Как Россия теряет союзников в Азии
Кто может покинуть правительство

Неуплата алиментов не будет криминалом

Верховный суд предложил декриминализацю Уголовного кодекса

Андрей Винокуров, Елизавета Маетная 15.12.2015, 15:45
Shutterstock

В Госдуму внесен законопроект Верховного суда, предполагающий серьезную декриминализацию Уголовного кодекса. Президент Путин уже касался этой темы в послании Федеральному собранию и призывал парламентариев поддержать документ. Эксперты в целом поддерживают законопроект, хотя некоторые его положения выглядят спорными.

Декриминализация была одной из основных тем послания Владимира Путина Федеральному собранию в начале декабря. Напомним, что смысл этого понятия в том, чтобы ряд уголовных преступлений в случае их однократного совершения перешел в разряд административных проступков. Результатом этого должно стать сокращение числа уголовно осужденных граждан.

Путин прямо попросил депутатов поддержать пакет поправок в законодательство, разработанный Верховным судом, и вот законопроект внесен в Госдуму. Согласно ему, под декриминализацию подпадут побои, если они не повлекли последствий и были совершены однократно (ч. 1 ст. 116 УК РФ), угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, также если это было совершено однократно (ч. 1 ст. 119 УК РФ), злостное уклонение от уплаты алиментов (ч. 1 и ч. 2 ст. 157 УК РФ), использование заведомо подложного документа, за исключением заведомо подложного официального документа (ч. 3 ст. 327 УК РФ).

За последние три года по этим статьям было осуждено более 400 тыс. человек.

По данным Верховного суда, из почти 130 тыс. лиц, осужденных за данные преступления в 2014 году, примерно 95% получили наказания, не связанные с изоляцией от общества. Около 50 тыс. лиц были осуждены условно или приговорены к самому мягкому виду уголовного наказания — штрафу.

В 2011 году к преступлениям небольшой тяжести были отнесены все деяния, максимальное наказание за которые не превышало трех лет лишения свободы, что объективно увеличило число преступлений небольшой тяжести, следует из пояснительной записки. Поэтому с 1997 по 2001 год удельный вес осужденных за преступления небольшой тяжести составлял порядка 15–19%, в 2003-м — почти 25%, в 2006-м — уже 30%, в 2008 году — 35%, в 2010–2013 годах — порядка 37%, в 2013 и 2014 годах — 46%.

«Между тем нередко деяния, квалифицируемые сегодня как преступления небольшой тяжести, либо лица, их совершившие, не обладают достаточной степенью общественной опасности», — считают в ВС РФ.

Поэтому параллельно с поправками в УК Верховный суд внес законопроект, согласно которому за все декриминилизированные деяния будет установлена административная ответственность.

Адвокат Сергей Бадамшин говорит, что в предложенном варианте декриминализации кроме положительных новелл есть и неоднозначные положения. Например, это касается отмены уголовного наказания за неуплату алиментов.

«По моей практике, именно угроза уголовной ответственности была тем фактором, который приводил таких людей в чувство. Неуплата алиментов — угроза безопасности детей. На эти деньги они должны есть, одеваться, заниматься спортом. И одной матери не всегда хватает на это денег», — считает Бадамшин.

В России, по статистике, 3,2 млн детей живут в неполных семьях. Больше 2 млн из них не получают алиментов, а общий родительский долг перед ними, по официальным данным, превышает 10 млрд руб.

После вывода этой статьи из Уголовного кодекса алиментщиков уже не будет разыскивать полиция, как при возбужденном уголовном деле. В период кризиса эта мера поставит буквально на грань выживания сотни тысяч неполных семей.

«Алименты — социально важная мера, женская общественность просто встанет на дыбы. Такое предложение мог внести только недоброжелатель Путина, — говорит адвокат Александр Островский. — Это вызовет массовое неприятие у женщин, да и нормальные мужчины тоже не сторонники этого: ведь чтобы привлечь за неуплату алиментов к уголовной ответственности, надо доказать факт злостной неуплаты алиментов, что очень непросто. Также нелегко, учитывая дикую загруженность службы судебных приставов, которым просто некогда заниматься этой самой массовой категорией дел, получить деньги, которые уже присудили».

Москвичка Ольга Копылова выбивала из бывшего мужа алименты на ребенка через суд, а потом еще три года боролась с судебными приставами, чтобы получить деньги на руки.

«Я категорически против декриминализации этой нормы. Статья была, но она не работала: привлечь к уголовной ответственности по ней удавалось очень незначительный процент, — поясняет она. — Статья эта служила лишь средством запугивания — приставы, как я знаю из собственной практики, в большинстве своем были на стороне мужчин. Если эта поправка пройдет, то она очень серьезно ударит по женщинам и детям».

Второй момент, вызывающий вопросы у экспертов, связан с угрозами. «Для меня большой вопрос, почему эта статья оказалась здесь. Пока она была в уголовной плоскости, требовалось доказательство серьезности намерения. Если к вам в подъезде человек с топором подходит и говорит, что убьет, — это угроза. А когда просто бабка убить грозится, если ваша кошка не замолчит, то нет, — говорит Бадамшин. — Перевод этой статьи в административный кодекс приведет к тому, что у правоохранителей серьезно повысится риск злоупотреблений. На тех же бабок может вал административок посыпаться. Мне кажется, если статья такая плохая, лучше было ее переписать и уточнить».

Александр Островский тоже считает, что угрозу убийством убирать из УК нельзя. «Угроза убийством — достаточно серьезная статья, зачастую на практике за угрозой следует действие. И надо десять раз подумать, прежде чем перевести ее в разряд административных правонарушений», — считает он.

Что касается декриминализации статьи за побои, то, по мнению Бадамшина, это правильный шаг: «В нашей стране принято выяснять отношения рукоприкладством, главное — вовремя остановиться. Применение этой уголовной статьи превращалось в клоунаду. Если человек совершит их неоднократно, то будет уже уголовная ответственность, что тоже правильно. Все хулиганы все равно попадут в тюрьму».

Помимо этого, ВС предлагает увеличить сумму хищения чужого имущества, после которой наступает уголовная ответственность, с 1 тыс. до 5 тыс. руб. Правда, это не будет касаться групповой кражи и случаев, когда лица уже подвергались административной ответственности за аналогичные действия.

Но и в этом предложении тоже есть подводный камень. Получается, что мелкое хищение до 1 тыс. руб., которое являлось административным правонарушением, теперь может, наоборот, «криминализироваться», потому что подпадает под эту самую категорию аналогичных действий — например, неоднократное мелкое хищение можно будет подвести под кражу (ст. 158 УК РФ).

Кроме этого ВС предлагает возложить на следователей обязанности, которые будут способствовать примирению сторон.

Следователи должны будут разъяснять подозреваемому, обвиняемому и потерпевшему их право на примирение по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести, выяснять мнения сторон по вопросу примирения, отражать указанные действия в процессуальных документах. Более того, примирение теперь будет возможно буквально до последних стадий процесса, вплоть до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату.

«Это очень интересный нюанс. К этому моменту уже и приговор понятен. И все равно у человека остается возможность избежать уголовной ответственности и добиться примирения», — разъясняет Бадамшин.

Еще одной интересной новеллой законопроекта является фактическая замена уголовной ответственности мерами уголовно-правового характера, не связанными с лишением свободы. То есть вместо реальной «уголовки» гражданин будет получать штраф, лишаться права занимать определенные должности и т.д. Опять же, это касается только преступлений малой и средней тяжести.

«Эта новелла представляет интерес тем, что принцип неотвратимости наказания здесь все равно действует. Человек не избегает его и знает, что при совершении преступления будет наказан», — считает адвокат.

Предлагаемые законопроектом варианты прекращения уголовного преследования возможны только с согласия руководителя следственного органа или прокурора. В пояснительной записке говорится, что это снизит возможную коррупционную составляющую. Однако российские реалии, напротив, могут повысить опасность коррупции при такой оговорке.

Правительственный отзыв на законопроект короткий, но написан в критическом стиле. В нем говорится, что ряд новелл документа требует согласования с общими положениями и принципами законодательства РФ. «В частности, нуждается в дополнительном обсуждении целесообразность декриминализации деяний, направленных на причинение вреда умышленного характера здоровью граждан», — говорится в нем.