Кого слушает президент

День народного поединства

Россия праздновала «День народного единства»

Иван Смирнов, Павел Никулин 05.11.2008, 11:54
Андрей Стенин

Страна отпраздновала «День народного единства». Единство было продемонстрировано только на манифестации «Единой России», где все улыбались и махали флажками. Остальная часть народа не подралась между собой только потому, что на улицы были выведена милиция.

В Москве «День народного единства» единения не принес никому. Вероятно, только для того, чтобы россияне не передрались, в праздник на улицы столицы выгнали милицию, войска, скорую помощь, пожарных, чекистов и специальную технику. Подразумевалось, что это сделано для того, что оградить хороших граждан от нехороших — «фашистов», собиравшихся на «Русский марш».

В Москве их было целых три.

На «Русский марш» от Движения против нелегальной иммиграции (Белова-Поткина) к полудню собирались на станции метро «Арбатская». Сотрудники милиции выгоняли кучки молодежи на поверхность. Упирающимся они обещали «устроить провокацию». Ждали лидера ДПНИ, чтобы тот объяснил, что делать и куда идти. Потому что в анонсе из указаний было лишь — собраться на станции «Арбатская» и «идти на Кремль». Но Белова не было, и молодежь, выйдя на поверхность, повернулась было лицом к Кутафьей башне. Идти к Кремлю оказалось сложно. Националисты были заперты в тесном загоне из строительных сеток, огораживающих стройку. Со стройки на правых спокойно смотрели гастарбайтеры. Националисты недовольно мычали и пытались сломать заграждения. ОМОН не заставил себя ждать. Националистов стали хватать и заталкивать в автобусы.

«Бей ментов!» — раздались панические крики. Ментов не били, наоборот, резво убегали от них кто куда.

Один из милиционеров нес трофей — триколор на древке, и уже было примерился его сломать, когда к нему, крича от ужаса, кинулись другие милиционеры.

Толпа разделилась. Большая часть переместилась к ресторану «Прага». Арьергард уныло бросил дымовую шашку и был разбит. Шествие двинулось по Старому Арбату, выкрикивая лозунги и зажигая дымовые шашки.

В голове колонны неожиданно появились Александр Белов и глава Славянского союза Дмитрий Демушкин.


Александр Белов решительно вскидывал вверх кулак. «Россия для русских, Москва для москвичей, — кричали идущие, — а ну-ка давай-ка у..бывай отсюда!» Так продолжалось до тех пор, пока колонна не встретила на своем пути невеликую шеренгу ОМОНа. Поднатужившись, националисты прорвали ее, и пошли дальше. На вторую попытку не хватило сил – у станции метро «Смоленская», обогнав марширующих по Новому Арбату, колонну встретили ОМОНовцы в защитном обмундировании. Господа Белов и Демушкин куда-то исчезли, говорили, что их арестовали милиционеры.

Остальные скинхеды (из тех, кто не убежал в переулки) встали на месте. Вскоре, однако, раззадорив себя сотрясанием российского флага, который оказался у одного из манифестантов, они бросились к метро сквозь строй милиции и были встречены дубинками. Избив несколько человек и побросав их в автобусы, силы правопорядка обнаружили, что скинхеды стали их слушаться. Молодежь буквально построилась вдоль стен. ОМОН выбирал из толпы наиболее дерзких по облику, бил и гнал в заключение. Скинхеды молча смотрели, как по одному избивают и волокут их товарищей. За такое терпение милиционеры решили простить большую часть присутствующих. Скинхедам дали коридор, чтобы они убрались восвояси. Наци бодро побежали к метро, возмущаясь беспределом ментов и обещая мстить при любой возможности.

Спустя несколько часов на Тверском бульваре начинался Крестный ход.

Различные православные околорадикальные организации, состоящие из стариков, несли икону «Казанской божьей матери» и множество других ликов. Шествие догнал милиционер и попытался остановить колону словами про «несанкционированное шествие». Православные удивились, но шаг не сбавили. Как в случае с «Русским маршем», дорогу «Маршу верующих» преградил ОМОН. Состоялся диалог – православным предложили развернуться и идти в Успенский храм на Дмитровке. Верующие возроптали.

- У вас есть благословение патриарха на запрещение Крестного хода? – шли разговоры с милицией.

— А у вас есть благословение на него? Покажите мне бумагу?

Обе стороны были упрямы. Элитные части московской милиции сменили менее элитные подразделения: солдаты срочной службы в телогрейках построились в двойной забор.

Стояние продолжалось более часа. Все это время пелись молитвы, народ вставал на колени и клал земные поклоны. ОМОН курил, ожидая развития событий. Но бить верующих в итоге не стали. Потому что те развернулись и все-таки пошли на Дмитровку.

«Русский марш» от «Русского ДПНИ» (отколовшийся от организации Белова Московская организация ДПНИ) прошел быстрее всех. Сбор был назначен на станции «Киевская». Народу пришло немного. Юрий Горский обратился к соратникам с речью. Его увели милиционеры. Марш завершился в несколько минут.

Единственный разрешенный «Русский марш» начался в столице раньше всех остальных — в 11.00 на Набережной Тараса Шевченко. Он был организован движением Сергея Бабурина «Народный Союз».


В мероприятии, по данным милиции, приняли участие до 2 тыс. человек (хотя журналисты насчитали не более 800). Сбор участников продолжался полтора часа. В начале колонны выстроились представители собственно «Народного союза»: лидер движения Сергей Бабурин, взявший на марш двух чернобровых кареглазых смуглых сыновей, бывший депутат Госдумы Виктор Алкснис, бывший депутат Госдумы, вице-президент Международной ассоциации Русских шашек Николай Курьянович и Владимир Квачков. За ними встали православные хоругвеносцы, представители движения «Русский образ», барабанщики и молодые люди в кольчуге, представившиеся «ратниками-реконструкторами». Колонну завершали скинхеды — sxe-наци. «Так, ну-ка быстро сняли все это с лица!», — командовал милиционер скинхедам, лица которых были закрыты повязками. «Товарищ милиционер, нас же уволят с работы, если узнают», — оправдывались молодые люди и маски не снимали, растянув впереди и по бокам своей колонны транспаранты: «За Русь», «Держи кровь чистой» и «Нет наркотикам». Над толпой развивались имперские флаги, стяги с изображением Иисуса Христа, флаги Сербии и Советского Союза.

Наконец демонстранты ударили в барабаны. Из машины организаторов полилась песня: «Русские идут в небесный Иерусалим». Некоторое время участники шли беззвучно, но потом начали скандировать лозунги. «За русскую Россию! За русскую Власть! Слава России! Русские идут!». Скинхеды сзади зарядили вместе с «Русским образом» кричалки: «Россия — для русских, Москва для москвичей!». Идущим впереди колонны больше нравились религиозные лозунги. «Мы русские, с нами Бог!», — скандировали активисты «Народного союза» с нарукавными повязками расцветки имперского флага.

Колонна марша проходила мимо стройки рядом с гостиницей Украина. Из строительных вагончиков за демонстрантами с интересом наблюдали гастарбайтеры. «Вам пи…дец!», — кричали скины, показывая на строителей и вскидывая руки.

Толпа дошла до сцены и встала. Попытавшихся пройти на мероприятие ратников обезоружила милиция. Со сцены молодой человек читал рэп про Русь. «Блин, скучно», — посетовали скинхеды и начали уходить в сторону станции метро «Киевская». Митинг был объявлен открытым.

Бабурин вскользь коснулся югоосетинского конфликта и финансового кризиса, но больше всего говорил про русских и бензин. Взявший после него слово Курьянович проклял США и пожелал американцам избрать Обаму, чтобы те испытали на себе «негритянский фашизм». Депутата Алксниса все время перебивал один из митингующих, называя «латышской мразью». Когда на сцену поднялся выступать иеромонах отец Никон, один из демонстрантов начал запрещать активистам курить. «Опомнитесь, вы сосете хвост дьявола!», — говорил он. Молодежь на его замечания не реагировала и смеялась.

Следущим выступал Квачков, которого толпа встретила звериным ревом.

«Мы должны освободить Русь и Европу от иудейского ига», — говорил он. «Мы не можем рассчитывать ни на кого! Даже на православную церковь», — сказал Квачков. Стоявший рядом с ним Бабурин после этих слов перекрестился. В завершение своей речи Квачков призвал патриотов соблюдать правила дорожного движения и не прибегать к запрещенным Конституцией и Уголовным кодексом методам политической борьбы. После его речи митингующие начали расходиться.

По данным столичной милиции, всего во вторник было задержано около пяти сотен человек (Большинство из них были, впрочем, отпущены ближе к вечеру).

Среди задержанных действительно оказались Александр Белов и Дмитрий Демушкин. Еще накануне представители ГУВД Москвы сообщали, что против Белова может быть возбуждено уголовное дело по ст. 212 УК РФ («Организация массовых беспорядков»). Что касается Демушкина, то в данный момент лидер «Славянского Союза» остается в ОВД «Арбат», где провел ночь после задержания. «Меня должны были в 9 утра доставить в Пресненский суд, но у милиции не оказалось необходимого транспорта», — сообщил «Газете.Ru» Демушкин. Он также отметил, что милиционеры во вторник вечером составляли протоколы, по которым может быть возбуждено уголовное дело по ст.212 УК РФ (организация массовых беспорядков) и ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства). С милицией лидер «Славянского Союза» общаться не стал, и давать показания отказался. «Меня должны были судить еще вчера, но судья это делать отказалась из-за того, что ей представили материалы административного дела», — сказал Демушкин. По его мнению, он получит несколько суток административного ареста. «А во время моей отсидки меня успеют обвинить в чем-то более серьезном», — добавил он.