30 тысяч фактов коррупции

Количество коррупционных дел выросло в три раза за три года, заявили в СК

Анастасия Берсенева 09.12.2013, 19:13
__is_photorep_included5795889: 1

Полицейские и чиновники местных администраций — лидеры по числу обвиняемых во взяточничестве. Это следует из отчета Следственного комитета о состоянии борьбы с коррупцией в стране. В целом же количество уголовных дел этой категории за последние три года выросло в три раза. Социологи говорят, что у обывателей борьбу с коррупцией символизирует не статистика, а громкие суды над высокопоставленными чиновниками.

Следственный комитет обнародовал последнюю статистику по уголовным делам коррупционной направленности. За девять месяцев 2013 года в производстве следователей находилось около 30 тыс. таких дел. В ведомстве отметили сильный рост количества расследований обвинений в мздоимстве: за аналогичный период прошлого года СК возбудил 20,6 тыс. коррупционных дел, а за первые девять месяцев 2009 года — лишь около 11 тыс.

Таким образом, за три года у следователей стало в три раза больше работы, связанной с расследованием преступлений взяточников и казнокрадов.

Следователи отмечают, что число поступающих к ним сообщений о коррупционерах снизилось — с 42 тыс. до 37 тыс., зато данные стали чаще подтверждаться. По двум третьим обращений граждан были возбуждены уголовные дела.

Из возбужденных в этом году дел почти по трети — 9,2 тыс. — следствие завершено, из них почти 8 тыс. дел уже ушли в суд. В залы судебных заседаний будут вызваны в качестве обвиняемых девять депутатов разных уровней, 52 представителя органов исполнительной власти, 15 судей и сотрудников судов, 11 прокуроров и помощников прокуроров, 11 следователей СК, 64 сотрудника Госнаркоконтроля.

Но лидирующее положение среди обвиняемых в коррупции должностных лиц занимают полицейские — 987 человек — и сотрудники городских и поселковых администраций — 771 человек.

Громкие дела в этом году были связаны с хищениями, растратами и взятками на самом верху. Разумеется, центральным является расследование о мошенничестве с имуществом Минобороны России. «В настоящее время расследуются уголовные дела в отношении мэров городов Ярославля, Астрахани, Видное Московской области, проводятся либо уже окончены расследования по уголовным делам в отношении целого ряда министров региональных правительств, например Оренбургской, Свердловской, Нижегородской областей, Якутии, Северной Осетии и других регионов, — говорится в официальном сообщении СКР. — Расследуются уголовные дела в отношении вице-губернатора Челябинской области по делу о мошенничестве в сфере долевого строительства, первого вице-губернатора Новгородской области по делу о многомиллионных хищениях в сфере дорожного строительства».

В ведомстве напоминают, что в этом году был осужден экс-губернатор Тульской области Вячеслав Дудка и бывший директор департамента имущественных и земельных отношений Тульской области Виктор Волков, признанные виновными в получении взятки в размере 40 млн руб. Осужден экс-директор департамента здравоохранения Тульской области Евгений Юдин, закупавший томографы по завышенным ценам. Суд готовится к рассмотрению уголовного дела в отношении бывшего сити-менеджера Ставрополя Игоря Бестужего, обвиняемого во взяточничестве на сумму более 50 млн руб. и незаконном обороте оружия. На Дальнем Востоке завершено расследование дела в отношении экс-министра транспорта и дорожного строительства Камчатского края Владимира Силюкова, действия которого, по мнению следователей, нанесли краевому бюджету ущерб на сумму более 109 млн руб.

Говоря об ущербе от действий коррупционеров, в СК называют сумму 9,3 млрд руб.

Ранее о коррупционных делах отчиталось ведомство Юрия Чайки. У Генпрокуратуры также отмечается рост подобных дел — за первое полугодие было зарегистрировано почти 30 тыс. таких преступлений, при том что в 2012 году всего было выявлено свыше 49,5 тыс. преступлений коррупционной направленности.

Тема борьбы с коррупцией в последнее время активно обсуждается в органах власти. Руководитель администрации президента России Сергей Иванов признался в интервью ИТАР-ТАСС, что коррупция в нашей стране латентная и сложная. «Заниматься борьбой с коррупцией в масштабах всей страны просто невозможно: вообще не существует никакой волшебной таблетки, с помощью которой можно победить коррупцию за один день или даже за один год», — заявил Иванов.

Между тем многие россияне давно признаются, что не считают предосудительным дать взятку должностным лицам или отблагодарить их за решение своей проблемы.

По данным опроса Левада-центра, негативно оценивают передачу взятки лишь 22% респондентов. 30% прямо заявили, что это вполне допустимо.

40% считают, что в целом это действие предосудительно. Остальные затруднились ответить. Если вместо взятки в вопросе звучало слово «благодарность», под которым подразумевался подарок должностному лицу, то 83% россиян говорили, что они готовы так поступать.

Социологи считают, что публикация статистики с ростом уголовных дел о коррупции не повлияет на поведение россиян.

«Граждане не считают коррупционные дела по цифрам, они воспринимают борьбу с коррупцией посредством телевизора, — объяснил «Газете.Ru» директор Института политической социологии Вячеслав Смирнов.

— То есть если в телевизоре показывают, что кто-то из высокопоставленных чиновников — замминистра, губернатор, начальник — пошел под суд и сел, то народ только в этом случае считает, что идет борьба с коррупцией».

По словам Смирнова, сам обыватель не сталкивается с коррупцией в том понимании, какое он сам вкладывает в это слово. «Если он дает автоинспектору взятку за освобождение от штрафа, то он не считает это коррупцией. Он не считает коррупцией деньги, которые он дает врачу, чтобы его маму положили не в коридоре, а в палате. Потому что за эти деньги ему предоставляются какие-то услуги. А вот если взяли, но ничего в ответ не дали, то тут обыватель возмущается. У нас коррупцией возмущаются, либо когда давать нечем, либо когда много просят.

Обычно граждане считают коррупцией то, что в мире называется казнокрадством, — когда за счет бюджета кто-то обогащается. И они хотят видеть, как сажают богатых.

А цифры, которые приводятся в прессе, на обывателя впечатления не производят. Что 11 тыс. дел, что 30 тыс. — удовольствия никакого», — говорит Смирнов.

Зато цифры могут воздействовать на должностных лиц. «Чиновники понимают, что идет кампания, что полиции и другим правоохранительным органам просто надо отчитываться, и, чтобы показать свою деятельность, они шлепают новые дела, может быть, не всегда правильные, но обычно на тех, у кого есть какие-то грехи и которые могут откупиться. Так что людям, которые борются с коррупцией, высокая статистика выгодна: если 30 тыс. дел возбуждено, то еще столько же не возбуждено, потому что их отблагодарили», — поясняет Смирнов.