«Он виновен только в том, что родился»

Экс-банкир Урин приговорен к 7,5 годам колонии за мошенничество

Дарья Загвоздина 22.03.2013, 20:19
Экс-банкир Урин приговорен к 7,5 годам колонии за мошенничество Андрей Стенин/РИА «Новости»
Экс-банкир Урин приговорен к 7,5 годам колонии за мошенничество

Суд приговорил бывшего банкира Матвея Урина к 7,5 годам колонии за мошенничество в особо крупном размере. По данным следствия, Урин в течение двух лет проводил финансовые махинации и причинил пяти банкам ущерб на сумму 16 млрд рублей. Адвокаты осужденного уверены, что их клиент невиновен и должен быть оправдан.

Замоскворецкий райсуд Москвы в пятницу приговорил экс-банкира Матвея Урина к 7,5 годам колонии общего режима, сообщает Генпрокуратура. Урина признали виновным по ч.4 ст.159 УК РФ (мошенничество, совершенное организованной группой, в особо крупном размере). Отбывать наказание он будет в исправительной колонии общего режима.

По данным следствия, В 2009—2010 годах участники преступной группы, во главе которой стоял Урин, создавали фиктивные банки, от имени которых выпускали высоколиквидные ценные бумаги (акции и облигации), которые продавали действующим банковским учреждениям. Вырученные таким образом деньги поступали на счета фирм-однодневок, подконтрольных мошенникам. Как сообщили в пресс-службе Генпрокуратуры, в результате финансовых махинаций пяти банковским учреждениям причинен ущерб на сумму почти в 16 миллиардов рублей.

Своим решением суд также частично удовлетворил заявленные банками гражданские иски, обязав Урина выплатить около 1,7 миллиарда рублей за причиненный ущерб. Ранее представитель потерпевших банков Евгений Куфтинов заявлял иск о взыскании 12 млрд рублей.

Защита бывшего бизнесмена утверждает, что Матвей Урин не виновен.

«Приговор несправедливый, Урин должен быть оправдан», — заявил «Газете.Ru» адвокат осужденного Владислав Мусияка.

По его словам, в материалах дела отсутствует достаточная доказательная база. «Он виновен только в том, что родился», — считает защитник. Cам Урин в суде также вину не признал. Мусияка намерен обжаловать приговор, как только получит текст решения суда.

Процесс по делу о мошенничестве в отношении Матвея Урина продолжался более года, причем, когда бизнесмена заподозрили в преступных махинациях, он уже отбывал срок за избиение голландского предпринимателя. В ноябре 2011 года Кунцевский суд осудил его за хулиганство, побои и умышленное уничтожение и повреждение имущества на 4,5 года.

По версии следствия, 14 ноября 2010 года Урин и его охрана на двух машинах выехали на Рублево-Успенское шоссе, где чуть не спровоцировали ДТП: автомобили Урина не уступили дорогу движущейся по шоссе машине BMW, за рулем которой находился гражданин Голландии Йоррит Йост Фаассен. Инцидент мог остаться без последствий, но банкир потребовал от водителя догнать иномарку и разобраться. В районе 5-го километра Рублевки машины бизнесмена догнали и заблокировали BMW.

Охранники, орудуя битами, избили водителя и повредили его автомобиль.

Голландец запомнил номера машин и сообщил их милиции, после чего отправился в травмпункт, где у него зафиксировали черепно-мозговую травму. Позже стало известно, что до апреля 2010 года голландец был членом правления «Стройтрансгаза», аффилированного с «Газпромом». В прессе и на бизнес-форумах его называли очень влиятельным человеком и даже знакомым семьи Владимира Путина.

Урина задержали в тот же день, и, пока он находился под следствием, Центральный банк отозвал лицензии у банков, к которым банкир имел отношение — Традо-банк», «Славянский банк, челябинский «Монетный дом», ростовский Донбанк и екатеринбургский Уралфинпромбанк.

Уже после решения суда по делу об избиении иностранца, находясь в колонии, Урин стал фигурантом нового дела. По версии следствия, 37-летний экс-банкир летом 2009 года вступил в преступный сговор с председателем Традо-банка Еленой Костенко. Группа соучастников во главе с Матвеем Уриным создала фиктивные организации «Эдвантис Капитал», «Форвард Капитал», «Ричмонд Секьюритис» и «Бест Инвестмент». В период с 17 июня 2009 года по 15 ноября 2010 года компании изготовили поддельные договоры купли-продажи ценных бумаг крупных компаний. Такие же договоры были оформлены и на нескольких физических лиц — для этого без их ведома были использованы копии их паспортов, а один из них и вовсе оказался вымышленным персонажем. Сделки купли-продажи акций якобы заключались с такими компаниями, как «Газпром», «ЛУКойл», «Норильский никель», Сбербанк, «Роснефть», «Уралкалий», «Татнефть», «Роснефтегаз», МТС, «Уралсвязьинформ», «Аэрофлот», «Северсталь», ФСК ЕЭС, ТМК, РЖД, Россельхозбанк, банк «Петрокоммерц», МДМ-банк, Номос-банк, «Транснефть», банк «Русский стандарт», банк «Ренессанс Капитал», ОАО «Мечел», АФК «Система» и другими. В 2009 и 2010 годах эти акции приобрели столичные Славянский банк и «Традо-банк», челябинский банк «Монетный двор», екатеринбургский Уралфинпромбанк и ростовский Донбанк.

По мнению прокуратуры, председатели пострадавших банков, за исключением Елены Костенко, не знали о преступных махинациях Урина.

За два года банки приобрели акции на 16 млрд рублей, а когда Урина задержали, махинации вскрылись и банки оказались банкротами.

Ранее адвокат Мусияка утверждал, что его клиент удобен для следствия, потому что уже сидит по другому делу. По его словам, после задержания Урина председатель Банка России Сергей Игнатьев вдруг написал письмо в Генпрокуратуру о том, какие банки принадлежат Урину, что стало поводом для проверок, после которых появилось новое уголовное дело. При этом после ареста бизнесмена все пострадавшие банки продолжали функционировать в течение месяца, заключать сделки, которые изначально также вменялись Урину. По подсчетам адвоката, помимо них обрушились еще четыре банка только из-за того, что в интернете появлялась информация, что они входят в «группу Урина»: испуганные вкладчики закрывали свои счета, и банки становились банкротами. Защита экс-банкира утверждала, что Урин не может нести ответственность по этому делу: он якобы просто приводил клиентов в банки, а сами сделки подписывали руководители банков, которые, по мнению адвоката, и несут прямую ответственность за это.

Суд выделил в отдельное производство дела соучастников предполагаемого мошенника. Елену Костенко суд приговорил к двум годам колонии-поселения еще в 2012 году за один эпизод мошенничества и обязал ее выплатить потерпевшим около 1,6 млрд рублей. Процесс проходил в особом порядке: Костенко полностью признала свою вину и заключила сделку со следствием — таким образом, она стала основным свидетелем по делу Урина. Среди сообщников бизнесмена значились акционеры банков «Монетный двор», «Уралфинпромбанка» и «Донбанка» Руслан Гусаев и Мурад Кимпаев, объявленные в розыск, а также «неустановленные лица».