Безграмотные судьи заткнули омбудсмена

Скандалом обернулось рассмотрение в Мосгордуме ежегодного доклада уполномоченного по правам ребенка в Москве

Варвара Петренко 02.04.2008, 17:27

Скандалом обернулось рассмотрение в Мосгордуме ежегодного доклада уполномоченного по правам ребенка в Москве Алексея Голованя. Призванные защищать права детей комиссии, заступившись за честь мундира, потребовали от омбудсмена изменить жесткие формулировки документа. Головань ответил отказом, и дальнейшее обсуждение документа было отложено.

Все больше детей в Москве вынуждены зарабатывать себе на жизнь. Их нещадно эксплуатируют, спаивают и вовлекают в занятия проституцией и другую преступную деятельность. А призванные защищать права детей государственные органы проявляют безразличие и некомпетентность. Об этом говорится в докладе о деятельности уполномоченного по правам ребенка в городе Москве, о соблюдении и защите прав, свобод и законных интересов ребенка в 2007 году. По мнению детского омбудсмена, незнание действующих законов демонстрируют даже суды.

В среду доклад уполномоченного был рассмотрен на заседании Мосгордумы. За день до этого его одобрила комиссия Мосгордумы по социальной политике и трудовым отношениям. Алексей Головань подверг критике работу правоохранительных органов, судов и прокуратуры. Как заявил уполномоченный, сам стиль работы городской комиссии по делам несовершеннолетних свидетельствует о нежелании вникать в проблемы детей и защищать их интересы. А при принятии судами постановлений о направлении детей в Центр временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей при ГУВД (ЦВСНП), по его словам, нарушается законность.


«Создается впечатление, что московские судьи не знают ни норм федерального закона № 120-ФЗ, ни практики его применения, а ведь речь идет о фактическом лишении свободы,

— пишет уполномоченный. — Основная часть несовершеннолетних помещалась в ЦВСНП не в целях защиты их жизни и здоровья или предупреждения совершения повторного деяния, а в целях наказания». По данным Голованя, наблюдающая за соблюдением законности прокуратура соглашается с незаконными постановлениями судов, по которым дети попадают в ЦВСНП — ни одно такое постановление не было обжаловано. В докладе приведен и вовсе абсурдный случай, когда в ЦВСНП был направлен оставшийся без попечения родителей ребенок до принятия решения о его судьбе. То есть

не совершивший никакого правонарушения ребенок по постановлению федерального судьи, принятому при участии прокурора, адвоката и представителя органа опеки и попечительства, на 30 суток был лишен свободы.

По словам уполномоченного, еще в мае прошлого года он передал в Мосгорсуд 14 постановлений районных судов с сопроводительными письмами о допущенных нарушениях и предложением провести учебу судей по нормам № 120-ФЗ и анализу судебной практики, но ответа не получил.

Недовольство жесткими формулировками уполномоченного было высказано еще на заседании профильной комиссии.

Как заявила старший прокурор управления по надзору за соблюдением федерального законодательства городской прокуратуры Ольга Вилкова, большая часть доклада, называющегося «О деятельности уполномоченного», содержит критику в адрес других органов. «Уполномоченный не обладает правом оценки прокуратуры и суда, — заявила прокурор. — Доклад будет опубликован и создаст в обществе мнение, основанное на безосновательной оценке. Я предлагаю, чтобы уполномоченный подумал об изменении некоторых формулировок». «Неоправданно жесткими» назвал формулировки в адрес городской комиссии по делам несовершеннолетних и ответственный секретарь комиссии Юрий Котов.

Тем не менее профильная комиссия одобрила доклад омбудсмена. «Критику надо воспринимать нормально, не надо так болезненно реагировать, — заявила депутат Людмила Стебенкова. — Конечно, прокуратура и суды работают, и мы никого не обличаем: не ошибается только тот, кто ничего не делает. Но уполномоченный не должен скрывать выявленные нарушения. У него мало полномочий, но у нас эти полномочия есть, и мы должны добиться проведения семинаров для судей, встречи с прокурорами». А по словам председателя комиссии Михаила Антонцева, омбудсмен должен представлять в Мосгордуму не информацию о своей деятельности, а свое заключение о состоянии дел в городе.

«У вас есть тыл — Мосгордума, — обратился Антонцев к Голованю. — Мы вам обещаем поддержку».

На пленарном заседании в среду депутаты во главе с председателем и его замом заняли уже иную позицию. Они поддержали требование приехавшей по этому случаю в Мосгордуму председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой убрать из доклада формулировки о том, что судьи не знают законов и другие жесткие оценки. Как заявила Егорова, молчащий уполномоченный по делам ребенка — это преступление, он должен говорить, но он — государственный служащий и должен говорить «юридически грамотно и корректно».

«Если уполномоченный считает, что суды нарушают закон, нужно обратиться к прокурору с представлением и попросить внести представления, но такого обращения не было, — заявила Ольга Егорова. — Все примеры, приведенные в докладе, не соответствуют действительности. Могу согласиться только с одним, когда ребенка, который не совершал правонарушения, поместили в центр временного содержания несовершеннолетних».

Депутаты предложили омбудсмену найти иную форму изложения и исправить злополучные формулировки. Тогда Мосгордума сможет одобрить его доклад, в противном случае — просто примет к сведению.

«Мы поддерживаем доклад уполномоченного как некую концепцию, — объяснил «Газете.Ru» позицию депутатского корпуса депутат Михаил Москвин-Тарханов. — И никто не требует снять его остроту, мы лишь предлагаем его юридически и этически подправить. «Шершавым языком плаката» может себе позволить говорить правозащитник-общественник, а не государственный служащий. И если мы одобрим доклад в таком виде, то подпишемся под всем, что в нем сказано».

Однако Алексей Головань отказался что-либо менять в своем докладе, заявив, что готов подписаться под каждым его словом. В итоге обсуждение доклада было прервано и отложено на следующее заседание.

«К сожалению, в докладе уполномоченного всегда есть упоминание о каких-либо организациях и должностных лицах, которые в той или иной степени нарушают права детей, — заявил Алексей Головань «Газете.Ru». — Выявлять такие нарушения — наша работа. В докладе высказаны и претензии к исполнительной власти Москвы, и она отреагировала на это спокойно. Более того, подготовлено постановление правительства Москвы о мерах реагирования на замечания, и это нормальный процесс. Но вот правоохранительные органы очень остро отреагировали на небольшой объем критики в их адрес».

По словам Алексея Голованя, эта критика основана на имеющихся документальных данных и касается в основном помещения несовершеннолетних в ЦВСНП. «Это спецучреждение, связанное с ограничением свободы детей, — объяснил омбудсмен. — И в соответствии с федеральным законом и Конвенцией ООН о правах ребенка нельзя произвольно помещать туда несовершеннолетних, должна быть соблюдена специальная процедура. Однако проверка показала, что постановления суда часто принимаются, с нашей точки зрения, незаконно. Есть вопросы и к прокуратуре, которая должна следить за законностью. Если такое постановление выносится, а присутствующий на заседании прокурор не принимает никаких мер, значит, он согласен с таким решением».

Выход из сложившейся ситуации, по мнению Голованя, очевиден: надо разделить сам доклад и постановление Мосгордумы на его счет на два разных документа. «Я не вижу оснований для того, чтобы доклад был коллективным трудом его самого, Мосгордумы и прокуратуры, — заявил омбудсмен.

— Доклад не должен быть постановлением Мосгордумы, чтобы под ним подписывались депутаты. Он может кому-то нравиться, кому-то не нравиться, но я не вижу оснований для изменения его формулировок». По словам Голованя, именно по такому пути принимаются доклады федерального Уполномоченного по правам человека в РФ. Его доклад заслушивают Госдума и Совет федерации, и затем принимают совместное постановление о принятии к сведению. «19 марта Совет федерации заслушал такой доклад, — рассказал Головань. — И ни у кого не возникло желания что-то в нем подправить, хотя там в адрес судов были высказаны более жесткие оценки и по гораздо более широкому числу оснований».