Кого слушает президент

«Батя» не доехал до свадьбы

Павел Дремов, один из самых известных полевых командиров ЛНР, убит под Стахановым

Дмитрий Кириллов (Донбасс), Владимир Дергачев 12.12.2015, 19:39
__is_photorep_included7961339: 1

12 декабря погиб «последний из могикан» Луганской народной республики, казачий атаман «Батя» — Павел Дремов. Его автомобиль был взорван на трассе Стаханов — Первомайск. Убитый был одним из последних действующих командиров, критиковавших власти самопровозглашенной республики.

«На данный момент на место происшествия выехали оперативные группы от генпрокуратуры и МВД. По предварительным данным, водитель спасся, а сам Дремов погиб. По оперативной информации известно, что взрывное устройство было установлено в автомобиле, в котором двигался П.Л. Дремов», — говорится в сухой сводке генпрокуратуры самопровозглашенной ЛНР о гибели командира. Водитель автомобиля, в котором находился Дремов, был ранен, но позднее скончался, не приходя в сознание.

Как рассказывают местные жители, командир отдельного шестого мотострелкового казачьего полка народной милиции ЛНР, атаман «Батя» не вовремя потерял бдительность и его убили в момент, когда он расслабился и меньше всего ждал смерти, — в день собственной свадьбы. Дремов спешил во Дворец культуры имени Горького, где должна была состояться торжественная церемония бракосочетания с российской гражданкой, журналисткой, работавшей в ЛНР. После этого планировался банкет в ресторане «Ника» в Первомайске.

По другим данным, Дремов женился накануне в Петербурге, а убит был после свадебных торжеств в ресторане «Ника» по дороге из города Стаханова в Первомайск.

Дремов был последним представителем луганской вольницы образца 2014 года, местные издания называют его «легендарным командиром». Полевые командиры Валерий Болотов, Алексей Мозговой, Алексей Павлов (Леший), Алексей Мильчаков, Николай Козицын, Евгений Ищенко, а теперь и Дремов — все эти люди или мертвы, или покинули мятежную республику, и не всегда по своей воле.

В июне 2014 года отряды казачьих атаманов Дремова и Мозгового взяли под свой контроль знаменитый «треугольник»: Лисичанск — Северодонецк — Рубежное. То было время, когда помимо ЛНР объявляли о своей независимости Лисичанская и Северодонецкая народные республики. Наряду с металлургическим Алчевском, Лисичанск с его нефтепереработкой и Северодонецк с производителем минеральных удобрений ЧАО «Азот» были крупнейшими промышленными центрами Луганской области, и за них стоило побороться.

На тот момент Дремов командовал «Стахановской казачьей самообороной», которая превратилась на время в Северодонецкий гарнизон и насчитывала до 500 бойцов. Мозговой держал Лисичанск.

Тогда они подчинялись непосредственно Игорю Стрелкову, что только подчеркивало их независимость от Луганска и особый статус их подразделений.

Но удержаться в «золотом треугольнике» атаманы не смогли. Мало того, после того как под давлением ВСУ Мозговой внезапно ушел из Лисичанска, он подвергся нещадной критике партнера, и товарищи надолго разругались. Кроме того, с понижением ставок пришлось бороться за контроль над менее лакомыми кусками, и Мозговой с Дремовым одно время спорили за Первомайск. И оба нещадно критиковали «центральную власть» в лице Болотова, а затем Плотницкого.

Дремов долго был в тени «казачьего генерала» Николая Козицына и стоял в родном Стаханове. Тогда его часть стала называться Первым казачьим полком имени Платова и, по данным министерства обороны ЛНР, на 1 января 2015 года насчитывала уже 1176 бойцов.

Дремову было 39 лет, он родился в городе Кадиевка (ныне Стаханов) Ворошиловградской области Украинской ССР. Он был из местных самородков — каменщик, который, по отдельным данным, в молодости служил в ВСУ, потом в 2003 году какое-то время побывал в местах не столь отдаленных и всегда был активистом местного казачьего движения. И еще с того времени контактировал с российскими организациями донских казаков. Жил Дремов с мамой.

Нынешний свой негласный статус «последнего народного лидера ЛНР» получил после убийства в июле 2015 года командира бригады «Призрак» Алексея Мозгового.

Павел Дремов любил и умел говорить — его ролики с выступлениями на митингах в Стаханове расходились очень широко. «Батя» обычно требовал денег для своих пенсионеров и бойцов сначала у Болотова, потом у Плотницкого и нещадно критиковал их обоих за якобы расхищение российской гуманитарной помощи. В интервью «Росбалту» Дремов рассказывал, что он сторонник национализации и «социально-справедливой монархии». В конце декабря 2014 года Дремов и его казаки опубликовали самое известное видео с критикой Плотницкого.

С апреля 2015 года, с введением в ЛНР военного единоначалия и выстраивания мотострелковых корпусов в ДНР и ЛНР Павел Дремов вроде бы пошел на мировую. Он стал называться уже не «командующим центральным фронтом Казачьей национальной гвардии и генерал-майором Всевеликого войска Донского», а превратился в простого командира полка. Причем не «Первого казачьего имени Платова», а 6-го мотострелкового в составе корпуса армии ЛНР. Тогда же в апреле состоялось и публичное примирение Плотницкого и Дремова на праздновании годовщины штурма здания луганского СБУ (6 апреля. — «Газета.Ru»). «Батя» получил из рук руководителя ЛНР орден «За мужество». Такие же награды получили 94 бойца его полка. Кстати, это был уже второй орден Дремова. Первый, «За доблесть» II степени, он получил еще в феврале 2015-го из рук премьер-министра ЛНР Цыплакова.

В ЛНР к лету 2015 года навели относительно жесткий порядок. Не стало Мозгового, Ищенко, Лешего. О своем уходе из ЛНР объявил Мильчаков, без громких заявлений выдавили в Россию атамана Козицына, давно выехал из Луганска Болотов.

Но Павел Дремов при этом отнюдь не превратился в пай-мальчика. Широко известными стали его слова о некой флешке, где у него якобы был собран компромат на лидеров ЛНР.

Возможно, как это уже бывало, ответственность за убийство возьмет на себя очередная украинская партизанская группа вроде «Теней». Так было, например, после убийства Мозгового. Но каких-либо реальных доказательств своего участия в устранении «полевого командира» им всякий раз представить не удается.