«Академикам повезло, нормальный чел»

Отдел науки «Газеты.Ru» собрал мнения о Михаиле Котюкове, главе Федерального агентства научных организаций

Павел Котляр, Николай Подорванюк 25.10.2013, 16:13
Глава Федерального Агентства научных организаций Михаил Котюков Дмитрий Астахов/ИТАР-ТАСС
Глава Федерального Агентства научных организаций Михаил Котюков

Что думают о Михаиле Котюкове ученые и его бывшие коллеги по Минфину, а также чем запомнился глава ФАНО, работая у себя на родине в Красноярске, выяснял отдел науки «Газеты.Ru».

«Проигнорировано мнение научного сообщества»

Назначение заместителя министра финансов Михаила Котюкова на пост руководителя Федерального агентства научных организаций (ФАНО) научное сообщество России, за исключением, пожалуй, лишь президента РАН Владимира Фортова, восприняло довольно негативно.

«Вновь проигнорировано мнение научного сообщества, теперь и в выборе руководителя ФАНО, — заявил профессор Вячеслав Вдовин, бывший глава профсоюза РАН. — Тут уже не важен статус Фортова, вчера в Минобрнауки был «круглый стол», где присутствовали члены двух советов, а это те, кого государство собрало, чтобы советоваться по вопросам науки, они тоже были тотально не в курсе к 19 часам, а в 21.00, похоже, решение уже и было принято: вот куда, видимо, спешила с заседания Людмила Огородова».

Совет по науке Минобрнауки РФ (председатель — академик РАН, проректор МГУ Алексей Хохлов) выступил с официальным заявлением, в котором призвал власти к активному взаимодействию с научным сообществом.

«В связи с ожидаемым в ближайшее время принятием Положения о Федеральном агентстве научных организаций (ФАНО) и проходящим в настоящее время его общественным обсуждением хотим еще раз подчеркнуть критическую важность участия научной общественности в принятии всех ключевых решений ФАНО, а также наличие реально действующей обратной связи, — говорится в документе. — Призываем реализовать это в постановлениях правительства как через активное взаимодействие ФАНО с Российской академией наук, так и путем организации Научно-координационного совета ФАНО. Совет должен состоять из активных ученых мирового уровня с представительством членов РАН, сотрудников институтов ФАНО и научно-педагогических организаций, не подведомственных ФАНО».

Комментируя назначение Михаила Котюкова, Вячеслав Вдовин вспомнил следующий анекдот: «Мама, а кто такой Маркс?» — «Маркс, деточка, это был такой экономист». — «Как наша тетя Рая?» — «Нет, деточка, тетя Рая — старший экономист!» «Сказать, что разочарован этим решением властей, не могу, — сказал Вдовин. — Не было ожиданий чего-то разумного, так оно и случилось. Также не неожиданна оказалась и реакция основного лица, которое должно было выразить протест, — Владимира Евгеньевича Фортова. Признав, что никаких согласований не было, кроме готовности работать, ничего не сказал.

Вернуть ситуацию в разумное русло на данном этапе с ненулевой вероятностью, но и с не очень большой может только тотальное неприятие научным сообществом политики властей в научной сфере и данного назначения — как ее элемента.

Не ответил Фортов еще на один вопрос (пока стоявший за строкой): а сам он, что, отклонил предложение Путина возглавить агентство? Или его отклонили? Если второе — то вообще тут и пора положить партбилет на стол. Обманули. Если первое — то ученые должны попросить его сделать это, академики и представители коллективов голосовали за него на выборах, давая мандат на руководство академией как совокупности сотен институтов с почти сотней тысяч сотрудников и полутора тысячами членов академии, большая часть из которых, впрочем, включена в первое множество. В новой ситуации тот мандат вообще-то не валиден».

Молодой, перспективный и толковый

Глава пресс-службы Министерства финансов Денис Есаулов так прокомментировал назначение Котюкова: «В министерстве он курировал социальную область, образование, науку, здравоохранение. Поэтому ничего удивительного, что его назначили на эту должность, нет. Он хорошо разбирается в финансах, в экономике».

До перехода на работу в Министерство финансов в 2010 году Котюков работал в Красноярске, где за короткий срок прошел путь от специалиста до заместителя губернатора. «Он достаточно известный человек в крае. Могу охарактеризовать его исключительно положительно, — рассказал «Газете.Ru» Михаил Развожаев, заместитель руководителя администрации губернатора Красноярского края (ранее пресс-секретарь губернатора Красноярского края). — Михаил Михайлович — яркая звезда на управленческом небосклоне Красноярского края, очень ответственный человек. Почему он в таком молодом относительно возрасте сделал такую блистательную карьеру — так это потому, что всегда был предельно четок, профессионален в задачах, которые перед ним ставили. В министерстве финансов края он быстро вырос с уровня специалиста, потом его возглавил, получил должность заместителя председателя правительства и оттуда ушел на повышение в федеральные органы власти.

Он абсолютно принципиальный человек. Он был одним из тех, кто занимался введением в крае новой системы оплаты труда, на которую переводились коллективы бюджетных учреждений.

Это был достаточно непопулярный и сложный процесс, при этом он находил необходимые аргументы, чтобы люди понимали, в чем логика, эффективность и мотивация поощрения за результат. Итог — конфликтов никаких не возникало. Сейчас край перешел на новую систему оплаты труда, во многом благодаря тем вещам, которые в те времена реализовывало министерство финансов края под руководством Котюкова. Как человек молодой, он готов предлагать новые методы и аргументированно их отстаивать».

«Котюков пришел в Минфин при Алексее Кудрине. Проявил он себя хорошо. Молодой, перспективный и очень толковый человек. Принципиальный, поэтому академикам очень повезло, что такого человека назначили. Потому что просто нормальный чел», — поделился с «Газетой.Ru» источник, знакомый с работой Котюкова в Минфине во времена Кудрина.

Между тем год назад к финансовой деятельности Котюкова на посту главы краевого минфина проявили интерес местные антимонопольные органы.

Как заявляло УФАС по Красноярскому краю, закупка оборудования для четырех молочных заводов, о строительстве которых правительство края объявило в 2009 году, проводилась с грубыми нарушениями. «Нам назвали три фамилии — Гнездилов, Котюков, Шорохов, — сказал тогда заместитель начальника управления Олег Харченко, слова которого приводит сайт краевого УФМС. — Для закупки оборудования они придумали хитрую схему, которая позволила не проводить конкурс». По данным проверки, чтобы не проводить положенный конкурс, бюджетные средства сначала перевели на госпредприятие «Сосны», затем на фирму «Сосна», а оттуда они уже в виде евро ушли в Израиль, где были закуплены «четыре чана из нержавейки». При этом два чана в край так и не поступили.

«В результате €2,5 млн уже два года где-то крутятся в Израиле и на кого-то работают, а заводы существуют только виртуально», — заявил Харченко.

«Из чиновников ничья вина не была доказана. За это никто не ответил, и все фигуранты, которые указаны, помимо Котюкова до сих пор работают на своих должностях», — рассказали «Газете.Ru» коллеги из местного издания «Dела.ru».

Ровно месяц назад правительство объявило, что сумело отсудить у израильской компании €1,5 млн. «Израильская компания ARBEL обязана вернуть Красноярскому краю €1,5 млн за недопоставленное оборудование для двух молокозаводов. Такое решение принял Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате России», — говорится в сообщении правительства края.

Технический человек или сибирский лесоруб

Главный редактор газеты «Троицкий вариант», доктор физико-математических наук, ведущий научный сотрудник Института ядерных исследований РАН Борис Штерн предположил в беседе с корреспондентом «Газеты.Ru», что Котюков будет исполнять чисто технические функции: «Несамостоятельный человек, который будет транслировать чьи-то указания сверху. Я думаю, что человек на этой должности все-таки должен иметь представление о том, что такое наука.

Чисто технический человек — это значит, что все решения будет принимать кто-то другой. А кто — я не знаю. И в этом самая неприятная вещь.

В сети уже обсуждают его назначение и говорят, что поскольку это человек системы, то обсуждать его личные качества не имеет смысла».

Вячеслав Вдовин заявил о том, что ученые — как минимум под эгидой профсоюза РАН — выразят протест по данному назначению: «Мы поддержим тех членов РАН, кто требует созыва общего собрания: как гласят закон и разъяснения, до 1 января 2014-го все по-прежнему. Причем собрания еще с выборными представителями коллективов, которые в последний раз смогут что-то сказать академикам».

При этом ученый добавил, что понимает малую вероятность «остановки машины», и констатировал, что ученые будут «пытаться работать с назначенным руководителем». «Здесь есть определенные очень скромные надежды, — сказал Вдовин. — Где-то хорошо, что у него нет никаких научных степеней, в том числе «липовых», важно понять, кто будет с ним рядом и какие все же цели и задачи, а также ответственность будут прописаны в положении о ФАНО. Ну а легкий позитив в отношении Михаила Котюкова состоит в том, что он уже немного знает предмет. Работая в минфине именно на блоке, куда включены вопросы финансирования РАН, он показал себя профпригодным. Дело в том, что профессионал отличается тем, что он не виден, а дело делается как бы само собой. Мы отчетливо осознавали определенные проблемы, которые при недостаточно профессиональном подходе финансистов могли бы заметно осложнить жизнь научному сообществу в свете последних пертурбаций. К примеру, проблемы в свете вступления в силу ФЗ-253, со статусом основного мотива выплаты РАН ее содержания, программы фундаментальных исследований. Пока все прошло гладко, и мы по-прежнему ее выполняем и получаем на это деньги. В свете введения с 1 сентября новаций в законе об образовании не вполне корректными стали как выплаты стипендий нашим аспирантам (наша аспирантура не вполне вписана в новые реалии) или выплаты степенных надбавок ученым (их вообще-то отменили), но ничего не произошло, и надбавки мы получили, хотя и понимаем, что само собой ничего не делается. Сами собой нарастают лишь энтропия, хаос. Порядок нужно уметь поддерживать.

И тут уполномоченные подразделения минфина, которыми руководил до вчерашнего дня Михаил Михайлович, проявили должный профессионализм».

Но определенный скептицизм по адресу будущего руководителя ФАНО Вдовин высказал: «И хотя Котюков вроде как простой сибирский лесоруб, все равно не верю, что он возьмет да и примет мое вчерашнее приглашение: приедет своими глазами посмотреть, как работает и какие проблемы имеет реально успешный институт, или согласится проехаться со мной по Кавказу — взглянуть, как живется российской науке в Карачаево-Черкесии, Дагестане или Чечне. Боюсь, что он начнет с обустройства в новом офисе на Ленинском, 32».

В пятницу днем положение о ФАНО будет принято на заседании правительства. Накануне замминистра образования и науки Людмила Огородова заявила, что в рамках этого положения при агентстве будет создан научно-координационный совет (однако насколько велики будут его полномочия, пока не ясно). Кроме того, агентству будут подчиняться не только институты Российской академии наук, но и все научные организации России. Правда, неизвестно, войдет ли туда, к примеру, Курчатовский институт.