Кого слушает президент

Татарстан отстаивает президента

Будет ли Татарстан переименовывать президента республики в «главу»

Наталья Галимова, Андрей Винокуров 29.01.2016, 16:47
Президент России Владимир Путин и президент Республики Татарстан Рустам Минниханов Михаил Климентьев/РИА «Новости»
Президент России Владимир Путин и президент Республики Татарстан Рустам Минниханов

Татарстан не спешит переименовывать президента республики в «главу», хотя обязан был сделать это еще до 1 января. В повестке ближайшей сессии Госсовета такой вопрос не значится, сообщил «Газете.Ru» спикер Фарид Мухаметшин. Власти республики хотели бы «разменять» переименование президента на продление Договора о разграничении полномочий между РФ и республикой, говорят источники «Газеты.Ru». Татарстан — единственный регион, у которого такой договор есть.

Власти Татарстана не торопятся принимать решение о переименовании должности «президент республики» в «главу». Между тем отведенные на это сроки уже истекли — по закону решение должно было быть принято до 1 января 2016 года. Точнее, до этого срока переименовать своего руководителя должен был именно Татарстан. Остальные республики в составе РФ приняли соответствующие решения гораздо раньше.

Спикер Госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин сообщил «Газете.Ru», что в повестке очередной сессии парламента, которая состоится в начале февраля, вопрос о переименовании не значится.

Никто из депутатов соответствующую инициативу не вносил, «а я не могу их заставить, ломать им руки», посетовал Мухаметшин.

Однако в этих словах есть изрядная доля лукавства — ни для кого не секрет, что дело не столько в нежелании народных избранников выступать с инициативой, сколько в отсутствии политической воли со стороны руководства республики.

«Газете.Ru» Мухаметшин также заявил: чтобы переименовать президента в «главу», необходимо проводить республиканский референдум. Та статья конституции Татарстана, в которую нужно вносить изменения, может быть «скорректирована» только по итогам плебисцита: «А еще неизвестно, как люди проголосуют», — подчеркнул спикер Госсовета.

Источник, близкий к администрации президента, подтверждает: в неофициальных беседах представители Татарстана действительно апеллируют к тому, что надо проводить референдум, результаты которого непредсказуемы. Это один из их аргументов, почему затягивается решение вопроса, говорит он.

Высокопоставленный чиновник между тем утверждает, что власти республики хитрят — никакого плебисцита для переименования президента в «главу» не надо. Решение может принять голосованием Госсовет.

И впрямь, согласно конституции Татарстана, на референдуме меняются только положения ее ст. 1. А в ней о наименовании руководителя региона нет ни слова.

Однако соцопросы, которые касаются отношения жителей Татарстана к переименованию президента на плебисците, все же проводились. В конце декабря издание «Бизнес Online» опубликовало данные исследования фонда «Общественное мнение — Татарстан». В гипотетическом референдуме выразили желание поучаствовать 70% опрошенных. Опять же 70% выступили за сохранение нынешнего названия руководителя региона, и лишь 19% сказали, что нынешний статус нужно изменить.

Владимир Путин на своей ежегодной пресс-конференции в конце декабря также высказал мнение по поводу Татарстана. Правда, трактовать высказывание президента можно как угодно: «Это действительно дело самого Татарстана, я не думаю, что это так чувствительно, что это заденет какие-то национальные чувства. Вы же знаете, как остро реагируют на свои национальные чувства народы Кавказа, но даже Чечня сказала: нет, у нас в стране должен быть один президент, а мы сделаем по-другому в отношении первого лица», — напомнил Путин, подчеркнув, однако, что «мы с уважением отнесемся к любому выбору народа Татарстана». «Поэтому вы сами там решайте, ладно?» — попросил российский президент.

Скандальный договор

Итак, что же они «там» решат?

«Будем искать пути решения вопроса», — пообещал Мухаметшин «Газете.Ru», от более подробных комментариев отказавшись. «Путей» несколько, говорят источники «Газеты.Ru».

По словам собеседника, близкого к Кремлю,

Татарстан будет тянуть с переименованием президента до последнего, чтобы «выторговать» продление Договора о разграничении полномочий между органами госвласти РФ и органами госвласти республики.

Другой собеседник, близкий к администрации президента, подтверждает: в Татарстане рассматривается вариант подобного «размена».

История вопроса с договором о разграничении полномочий такова. При Борисе Ельцине существовала широкая практика подписания подобных документов. К 1998 году число субъектов, с которыми центральная власть заключила договоры о разграничении полномочий, составило больше половины — 46.

Татарстан был в их числе, согласно документу от 1994 года, органы госвласти республики имели право взимать собственные налоги; решать вопросы владения, пользования и распоряжения природными ресурсами, которые были объявлены «исключительным достоянием и собственностью народа Татарстана»; решать вопросы республиканского гражданства; создать свой Национальный банк.

С приходом к власти Владимира Путина практика заключения договоров стала уходить в небытие. Сейчас, по словам политолога-регионалиста Ростислава Туровского, такое соглашение есть только с Татарстаном — образно выражаясь, у республики эксклюзив.

Правда, действует не договор 1994 года, а новый — его завизировали в 2007 году. В этом варианте полномочия республиканских властей значительно скромнее, чем в прежнем, природные ресурсы уже не называются достоянием и собственностью народа Татарстана. Но при этом у региона есть право выдавать паспорта с вкладышем «на государственном языке Республики Татарстан (татарском) и с изображением государственного герба Республики Татарстан».

Заключение договора сопровождалось скандалом: в 2006-м его подписали Владимир Путин и тогдашний президент Татарстана Минтимер Шаймиев, утвердила Госдума, но Совет Федерации внезапно наложил вето.

Прежний спикер верхней палаты парламента Сергей Миронов негодовал, что «это опасно — утверждать данный договор», поскольку он расшатывает устои федерализма. Вне всякого сомнения, демарш СФ был согласован с Кремлем, который тогда уже плотно контролировал сенаторов. Тем не менее спустя четыре месяца Путин вновь внес в Госдуму проект договора, и депутаты благополучно преодолели вето СФ.

Срок действия документа — 10 лет. Истекает он в конце июля 2017-го.

Чуть более года назад именно к договору апеллировали депутаты Госсовета Татарстана, говоря, что у первого лица республики есть право именоваться президентом до 2017 года, поскольку договор был подписан именно президентом Татарстана, а никаким не главой.

Порядок продления документа, равно как и порядок досрочного прекращения, определяется федеральным законом, гласит договор. Казалось бы, все четко и ясно. Но только на первый взгляд.

В том самом федеральном законе — «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов» госвласти субъектов — ни слова о том, что по истечении договора его обязательно надо продлевать! Непонятно и какие последствия наступают, если документ истек, а нового по той или иной причине нет.

Этот правовой вакуум играет на руку Кремлю — при желании он может до бесконечности тянуть с заключением нового договора.

Депутат Госдумы от Татарстана Виктор Пешков (КПРФ) говорит, что Договор о разграничении полномочий не дает республике особых выгод, имея скорее статусное значение: «Татарстан гордится этим договором! Он его отстоял и, я так полагаю, будет настаивать на его пролонгировании».

Источник, близкий к администрации президента, сообщил, что возможен такой вариант: когда срок документа истечет, с Татарстаном заключат новый правовой акт, который, однако, не будет называться «договором».

Президент до 2020 года

По словам федерального чиновника, рассматривается еще один сценарий решения проблемы: Татарстан переименовывает президента, не привязывая это к продлению Договора о разграничении полномочий. Однако именоваться «главой республики» будет только следующий ее руководитель.

«Логика у них такая: Минниханов (нынешний президент Татарстана. — «Газета.Ru») избирался в качестве президента, поэтому переименовывать его будет странно. Правильнее будет называть «главой» уже нового руководителя», — поясняет собеседник «Газеты.Ru».

Однако этот подход никак не согласуется с федеральным законодательством: следующие выборы президента Татарстана состоятся только в 2020 году, а изменить наименование руководителя республики надо было, как говорится, еще вчера. Значит, если Кремль пойдет навстречу региональным властям, действие нормы, которая регулирует сроки переименования глав республик, придется продлевать. Причем во второй раз — однажды центр уже дал послабление Татарстану, продлив действие закона на год.

«Во второй раз это будет довольно смешно, потому что, как и в первый, произойдет по непонятным основаниям», — считает политолог Ростислав Туровский.

Но в целом он считает более логичным вариант, при котором переименование отложат до истечения полномочий нынешнего президента Татарстана — это, по крайней мере, будет выглядеть более приемлемо в качестве оснований для продления срока действия закона.

Что касается договора о разграничении полномочий между Татарстаном и федеральным центром, то Туровский не сомневается в его пролонгации: «Он носит больше символический и политический характер. С помощью него республика пытается сохранить остатки своего суверенитета. Я уверен, что здесь федеральный центр возражать не будет».

Молчание прокуратуры

Насколько вероятно, что Кремль все же не договорится с властями Татарстана и те так и не переименуют президента в «главу»?

Источник, близкий к администрации президента, называет такой сценарий «возможным, но с определенными правовыми последствиями»: реакцией прокуратуры, представлениями в адрес органов власти региона и т.д.

Пока, впрочем, сложно себе представить, что федеральный центр решится на такие шаги. Татарстан, со своей стороны, может обратиться в Конституционный суд РФ по вопросу соответствия принятого федерального закона Конституции страны — по крайней мере, о таком сценарии, как о возможном, говорил в ноябре Фарид Мухаметшин.

В свое время, кстати, юристы утверждали, что наименование главы региона «президентом» не противоречит Конституции. Это было в конце 2000 года, когда депутат Госдумы от ЛДПР Евгений Ищенко внес законопроект, предусматривающий переименование президентов в «глав». Парламентарий считал, что президентский статус для первых лиц республик подразумевает «некий суверенитет», и видел в этом даже «молох развала страны».

Однако правовое управление Госдумы инициативу раскритиковало.

В отзыве на законопроект говорилось, что наименование «президент» согласуется с правилами русского языка и соответствует ч. 2 ст. 5 Конституции, согласно которой республики в составе РФ являются государствами.

С такой логикой оказались согласны и коллеги Ищенко по парламенту, отклонившие законопроект.

Cейчас и Кремль, и власти республики в целом явно не хотят обострять ситуацию. Яркое свидетельство этому — почти полное отсутствие публичных комментариев по данному вопросу и гробовое молчание прокуратуры.

«Газета.Ru» направила запрос в Генпрокуратуру с просьбой сообщить, вносила ли прокуратура республики представление о неисполнении закона, если нет, то по какой причине, и каких действий следует ждать в том случае, если нарушение так и не будет устранено? В установленный законом семидневный срок ответа мы не получили. В пресс-службе прокуратуры Татарстана «Газете.Ru» сообщили, что переслали ответ в Генпрокуратуру еще в конце прошлой недели, а в пресс-службе Генпрокуратуры заявили, что не получали документа от татарстанских коллег.

Член правления Ассоциации политических юристов Олег Захаров объясняет, что формально правовые рычаги добиться исполнения закона у федеральных властей есть: «С одной стороны, надзор за тем, чтобы региональные парламенты выполняли требования федерального законодательства, возложены на прокуратуру. Прокурор вправе внести представление, указав региональным депутатам на необходимость исполнения соответствующей нормы.

Однако сроки этих действий для прокурорских работников не установлены — по смыслу закона, они должны сделать это (внести представление. — «Газета.Ru») по факту выявления нарушения, а выявление нарушения во многом зависит от них самих».

Кроме того, бездействие регионального парламента может быть оспорено в суде любым жителем республики, и суд вправе обязать парламент исправить «ошибку». В самом худшем варианте, продолжает Захаров, речь может идти даже о роспуске регионального парламента, и последнюю точку в этом случае поставит Верховный суд РФ: «Кроме того, в случаях, когда речь идет о прямом несоответствии конституции региона федеральному закону, право обратиться к региональному парламенту с соответствующим представлением имеет непосредственно президент Российской Федерации».

Центр не имеет четкой позиции в этой истории и вряд ли будет использовать какие-то санкции по отношению к Татарстану, наказывая его, говорит Туровский: «Тот ответ Путина на пресс-конференции порождает именно такое впечатление», — считает эксперт.