Как СССР помирил Индию и Пакистан

Исполнилось 50 лет со дня подписания знаменитой Ташкентской декларации

Александр Братерский 10.01.2016, 18:09
Слева направо: президент Исламской Республики Пакистан Мухаммед Айюб Хан, премьер-министр... Валерий Шустов/РИА «Новости»
Слева направо: президент Исламской Республики Пакистан Мухаммед Айюб Хан, премьер-министр независимой Индии Лал Бахадур Шастри и председатель Совета министров СССР, член Политбюро ЦК КПСС Алексей Николаевич Косыгин перед началом Ташкентской встречи глав правительств Индии и Пакистана при посредничестве СССР, цель которой — урегулирование индо-пакистанского конфликта

10 января исполняется 50 лет со дня подписания Ташкентской декларации — соглашения о прекращении военных действий между Индией и Пакистаном. Декларация была подписана на территории СССР при посредничестве советской дипломатии и лично главы Совета министров Алексея Косыгина. Документ называют одним из ярких примеров дипломатической роли Советского Союза в мировой политике, однако заключенный благодаря ему мир продержался недолго.

Соглашение об урегулировании между Индией и Пакистаном, вступившими в крупнейший после Второй мировой войны конфликт из-за территориальных споров, было подписано в столице тогдашней Узбекской ССР Ташкенте 10 января 1966 года.

Территория Узбекистана, известного своими великолепными историческими памятниками в Самарканде и Бухаре, была предложена советской стороной для подписания соглашения не случайно. Она была удобна с точки зрения логистики, объясняет специалист по индо-пакистанским отношениям, старший научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Петр Топычканов.

Узбекистан находится близко и к Индии, и к Пакистану, главам государств не надо было покидать регион, и поэтому они могли чувствовать себя максимально комфортно, говорит Топычканов: «СССР создал переговорную площадку, предоставив лидерам возможность для общения».

К моменту начала переговоров конфликт между Индией и Пакистаном серьезно угрожал стабильности в регионе.

Он начался из-за территориальных претензий: Пакистан пытался поднять восстание в индийском штате Кашмир, львиную долю жителей которого составляли мусульмане. Восстание удалось подавить, однако произошедшее способствовало началу крупномасштабных военных действий.

«Индийские силы продемонстрировали эффективность в нескольких танковых сражениях, несмотря на имевшуюся у Пакистана американскую технику», — писал об этих событиях в книге «Индийская ядерная бомба: влияние на глобальное распространение» исследователь Джордж Перкович.

Конфликт между двумя крупными региональными державами грозил перерасти в гораздо более масштабный — с участием других государств.

Свои угрозы в адрес Индии высказывал тогдашний союзник Пакистана Китай, обвинивший Дели в агрессии.

Это не на шутку встревожило СССР и США, которые опасались китайского вмешательства в конфликт. При этом особого влияния на руководство КНР американские власти не имели, а СССР и вовсе был с китайцами во враждебных отношениях. Великие державы решили использовать свое влияние в Совете Безопасности ООН, чтобы прекратить огонь. После принятия соответствующей резолюции Совбеза в сентябре 1965 года обе стороны подчинились ей. К этому времени и Индия, и Пакистан понесли значительные потери, которые насчитывали несколько тысяч человек убитыми и ранеными.

Первый после Брежнева

Однако конфликт мог возобновиться в любой момент, и, понимая необходимость разработки более прочного соглашения, свою помощь в урегулировании предложил СССР в лице тогдашнего председателя Совета министров Алексея Косыгина. Несмотря на то что фактическим главой государства был Леонид Брежнев, в то время его позиции не были очень сильными: он еще не совмещал пост главы КПСС с должностью руководителя советского парламента — Верховного Совета. Страной правила тройка в лице Брежнева, председателя Президиума Верховного Совета Николая Подгорного и главы Совмина Косыгина.

По воспоминаниям современников, Косыгин сыграл важнейшую роль в индо-пакистанском урегулировании, так как пользовался доверием обеих сторон.

Имело значение и то обстоятельство, что пакистанский президент Мухаммед Айюб Хан, хотя и вел свою страну в фарватере американской политики, был заинтересован в улучшении связей с СССР.

Главный же фактор, который сыграл положительную роль в начале переговорного процесса, заключался в том, что и советские, и американские власти были одинаково заинтересованы в разрешении конфликта. Петр Топычканов рассказывает, что США не хотели вставать на сторону Пакистана, так как поддерживали хорошие отношения и с Индией.

Ситуацией воспользовался только что пришедший к власти в СССР Брежнев. «Но это была не нейтральная инициатива «ради мира» — в СССР хотели вывести Индию и Пакистан из-под влияния Запада», — подчеркивает эксперт.

Для переговоров в Ташкент — тогда один из красивейших городов Союза — прибыли Мухаммед Айюб Хан и премьер-министр Индии Лал Бахадур Шастри. Оба лидера были довольно сильными и искушенными политиками.

Кадровый военный Айюб Хан пришел к власти благодаря военному перевороту, а затем легитимизировал свое нахождение во главе государства с помощью референдума.

Шастри, второй лидер независимой Индии после Джавахарлала Неру, занимал различные посты в руководстве правящей партии Индийский национальный конгресс.

Переговоры шли непросто — стороны обменивались взаимными обвинениями, возлагая друг на друга ответственность за начало конфликта.

Однако дипломатические усилия были потрачены не напрасно: Индия и Пакистан подписали Ташкентскую декларацию, обязывающую их прекратить боевые действия, отвести вооруженные силы на позиции, которые они занимали до конфликта, возобновить дипотношения.

Это была победа здравого смысла и дипломатическая победа СССР: «Наконец, главное дело, ради которого все собрались, увенчалось успехом: был составлен и подписан совместный документ — Ташкентская декларация. Это была подлинная победа советской дипломатии. И главную роль в ней сыграл Алексей Николаевич Косыгин», — писал в своей книге воспоминаний известный советский переводчик Виктор Суходрев.

Гроб, накрытый флагом

На фотографии в советском журнале «Огонек» индийский и пакистанский лидеры держатся за руки, а рядом с ними стоит улыбающийся Косыгин. «Мир и сотрудничество — вот что такое историческая Ташкентская декларация, и ее услышал весь мир», — писал журнал.

Рядом с этим текстом — другой, с фотографией индийского премьера Шастри в черной рамке.

В ночь после подписания декларации индийский руководитель умер от сердечного приступа. Ему стало плохо после переговоров, и попытки ведущих кардиологов Узбекской ССР по спасению политика окончились безрезультатно.

Вот как описывает происходившее уже после смерти индийского премьера Виктор Суходрев: «После некоторого замешательства министр иностранных дел Индии сказал, что надо накрыть тело Шастри индийским национальным флагом. Начали искать флаг. В конце концов он обнаружился у начальника нашей охраны. Я взял его и вернулся в спальню.

Мы с Алексеем Николаевичем (Косыгиным. — «Газета.Ru») встали по обе стороны кровати, на которой лежало тело Шастри, развернули флаг и аккуратно накрыли им покойного».

Гроб с телом Шастри, помимо Косыгина и членов индийской делегации, нес пакистанский президент.

Произошедшее с премьером Индии до сих пор покрыто покровом тайны — КГБ даже подозревал в его отравлении поваров, однако впоследствии эти подозрения были сняты. На Западе фигурировала версия о том, что в смерти Шастри виноват СССР.

Несмотря на трагический случай, Ташкентская декларация подавалась как успех советской дипломатии в деле урегулирования международных конфликтов. Правда, в Индии реакция на ее подписание была противоречивой.
Соглашение одобрили Индийский национальный конгресс и Компартия, однако оппозиционные силы считали, что заключение мира деморализует страну.

Ташкентская декларация «не привела к разрешению кризиса», констатирует Петр Топычканов.

Мир между двумя странами продержался шесть лет.

В 1971 году между Пакистаном и Индией вспыхнул новый военный конфликт, в результате чего от Пакистана откололась восточная часть, на территории которой впоследствии было провозглашено государство Бангладеш.

Новое перемирие между сторонами было подписано в декабре 1971 года.

Отношения между Индией и Пакистаном до сих пор остаются напряженными, а штат Кашмир по-прежнему является предметом приграничных конфликтов, которые происходят постоянно.

В 2000 году новый президент России Владимир Путин пытался свести для переговоров по нормализации отношений пакистанского президента Первеза Мушаррафа и индийского премьера Атала Бехари Ваджпаи, но эта попытка не удалась. Впрочем, Россия прилагала не слишком активные усилия, и на первый план вышла американская дипломатия.

По мнению ряда экспертов, из Ташкентской декларации трудно извлечь уроки для разрешения современных конфликтов, однако Топычканов считает, что тогда советской дипломатии удалось сделать то, что не удалось сделать позже: «СССР проявил активность и, пытаясь создать комфортные условия, смог стать посредником в кризисе. Это успех, у которого было мало шансов быть повторенным».