Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Гей-угроза идет от детей

Закон о гей-пропаганде начал работать против самих несовершеннолетних

Анастасия Берсенева 03.02.2014, 13:39
РИА Новости

Закон о гей-пропаганде начал работать против несовершеннолетних. В Брянской области школьницу поставили на контроль комиссии по делам несовершеннолетних из-за систематического распространения соответствующей информации, а полиция Нижнего Тагила возбудила дело в отношении создателя сайта для ЛГБТ-подростков «Дети-404».

В понедельник администрации Дятьковского района Брянской области пришлось разъяснять ситуацию вокруг ученицы 9-го класса, которая была обвинена в гей-пропаганде. В постановлении районной комиссии по делам несовершеннолетних, которое школьница передала правозащитникам, указано, что «пропаганда велась систематически».

Это выражается «в открытом признании себя лицом нетрадиционной сексуальной ориентации, распространении информации, направленной на формирование у несовершеннолетних искаженного представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных сексуальных отношений», говорится в документе.

Эксперты комиссии также проверяли, не пыталась ли ученица кого-нибудь изнасиловать. После этого в постановлении появилась запись: «Физических действий, посягающих на половую неприкосновенность несовершеннолетних, не совершает».

По итогам проверки школьницу поставили на контроль. Полиция отказалась возбуждать уголовное дело.

«Это чудовищная история, такое происходит в первый раз, и это вопиющий случай», — заявила «Газете.Ru» Елена Климова, руководитель группы поддержки ЛГБТ-подростков «Дети-404». По ее словам, в самой школе об ориентации девушки не знали. «То есть она не бегала по школе, не кричала, что она лесбиянка, — поясняет Климова. — История произошла еще три месяца назад. Девочку вычислили гомофобы. Она писала о своей ориентации на странице «ВКонтакте», публиковала там новости из ЛГБТ-сайтов, про того же депутата (законодательного собрания Санкт-Петербурга Виталия Милонова. — «Газета.Ru») Милонова. Гомофобы нашли телефоны ее школы, позвонили директору, учителям, в администрацию района, даже ее матери. Сделали ей такой каминг-аут».

После этого в Дятьково вспыхнул скандал, во время которого Климова и ее соратники поддерживали девушку морально. Ее мать болезненно восприняла новость. «Как отреагировали одноклассники, нам неизвестно. Но она держится молодцом, она очень сильная девчонка, ее просто так не сломать. Мне только страшно, что ее сейчас найдут и начнутся новые нападки», — поясняет Климова. Сама школьница говорит, что после окончания 9-го класса она хочет уехать из города.

В полиции области заявили, что они не имеют отношения к этой истории. В комиссии по делам несовершеннолетних Дятьковского района «Газете.Ru» пояснили, что они комментарии не дают, перенаправив журналиста к заместителю главы района.

Заместитель главы района Елена Кривцова заявила, что речь идет о постановке на контроль, а не на учет. «Это две абсолютно разные формы работы, — заявила Кривцова «Газете.Ru». — На контроль — это значит интересоваться, какую работу школа ведет с ребенком, насколько ребенку комфортно или некомфортно в семье. Как ребенок себя ощущает, потому что ребенок — подросток, у подростка психика ранимая. Эти дети пока еще не нашли себя в жизни. Поэтому, чтобы не навредить ребенку, эту работу нужно вести аккуратно и осторожно».

Однако при этом Кривцова сразу раскрыла журналисту имя и фамилию школьницы, чего не стали делать представители группы поддержки ЛГБТ-детей.

Источник «Газеты.Ru» в правительственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав заявил, что особых указаний по работе с ЛГБТ-детьми нет. «О таком случае мы не слышали, будем уточнять», — добавил собеседник.

«Это дискриминация ученика, печать неблагонадежности», — заявил «Газете.Ru» бывший учитель географии из Хабаровска Александр Ермошкин, сам ставший жертвой травли со стороны гомофобов из-за своей ориентации и вынужденный уволиться. Он говорит, что ЛГБТ-подростки практически всегда подвергаются травле со стороны сверстников и даже учителей. Те же учителя, кто мог бы вступиться, предпочитают оставаться в стороне и вынуждены молчать. «Я не вижу опасности в пропаганде. Из-за пропаганды еще никто не стал геем. Все говорят об этом, но нет ни одного примера», — указал Ермошкин.

«Получается, что закон о запрете гей-пропаганды среди несовершеннолетних оборачивают против самих несовершеннолетних. Это бред же!» — говорит Климова.

В последний день января Елена Климова сама стала фигурантом административного дела о гей-пропаганде за работу страницы поддержки ЛГБТ-подростков «Дети-404», созданной во «ВКонтакте».

Привлечь ее потребовал депутат законодательного собрания Санкт-Петербурга Виталий Милонов. По его мнению, Климова совершила правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 6.21 КоАП РФ, запрещающей «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений».

17 января Климову вызвали к следователю по месту жительства — в отделение полиции Нижнего Тагила. Отношение было вполне нормальным, особого желания возбуждать дело у следователя не было, говорит Климова. А уже 31 января ее вызвали во второй раз, сообщив о возбуждении дела. «Сказали, что так решили. Кто решил — я так и не поняла», — объясняет она. Сейчас ее адвокат готовится к суду, дата рассмотрения еще не назначена. Помимо страницы группы «ВКонтакте» есть еще зеркало сайта в фейсбуке. «Но Милонов, видимо, про него не знал, — говорит Климова. — Кроме того, мы сейчас разрабатываем наш собственный сайт».

Впрочем, она уверена, что ей удастся доказать в суде свою правоту. «У нас на сайте нет гей-пропаганды. По закону гей-пропагандой является информация, направленная на формирование у несовершеннолетних нетрадиционных сексуальных установок и привлекательности нетрадиционных сексуальных отношений. Мы публикуем письма ЛГБТ-подростков, которые рассказывают, как им тяжело жить в обществе. Они сталкиваются с разными видами насилия — физическим, психическим и даже сексуальным со стороны и одноклассников, и родителей, и друзей.

Вряд ли информация о том, как тяжело и трудно быть геем, как страдают эти подростки, которым некуда обратиться, может кого-то натолкнуть на мысль о том, что быть геем — хорошо.

Многие рассказывают, что они не радовались, осознав свою гомосексуальность, они пытались вылечиться, ходили в церковь, встречались с девушками, смотрели порно, но приходили к выводу, что не могут себя изменить. При этом они сильно мучились, и я не вижу в этом гей-пропаганды», — рассказывает Климова.

Группа «Дети-404» является единственной в России группой поддержки ЛГБТ-подростков. Она была создана в марте 2013 года, и с тех пор на ее страницах было опубликовано более тысячи писем — от подростков со всей России, а также от взрослых со словами поддержки. У группы есть психологи, которые в случае необходимости связываются с подростками и дают им советы.

«Наши соратники в ряде городов оказывают различную помощь, они готовы приютить у себя дома подростков, если их выгоняют из дома родители, узнавшие об их ориентации. Были и такие случаи, — рассказывает Климова. — Вот случай: пишет Максим из Воронежа, 17 лет: «Не так давно, позавчера, был грандиозный скандал, меня отходили ногами, тапками и ремнями. Что мне делать дальше? Отец сказал, что выбьет из меня эту дурь, покалечит, пока я не стану нормальным». Он общался с психологом, когда было особенно трудно, он жил у нашей активистки в Воронеже, она говорила с его родителями, вроде все устаканилось. Сейчас Максим пытается жить самостоятельно. Еще одного юношу в конце 2013 года выгнали из дома. Его приютила наша активистка в Подмосковье. Сейчас он уехал в Санкт-Петербург, ищет там работу».

Климова говорит, что основная проблема детей — одиночество, у них нет возможности выговориться. Даже то, что они могут написать в этот проект, им очень многое дает.

Угрозы ей поступают постоянно. «Националисты нам пишут оскорбления, — объясняет Климова. — На нас обратил внимание Максим Марцинкевич (по прозвищу Тесак. — «Газета.Ru»). Я писала про его акцию «Оккупай педофиляй», а когда он узнал, что я ЛГБТ-активист, то очень оскорбился этим. Написал, что назначает денежную награду за мою голову, точнее, за интервью со мной. А что такое интервью — это когда тебя ловят, снимают на камеру. Мне пришлось скрываться какое-то время. Тогда мне поступало множество угроз. Но никто не знал, где я живу, думали, что в Санкт-Петербурге. Сейчас-то все будут знать, что в Нижнем Тагиле».