Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Объединить Минобрнауки, Минсельхоз и Минздрав»

«Газета.Ru» рассказывает о том, как ученые протестуют против реформы РАН

Александра Борисова 03.07.2013, 11:46
Антон Новодережкин/ИТАР-ТАСС

Пока Госдума рассматривает законопроект о реформе РАН, ученые возлагают гвоздики к зданию парламента. На территории академии наук накануне более тысячи ученых призвали к отставке Ольги Голодец и Дмитрия Ливанова и обсудили планы по недопущению разрушительной реформы РАН.

К 9.30 утра около Госдумы собрались более ста человек, которые возложили цветы к ступеням парламента «в память о российской науке». Находчивые деятели науки даже приволокли соответствующую мемориальную доску: гвоздики складывались около нее, и за полчаса выросла изрядная кучка цветов. Полиция наблюдала за происходящим со стороны. Впрочем, поскольку данная акция не была согласована, задержания укладывающих гвоздики слишком большими группами были вполне вероятны, тем более что, возложив гвоздики, ученые не спешили расходиться. Однако обошлось без происшествий.

Накануне же около здания президиума на Ленинском проспекте состоялся митинг сотрудников РАН, организованный профсоюзом. Его предваряла отдельная акция молодых ученых, организованная сотрудниками отделения химии и наук о материалах. Академическая молодежь (по последней переписи, сотрудников младше 35 лет в РАН по всей России около 20 тысяч) справедливо возмутилась, что министр Ливанов «рекламирует» РАН как клуб старичков. Поэтому молодые и активные химики и примкнувшие к ним коллеги собрались в профессиональных белых халатах у ИФХЭ на Ленинском проспекте.

К московским химикам присоединились коллеги из наукоградов: одна Черноголовка выступила десантом из 100 человек.

Химики без халатов оправдывались, что они теоретики, а химики в халатах говорили на телекамеры и бодро объясняли, чем именно им грозит «эффективный менеджмент», вводимый реформой РАН, уже завтра. Экспертного аудита или оценки они не боятся, но реформа, которая предполагает мгновенное закрытие всех институтов, лишит их работы и финансирования минимум на полгода.

«РАН как юрлицо перестанет существовать, все контракты с сотрудниками будут разорваны, а когда и на каких условиях могут быть подписаны новые — непонятно. Заморозится все финансирование, все выплаты по грантам, то есть ни о каких закупках реактивов и оборудования речи не идет. Многие сейчас поехали на конференции за свой счет с условием возмещения средств из грантов, которые придут осенью, — к этому уже привыкли, а теперь эти деньги могут никогда не прийти», — говорит Мария Калинина из Института физической химии и электрохимии РАН.

«Мы есть, мы работаем, мы делаем открытия, а министерство своей реформой просто изгоняет нас из науки или толкает к отъезду за рубеж», — сетует она.

Под ударом могут оказаться и приезжие сильные молодые ученые. Лучшим из них дали квартиры в Подмосковье: снимать жилье на академическую зарплату невозможно, и только так удалось удержать их в стране. Но квартиры входят в список имущества РАН и могут быть также изъяты. Лес рубят - щепки летят.

Время для реформы было выбрано «удачно» еще и потому, что лето для ученых — не только пора отпусков, но и пора обмена опытом, поездок на научные конференции. Поэтому многие отнеслись к планируемой акции со скепсисом: ученые — вообще тихий народ, а сейчас многих — в том числе самых активных — просто нет в Москве. Кто же выйдет на несогласованный митинг? Двух недель, отводимых законом на переговоры с властями города, попросту не было: о законопроекте стало известно в четверг, а слушания в Думе назначили на среду, 3 июля.

Несмотря на это, около 400 «белых халатов» перешли Ленинский проспект и под гудки клаксонов дошли до здания президиума РАН, где встретились с более многочисленными «старшими товарищами»: на акции, организованной профсоюзом РАН, присутствовали около полутора тысяч человек. Во главе процессии несли символический «гроб науки России».

Конечно, формально это был не митинг (который был бы незаконным), а экстренное собрание. Профсоюз воспользовался тем, что у РАН (пока еще) есть собственные территории, на которых можно собираться по своей воле.

На митинге выступали и профсоюзные лидеры, и молодежь, и академики.

Когда глава профсоюза РАН Виктор Калинушкин оговорился и призвал к отставке Медведева вместо отставки Ливанова, эта идея была встречена овациями.

Самым остроумным стало предложение нижегородских ученых: раз правительство считает нормальным объединение РАН, РАМН и РАСХН, то почему бы в его составе не объединить Минобрнауки, Минсельхоз и Минздрав?

Главный редактор цеховой для ученых газеты «Троицкий вариант» Борис Штерн призвал подкрепить общий протест индивидуальным и отказаться работать в «новой РАН».

«Индивидуальный протест бывает сильнее коллективного, потому что отдельные люди рискуют своим благополучием, карьерой, репутацией. Первым отказался вступать в новую академию знаменитый академик Валерий Рубаков, и сейчас в этом списке более 20 фамилий. Возможно, нам стоит начать вести второй список — тех, кто откажется подписать новый контракт.

Готов стать первым в этом списке», — сказал Штерн.

Параллельно с митингом в здании президиума проходило собрание директоров институтов РАН. Ближе к концу его участники вышли на крыльцо, которое стало импровизированной сценой, но выступили перед толпой лишь академики Геннадий Месяц и Сергей Алдошин, не сказавшие ничего конкретного, а лишь призвавшие к консолидации.

В ходе принятия резолюции собрания с требованием остановить разгон РАН и провести реформу после совещания с научным сообществом особенно громкие и бурные крики одобрения вызвали пункты с требованием отставки главы Минобрнауки Дмитрия Ливанова и вице-премьера Ольги Голодец.

Возвращавшаяся мимо одинокого автозака толпа выглядела радостно и возбужденно. Ученые, кажется, удивили сами себя, а вот «командный состав» скорее разочаровал. От директоров институтов, вышедших с совещания, ждали большего, чем осторожных комментариев или напряженного молчания. Вечером же стало известно, что глава Сибирского отделения РАН Александр Асеев, который еще в пятницу подписывал заявления против реформы академии наук, встретился с Дмитрием Ливановым и назвал эту реформу «большим благом».