — в Истринском районе, например, или в Московском уголовном розыске».

За четыре года деятельности ПСО «Лиза Алерт» стал полноценной добровольческой организацией. Волонтеры принимали участие в спасательных операциях во время наводнения в Крымске, на Алтае, Дальнем Востоке, развозили пострадавшим гуманитарную помощь. Однако о подобных операциях волонтеры говорят с неохотой. Мол, «надо было — мы поехали, а кто бы не поехал?»

«Да, был Крымск, и мы там были. Мы даже думали в 2013 году в составе отрядного собрания создать специальное подразделение, занимающееся чрезвычайными ситуациями. Собрание проголосовало против. Это все факультативные мероприятия, а мы узкоспециализированная организация», — поясняет Сергеев.

Главной победой за годы работы участники движения считают базу неизвестных пациентов в столичном регионе.

Проект, запущенный по инициативе «Лизы Алерт» правительством Москвы, готовится вот-вот выйти в свет. Интернет-портал уже работает в тестовом режиме. Открытие его полной версии запланировано на конец этого или начало следующего года. Портал будет иметь несколько уровней доступа для сотрудников спецслужб и правоохранительных органов, а также для простых граждан. Потерявшие близких получат возможность вести поиск по приметам среди попавших в больницы Москвы и Подмосковья.

Несмотря на созданную базу, в ПСО «Лиза Алерт» уверены, что их труд «на земле» будет востребован еще долгие годы. А значит, нужно постоянно улучшать технологии поисков и оснащение отрядов.

«У нас не так много источников громкого звука для обнаружения заблудившихся в лесу и другого специального оборудования, как, скажем, у сотрудников полиции. Финансовую помощь «Лиза Алерт» не принимает, никаких интернет-кошельков и всего такого. Все делаем своими средствами. Это иногда вызывает трудности в регионах у небольших, только зарождающихся отрядов. Но главное — это люди, а не техника. Чем больше неравнодушных людей, тем вероятнее успех».