Окопное достоинство

Общественный совет при ГУ МВД по Москве не нашел нарушений закона в том, что шестилетнего ребенка допросили в отсутствие родителей

Александра Кошкина 11.11.2011, 20:12
Сын активиста «Другой России» Сергея Аксенова Иван Сергей Аксенов
Сын активиста «Другой России» Сергея Аксенова Иван

Президиум общественного совета при ГУ МВД по Москве обсудил инцидент с задержанием и допросом шестилетнего Ивана Аксенова — сына активиста «Другой России» — и не нашел нарушений в действиях инспектора по делам несовершеннолетних. Родителей Аксенова на мероприятие не позвали. Также на заседании стало известно, что против отца задержанного мальчика, оппозиционера Сергея Аксенова центр Э намерен подать иск о защите чести и достоинства от имени своего сотрудника Алексея Окопного.

В пятницу Общественный совет при ГУ МВД по Москве обсудил ситуацию с задержанием шестилетнего сына оппозиционного активиста незарегистрированной партии «Другая Россия» Ивана Аксенова. На заседание, помимо членов совета, были приглашены три омбудсмена: уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович, уполномоченный по правам человека в Москве Александр Музыкантский и глава президентского совета по правам человека Михаил Федотов. Члены «Другой России» выразили свое возмущение тем, что родителей Аксенова на это мероприятие не позвали.

«У нас неоднократно происходили такого рода разбирательства, и ни разу на эти мероприятия не приглашалась обиженная сторона, — отреагировала на возмущение в беседе с «Газетой.Ru» глава столичного Общественного совета при ГУ МВД Ольга Костина. — Мы не суд и не ток-шоу. Семья высказала свои впечатления ранее, есть их заявления в прокуратуру, где изложены их претензии».

Иван Аксенов, сын члена «Другой России» Сергея Аксенова, был задержан 1 ноября на Триумфальной площади вместе с несовершеннолетней девушкой — няней мальчика. Их доставили в ОВД «Тверское». «Другая Россия» в этот день проводила на Триумфальной еженедельную акцию «Выборы без оппозиции — преступление», не согласованную с властями. Отец мальчика пояснил «Газете.Ru», что всегда просит кого-то из товарищей побыть с ребенком, пока он участвует в митингах. 1 ноября он попросил об этом свою подругу.

Аксенов утверждает, что задержать ребенка и девушку распорядился сотрудник подразделения по противодействию экстремизму (центр Э) Алексей Окопный.

После акции в ОВД «Тверское» был доставлен и сам оппозиционер. Он заявил сотрудникам полиции, что не будет с ними разговаривать, пока не увидит сына. Но к этому времени того уже забрала мать. Позже в интернете появились копии допроса 6-летнего сына Аксенова. «По существу заданных мне вопросов могу пояснить следующее», — с этих слов начинался документ. Согласно протоколу, мальчик рассказал полицейским, что отец часто ходит «на такие мероприятия, где много людей, больше 50 человек, громко кричат». Сам ребенок в это время остается со знакомой родителей Викой, и они вместе стоят на площади неподалеку. «Каждый раз, когда моего папу забирают в полицию, мы с Викой стоим на площадке, которая на улице, и ждем, когда меня заберет моя мама», — говорится в протоколе. Мать ребенка отказалась подписывать протокол, о чем в документе есть пометка.

В пятницу члены совета выслушали историю со слов сотрудников управления по делам несовершеннолетних (ПДН), проводивших этот допрос.

«На сегодняшний день мы установили, что инспекторов ПДН действовали в рамках инструкций, которые у них есть, и ничего не нарушали», — сказала Костина.

Но, по ее словам, они не учли тот факт, что впервые доставленным для объяснений несовершеннолетний оказался сыном политических активистов. «До сих пор по такой же схеме опроса действовали со всеми детьми без присмотра, приведенными с улицы», — отметила она.

По словам Костиной, инспекторы ПДН рассказывали, что ребенок находился на Триумфальной площади в сопровождении несовершеннолетней Виктории, которая числилась в розыске по заявлению родителей. Девушка фотографировала мероприятие, периодически отходила, выбирая ракурс, и возвращалась к мальчику. На них обратили внимание сотрудники полиции. Виктория сказала, что это не ее ребенок и наотрез отказалась отвечать на вопросы о родителях и их телефонах. В результате оба были доставлены в отделение полиции. По дороге Виктория позвонила матери Ивана Анастасии Пустарнаковой.

«Устный опрос ребенка производился сотрудницей ПДН, о чем она сегодня рассказала, а вот протокол этого объяснения был составлен по закону в присутствии Анастасии, — объясняет Костина. — От подписи под протоколом она в письменном виде отказалась, но написала объяснение, что не имеет претензий к сотрудникам ОВД». Далее Анастасия с ребенком поехала домой, а Виктория осталась ждать своих родителей. «Оказалось, что эта девочка с непростой судьбой, родители в разводе, она попадала в приют, неоднократно оттуда сбегала, поэтому маму найти удалось, но приехать за ней она отказалась, — рассказывает глава совета. — Виктория была направлена в медицинское учреждение, на следующий день ее оттуда забрали».

По ее словам, от обсуждения задержания шестилетнего Ивана совет перешел к тому, как избежать участия детей в любых политических акциях. «Мы пришли к выводу, что на сегодняшний день мы такого механизма не знаем, и к единогласному мнению не пришли», — констатировала она.

Костина также отметила, что полиция должна была быстрее отреагировать на обвинение в СМИ и дать возможность сотрудникам ПДН рассказать эту историю раньше. «История получила широкий общественный резонанс, поскольку в информировании граждан были допущены некоторые, мягко говоря, перегибы, — сказала она. — Также мы думаем порекомендовать инспекторам ПДН впредь в случае доставления несовершеннолетнего с политических акций в процессе его опроса и составления объяснений избегать указаний на политическую окраску деятельности родителей».

Костина также сообщила, что центр Э планирует подать иск о защите чести и достоинства своего сотрудника Алексея Окопного.

«По регламенту МВД иск о защите чести и достоинства должно подавать правовое управление его ведомства, а не он лично, — объясняет она. — На сегодняшний его подразделение собрало материалы, которыми они намерены проиллюстрировать ситуацию, и передало их в правовое управление полиции для обращения в суд».

Отец мальчика Сергей Аксенов заявил «Газете.Ru», что он приветствует намерение Окопного подать в суд, поскольку заинтересован в максимально широком освещении инцидента, произошедшего с его сыном, а также «первопричины конфликта» — факта, что мэрия Москвы не санкционирует акции протеста оппозиционеров. «Я думаю, что у Алексея Окопного нет ни чести, ни достоинства, поэтому защищать ему нечего», — сказал он. По словам оппозиционера, 16-летняя Виктория подвергается «преследованиям» со стороны Окопного. «Его фраза открытым текстом: «Еще раз меня сфотографируешь — задушу». Оскорбления, скажем так, сексуального характера, которые я лично не берусь повторять. Он всякий раз, когда ее видит, пытается ее словесно оскорбить и психологически расшатать. Это она рассказывала», — сообщил Аксенов.

Уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович в беседе с «Газетой.Ru» сказал, что дал уже с десяток интервью, и предложил поискать эту информацию в интернете. Ранее именно он заявлял, что обратится по этому поводу к начальнику столичного управления МВД Владимиру Колокольцеву с просьбой разобраться, почему ребенка допрашивали без законного представителя. Судя по публикациям в интернете, Бунимович согласился, что ничего противозаконного в действиях сотрудников полиции не было.

Однако глава президентского совета по правам человека Михаил Федотов по-прежнему называет ситуацию беспрецедентной. По его словам, общественный совет в вопросе законности действий полиции еще не поставил точку.

«Мне показалось, что общественный совет всерьез заинтересован разобраться в этой беспрецедентной ситуации и сделать все, чтобы эта ситуация не стала традицией, обычной практикой», — сказал он «Газете.Ru». По его словам, в пятницу рассматривалась только часть этой истории — пребывание ребенка в ОВД «Тверское». «Не рассматривался вопрос, как он доставлялся в отделение. А я считаю, что этим тоже нужно заняться, и общественный совет, как я понимаю, намерен продолжить это исследовать, — отметил он. — Кроме того, ставить точку в вопросе о том, что происходило с ребенком в ОВД, также рано. Я намерен специально изучить практику работы инспекторов по делам несовершеннолетних в отношении детей, не совершивших правонарушений. Нужно изучить, какие обычно документы они составляют при опросе ребенка, и сравнить с протоколом по делу Вани Аксенова. Тогда все станет понятно». По его словам, на заседании совета также подчеркивалось, что недопустимо придавать этой истории политический характер и воздействовать на ребенка с учетом взглядов его родителей. Федотов добавил, что сразу после заседания совета отправился в ОВД «Тверское», чтобы лично изучить все первичные документы.

Член общественного совета при столичном управлении МВД Алексей Венедиктов раскритиковал решение президиума совета, который признал правомерными действия правоохранительных органов.

«Это решение малодушное и трусливое. Общественный совет впервые со дня своего существования отказался заслушать обе стороны конфликта. Сделал это намеренно и выслушал только представителей полиции», — сказал он «Интерфаксу». Венедиктов намерен инициировать заседание большого совета по этому вопросу, обратившись с этим к начальнику ГУ МВД Москвы.