Кого слушает президент

«Людей выживают строго в рамках закона»

СК проверяет обоснованность двадцатикратного увеличении платы за коммунальные услуги в доме в центре Москвы

Варвара Петренко 18.10.2011, 12:29
Размер коммунальных платежей в доме варьируется от 57 тыс. до 102 тыс. рублей в месяц РИА «Новости»
Размер коммунальных платежей в доме варьируется от 57 тыс. до 102 тыс. рублей в месяц

Следственный комитет проверяет обоснованность двадцатикратного увеличении платы за коммунальные услуги в доме в центре Москвы. Формально цены на содержание и ремонт жилья могут быть какими угодно, напоминают эксперты, главное, чтобы за них проголосовало общее собрание ТСЖ. А таким «экономическим» способом владельцы нежилых помещений, оставаясь в рамках закона, «выдавливают» москвичей из центра города.

Следственный комитет проверяет заявление пенсионерки о необоснованном увеличении цен на содержание и ремонт жилья в доме № 15/12 на улице Большая Молчановка в центре Москвы. Как сообщила «Газете.Ru» представитель ГСУ СК по Москве Виктория Цыпленкова, «в ходе доследственной проверки было установлено, что с мая 2009 года жильцам стали приходить единые расчетные документы, в которых тариф на содержание и ремонт увеличился более чем в 10 раз: с 6,66 рублей за квадратный метр до 68,05 рублей. В декабре 2009 года эта сумма выросла уже до 115 рублей за квадратный метр. В сумму перерасчета входила также оплата работы фактически отсутствующего консьержа».

Таким образом, размер коммунальных платежей в доме варьируется от 57 тыс. до 102 тыс. рублей в месяц. В результате, малоимущие жильцы вынуждены покидать свои квартиры в центре Москвы, отмечают в СК.

Товарищество собственников жилья «Большая Молчановка 15/12», зарегистрированное в 2007 году, создано, по мнению пенсионерки, незаконно, и сейчас идет судебное разбирательство о признании протокола общего собрания собственников жилья недействительным. Жители дома неоднократно обращались в управу района «Арбат» и префектуру Центрального административного округа, отметили в СКР, поэтому «правовая оценка по результатам проверки» будет дана не только действиям председателя ТСЖ Андрея Прокопенко и членов правления товарищества, но и «действиям муниципальных чиновников».

В свою очередь, местные власти утверждают, что стоят на стороне жителей и, видя ущемление прав граждан, сами обратились в правоохранительные органы с просьбой провести проверку. «Проблема заключается в том, что в ТСЖ большинство голосов принадлежит собственникам нежилых помещений и жители оказались в меньшинстве, — рассказал «Газете.Ru» пресс-секретарь префектуры ЦАО Павел Большунов. —

Кроме пяти-шести семей пенсионеров, все остальные собственники в доме используют свои помещения в коммерческих целях и хорошо на них зарабатывают».

По словам Большунова, когда огорошенные цифрами в платежках граждане пожаловались в управу, районное руководство сразу обратилось в правоохранительные органы, так как «стало ясно, что руководство ТСЖ создает искусственную ситуацию, чтобы выдавить жителей из дома за счет непомерных поборов и завладеть всем домом». Теперь, считают в префектуре, главное, чтобы «фискальные органы не пошли по формальному пути, а объективно во всем разобрались».

Между тем проблема заключается в том, что формально цены на содержание и ремонт жилья действительно могут быть какими угодно — это вытекает из норм действующего Жилищного кодекса.

И если суд признает действительными протоколы общего собрания собственников, принявшего решение о создании ТСЖ и затем утвердившего именно такие цены на обслуживание дома, предъявить правлению ТСЖ будет нечего.

«Ситуация очень плохая — людей выживают из элитного района строго в рамках закона, — считает специалист по жилищному законодательству, депутат Госдумы Галина Хованская. — Если тарифы на ЖКХ устанавливает город, то размер платы за жилищные услуги устанавливают сами собственники на общем собрании».

По словам представителя движения «Жилищная солидарность» Татьяны Варской, идет планомерное омертвление исторических центров больших городов. «За последнее десятилетие произошел большой отток населения из ЦАО, и этот процесс продолжается, — говорит Варская. — То же самое происходит в Санкт-Петербурге, сначала приватизируются и переводятся в категорию нежилых помещений первые этажи зданий, затем вторые. Жители на последних этажах держат оборону, но силы не равны».

Яркий пример такого товарищества в «мертвом доме» — ТСЖ «Вектор» в Большом Козихинском переулке, считает Варская. «Жителей оттуда выжили давно, ТСЖ создавали с какими-то непонятными людьми. А председатель ТСЖ там застройщик-девелопер. И это всего лишь одна из форм рейдерского захвата аппетитных домов в центре», — отмечает эксперт.

По ее мнению, когда на общем собрании голосуют собственники огромных нежилых помещений, выхолащивается сама сущность ТСЖ — вместо них возникают товарищества собственников нежилых помещений, а оставшиеся в меньшинстве жители попадают под диктат коммерсантов. Нередко подливают масла в огонь и чиновники, складывающие долю города — муниципальные квартиры и подвалы — с долей какого-нибудь владельца магазина на первом этаже, чтобы получить больше 51% голосов.

«Все помнят заявление одного олигарха от градостроения, что если у вас нет дохода в три тысячи евро, вам нечего делать в Москве. Чиновники, похоже, рассуждают так же, — считает Варская. — Иначе давно внесли бы ограничения для владельцев нежилых помещений». Например, можно было бы изменить порядок голосования, чтобы количество голосов зависело не от размера площади собственника, а от числа самих собственников, или ввести для собственников больших коммерческих площадей понижающий коэффициент, считает эксперт.

«Одно из первых заявлений Сергея Собянина было о необходимости поддержки малого бизнеса и, в частности, путем предоставления помещений на первых этажах жилых домов, — напоминает Варская. — Мы сразу направили от нашего экспертного сообщества письмо в мэрию о том, что прежде надо провести полную инвентаризацию таких помещений. Но пока этого не произошло. И в жилых домах обосновываются офисы коммерческих организаций и увеселительные заведения. Например, в моем доме на Пресне сразу четыре кафе, и у нас во дворе каждый день праздник — фейерверки, крики и драки».