Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

«Ответ в виде ковровой бомбардировки»

СПЧ раскритиковал поправки Минюста к определению «политической деятельности»

Андрей Винокуров 10.02.2016, 22:30
Сергей Карпов/ТАСС

Совет по правам человека раскритиковал поправки Минюста об определении «политической деятельности» в законодательстве о НКО. По мнению правозащитников, предложенный законопроект не соответствует поручению Путина, а значит, оно не выполнено. По их версии, в законе по-прежнему много широких формулировок, под которые может попасть любая организация, стремящаяся решить какую-то проблему. СПЧ подготовит свой вариант поправок.

В среду СПЧ провел специальное заседание, посвященное обсуждению поправок Минюста в законодательство о НКО по определению «политической деятельности». Напомним, что они были опубликованы в конце января, но пока еще даже не внесены в Госдуму.

В поправках перечислены сферы и формы политической деятельности. Если действия НКО попадают в оба эти определения, а также если она получает иностранное финансирование, то становится кандидатом в реестр иностранных агентов. Причем в законопроекте присутствуют достаточно расплывчатые формулировки, такие как «влияние на выработку и реализацию государственной политики, на формирование государственных органов, органов местного самоуправления, на их решения и действия».

Роль защитника законопроекта взял на себя директор департамента по делам НКО Минюста России Владимир Титов. Представители СПЧ забрасывали его вопросами около двух часов и не стеснялись критиковать результат работы ведомства и рабочей группы под руководством первого замглавы администрации президента Вячеслава Володина.

Основная претензия правозащитников к поправкам состоит в том, что они по-прежнему носят слишком широкий характер. Более того, по мнению ряда выступающих,

все организации, которые уже есть в реестре иностранных агентов, в нем же и останутся.

Поручение о конкретизации понятия «политическая деятельность» дал Путин по итогам встречи с правозащитниками. Над выполнением задачи трудилась рабочая группа во главе с первым замглавы администрации президента Вячеславом Володиным совместно с представителями Минюста. По мнению членов СПЧ, Путин поручил как раз сузить понятие, а не определить его так, чтобы под него попали все организации, уже находящиеся в реестре.

«Когда перед президентом ставился вопрос о том, что необходимо уточнить понятие «политической деятельности», члены СПЧ исходили из того, что есть многие организации, которые политическую деятельность не ведут, но в реестр попали. Это те, которые защищают муравьев, стерхов или занимаются судебной защитой прав граждан. Задача была, чтобы эти организации не попадали в иноагенты. Президент согласился и дал поручение рабочей группе разработать поправки», — напомнила член СПЧ Анита Соболева и поинтересовалась у Титова, станет ли организаций в реестре меньше в случае принятия поправок.

«Даже Господь Бог не ответит на этот вопрос», — видимо, решил пошутить представитель Минюста.

Даже председатель СПЧ Михаил Федотов дипломатично намекнул, что разработанные поправки не соответствуют исходной задаче, поставленной Владимиром Путиным. «Пробовали ли вы посмотреть, как это определение работает в отношении тех 116 организаций, которые уже включены в реестр?

Если тест покажет, что они все там остаются, значит, поручение президента не выполнено!» — сказал Федотов.

«Тестировали, только не мы», — загадочно ответил Титов, добавив, что и со старым определением суды подтверждали правоту его ведомства.

На это из зала послышались выкрики с не самыми лестными мнениями о работе нашей судебной системы.

На защиту разработанных поправок встал председатель комитета Госдумы по конституционному законодательству Владимир Плигин. «Та попытка определения, которую предлагает Минюст, — это шаг навстречу пожеланиям совета. Это дает вам возможность продолжить дискуссию», — заявил политик, подчеркнув, что разработанный законопроект — это ответ на запрос СПЧ.

«Ответ в виде ковровой бомбардировки», — мрачно заявил кто-то из зала.

«Можно использовать образный язык. Но не дай бог, чтобы кто-либо был свидетелем не то что бомбардировки, но и даже пролетающей мимо пули», — неожиданно увел тему Плигин.

Высказаться решил и председатель думского комитета по делам общественных организаций, представитель ЛДПР Ярослав Нилов. Он заявил, что новый вариант закона «концептуально» лучше, чем нынешний, так он будет более понятен чиновнику.

«Если раньше говорили, что закон резиновый, то теперь его и натягивать не надо. Любая деятельность теперь железно подпадет под закон», — нарвался он на тираду из зала.

В ответ на нее депутат внезапно немного вышел из себя: «Да реестр знают только в пределах Садового кольца!» После чего Нилов ударился в рассуждения о том, кто знает о вреде «пальмового масла». Это вызвало негодование в зале, и парламентарию поспешили напомнить, что иностранных агентов отлучили от всей деятельности на выборах, в том числе и от наблюдения, что им чинятся препятствия при работе с госорганами. Напомним, что согласно законопроекту, прошедшему первое чтение в Госдуме, иностранные агенты не смогут даже участвовать в формировании общественных наблюдательных комиссий.

Нилов вдруг вспомнил о геополитической борьбе, на что член СПЧ журналист Николай Сванидзе поинтересовался, почему Госдума считает себя ФСБ и в работе над внутренним законодательством рассуждает о геополитике. Представитель ЛДПР в ответ заявил, что в фильмах Сванидзе показывают, как с помощью НКО была разрушена царская Россия. «В то время НКО вроде бы не было», — вступил удивленный Федотов. «Партии — это тоже НКО», — ответил Нилов.

Затем представители СПЧ продолжили высказывать свои претензии к поправкам, подготовленным Минюстом.

По мнению подавляющего числа членов СПЧ, определения нужно корректировать и избавлять от слишком широких формулировок.

«Представим себе организацию, которая пишет на своем сайте, что парк на 2-й Осенней улице плохо патрулируется. Надо, чтобы наряд туда заходил не один раз, а два раза в день. И допустим, там есть иностранное финансирование. По вашему определению получается, что они занимаются политической деятельностью и попадают под определение «иностранного агента». И таких абсурдных ситуаций можно привести вагон и маленькую тележку!» — заявил председатель комиссии СПЧ по содействию ОНК и реформе пенитенциарной системы Андрей Бабушкин.

Федотов дополнил, что под понятие политической деятельности попадет и ситуация, когда директор детского сада по просьбе родителей его воспитанников напишет в органы власти письмо с просьбой решить какую-то проблему.

«Когда говорят, Крым наш или не наш — понятно, что это политическая деятельность. Навального в президенты — понятно. Но при чем здесь детсад?» — воззвал к логике Минюста Федотов.

Он также упомянул об одной из организаций, занимающейся вопросами дорожной безопасности и получающей иностранные деньги через международные проекты. По определению Минюста, она попадает в реестр иноагентов.
«Работа этой организации подробно описана в проекте доклада рабочей группы Госсовета как очень хороший пример работы», — подчеркнул председатель СПЧ.

По его мнению, такая ситуация с новыми поправками возникла не только из-за расплывчатости формулировок, но и потому, что их авторы забыли прописать, что необходимым условием попадания в реестр должны быть определенные цели организации. «В тексте они не выделены и неправильно определены», — считает Федотов.

Эту мысль позже разъяснила член Общественной палаты и участник рабочей группы под руководством Володина Елена Тополева-Солдунова: «Когда поправки обсуждались, в качестве ключевого момента был определен матричный подход. По совокупности признаков. Под определение должны попасть цели, сферы и формы деятельности. И только если все совпало, то только тогда можно определять, что организация занимается политической деятельностью. Но в законопроекте нигде такое не сказано. Надо четко прописать этот подход».

В предложениях, розданных во время заседания, предлагался и вариант определения политической деятельности через «борьбу за власть».

Федотов отметил, что эти предложения исходят в том числе от него. Председатель СПЧ считает, что под определение должно быть отнесено участие в политических акциях, в «формировании избирательных комиссий, комиссий референдума, в выдвижении кандидатов, в формировании списков кандидатов, в деятельности инициативной группы по проведению референдума, в проведении предвыборной агитации, агитации по вопросам референдума, а также иной деятельности, направленной на получение определенного результата на выборах либо референдуме». При этом к политической деятельности нельзя относить участие в осуществлении общественного контроля, деятельности совещательных органов при органах государственной власти и местного самоуправления.

С похожими предложениями выступил и представитель Комитета гражданских инициатив Андрей Максимов. Согласно предложенным им поправкам, политической деятельностью будут считаться действия, связанные с агитацией и выдвижением кандидатов на выборах. При этом, по мнению эксперта, организация и проведение общественных дискуссий не могут рассматриваться как политическая деятельность. Между тем в среду решением Верховного суда Татарстана была ликвидирована известная в правозащитных кругах межрегиональная ассоциация правозащитных общественных объединений «Агора». Проблемы организации начались как раз с включения ее в реестр иностранных агентов в 2014 году.

Представители СПЧ обещали выработать свои рекомендации по поправкам в ближайшие дни.