Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Имена будут вписаны черными буквами в историю науки России»

Отдел науки «Газеты.Ru» вспоминает ход реформы РАН и подводит ее промежуточные итоги

Тимур Мухаматулин, Павел Котляр, Николай Подорванюк 25.12.2013, 15:08
Акция против реформы Российской академии наук у Госдумы, 18 сентября 2013 года Павел Головкин/ИТАР-ТАСС
Акция против реформы Российской академии наук у Госдумы, 18 сентября 2013 года

Главным событием науки в России 2013 года стала реформа РАН. «Газета.Ru» вспоминает ее основные моменты и подводит промежуточные итоги: неопределенность будущего институтов, апокалиптические слухи о сокращении финансирования, боязнь слияний и кадровых чисток.

«Профессор, мы пришли...»

2013 год не предвещал никаких революций для Российской академии наук. Даже скандал вокруг конвейера фальшивых диссертаций обошел стороной академические институты. Однако медленное течение времени было взорвано в конце июня — когда правительство объявило о разработанном законопроекте реформы академии . В частности, предполагалось, что РАН перестанет управлять своим имуществом (землями и зданиями в первую очередь), этим займется специально созданное Федеральное агентство по научным организациям. Кроме того, предполагалось слить РАН с медицинской (РАМН) и сельскохозяйственной (РАСХН) академиями.

Реакция профессионального сообщества на предложения о реформе была предсказуемой.

Ученые вышли на улицы — но не только. Тема имущества входящих в систему РАН институтов превратилась в повод для творчества в интернете — популярным стал демотиватор с кадром из фильма «Собачье сердце» с изображением Швондера в квартире Преображенского и подписью: «Профессор, мы пришли освободить вас от не свойственной Вам функции управления имуществом».

»...будут вписаны черными буквами в историю науки России»

Впрочем, руководство академии в большинстве своем встало на осторожную позицию.

О неприятии реформы говорил, по сути, только вице-президент РАН, нобелевский лауреат Жорес Алферов. Показателен разговор, состоявшийся между ним и министром Ливановым в кулуарах одной из научных встреч в конце 2013 года. И хотя внешне непринужденный диалог больше походил на добрый разговор двух старых друзей, тема его была вовсе не шуточной. «На днях я еду на заседание Белорусской академии наук, я являюсь там иностранным членом, так вот они все свои научные учреждения не разрушают, а развивают! Должны быть механизмы развития науки. Структура Российской академии наук при ее нормальном использовании способна дать развитие нашей науки. Ее уничтожение — это серьезнейший удар по развитию науки в стране. И имена тех, кто это делал, будут вписаны черными буквами в историю науки России!» — заявил тогда Алферов.

«Посмотрим, посмотрим», — улыбнулся в ответ министр. «Да не посмотрим, а я уверен в этом!» — ответил Алферов.

А вот президент РАН Владимир Фортов на летней встрече с Владимиром Путиным не обратил внимание главы государства на тот факт, что законопроект о реформе РАН не прошел общественное обсуждение. Фортов так и не стал руководителем Агентства по управлению имуществом РАН, хотя такую мысль высказывал Путин. Многие ученые считали, что в такой ситуации Фортов должен «положить партбилет на стол», но этого не произошло.

Детали законопроекта широко обсуждались и во второй половине лета (после того как он был обнародован и начал обсуждаться в Госдуме). Но предложения ученых, сформулированные на конференции научных работников России, собравшей более 2 тыс. человек, в большинстве своем учтены не были. Хотя в послании Федеральному собранию 12 декабря 2013 года президент России Владимир Путин заявил: «Считаю, что все законопроекты, ключевые государственные решения, стратегические планы должны проходить гражданское, так называемое нулевое, чтение с участием НКО, других институтов гражданского общества».

В итоге в сентябре 2013 года закон о реформе РАН был подписан главой государства практически без учета мнения академии. Через месяц, в конце октября 2013 года, после общественного обсуждения было обнародовано постановление о создании Федерального агентства научных организаций (ФАНО).

ФАНО в президиуме

Сразу после создания агентства возник вопрос о его размещении. В институтах, расположенных в центре Москвы, начались проверки (к примеру, они прошли в Институте языкознания, Институте всеобщей истории и других): чиновники оценивали количество сотрудников на рабочих местах. Для гуманитарных подразделений РАН, в которых основной объем исследовательской работы делается удаленно — в библиотеках и архивах, а в институт сотрудники ходят на «присутственные дни», это могло и еще может стать большой проблемой.

Тем не менее в короткий срок ФАНО нашло пристанище. Как и предполагалось, им стало здание президиума РАН на Ленинском проспекте, 32.

«Наш институт передал порядка этажа новой организации, это примерно четверть наших помещений, при этом ученые вынуждены были заниматься переносом книг и другого научного скарба, что дезорганизовало работу», — рассказал доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Александр Шубин.

Предполагалось, что в составе ФАНО, которое неожиданно для многих возглавил заместитель министра финансов Михаил Котюков, будет создан Научно-координационный совет (НКС), куда должны войти авторитетные ученые. Но пока этот вопрос не решен, и до Нового года решения не предвидится.

Первую встречу с учеными РАН Михаил Котюков провел лишь накануне, 24 декабря. До этого он встречался с представителями РАМН и РАСХН. В целом Котюков сумел создать о себе положительное впечатление — встреча с учеными получилась деловой в хорошем смысле этого слова, что ученым понравилось. Хотя перед ФАНО по-прежнему стоит ряд вопросов, на которые нет ответов, — подробнее о позиции Котюкова по некоторым из них можно прочитать в материале «Газеты.Ru».

Что говорят ученые

Главный же вопрос, который волнует сотрудников РАН, — будут ли произведены сокращения. Пошли неофициальные разговоры о двукратном сокращении бюджета РАН на 2014 год. Так, один из работников Института истории СО РАН сообщал, что на Ученом совете им объявили: «Не будут финансироваться программы РАН и междисциплинарные проекты». Из-за роста тарифов ЖКХ Институт дальнего Востока начал сокращать сотрудников, работающих меньше, чем на полставки, а в Институте востоковедения вынуждены были использовать краудфандинг для покрытия расходов по экспедиции.

Впрочем, бюджет РАН на ближайшие годы утвержден, и сокращения в нем не предусмотрено — этот факт привел Михаил Котюков в ответ на вопрос корреспондента «Газеты.Ru», планируется ли сокращение сотрудников в академии.

В тяжелом положении оказались работники естественно-научных институтов РАН. Один из них, отмечая, что его работы по исследованию доместикации собак в России сейчас трудноосуществимы, отмечал: «Наука в России получила ломом по ногам, и планировать что-то разумное стало невозможно». Под ударом оказалась и система воспроизводства научных кадров. По словам сотрудника Института общей и неорганической химии РАН Петра Приходченко, его место работы в связи с новыми требованиями лишилось аспирантуры, а ФАНО проблему решать не спешит.

Все это происходит на фоне слов о необходимости сокращения технологического отставания России и отказа от сырьевой экономики.

При этом, к примеру, в уже упоминавшемся послании президента Федеральному собранию тема реформы вообще никак не рассматривалась, зато была обозначена роль академии в будущем: вместе с Минздравом сделать «приоритетными фундаментальные и прикладные исследования в сфере медицины», а вместе с правительством — «провести корректировку перспективных направлений развития науки и техники».

Настроения ученых по поводу наступающего 2014 года разнятся от осторожных до крайне пессимистичных. Больше всего исследователи опасаются «дальнейших слияний, чисток и сокращений кадрового состава институтов».