Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Это был айсберг в политике»

Политики и друзья о Евгении Примакове

Александр Братерский, Елизавета Маетная, Андрей Винокуров, Василий Петров 26.06.2015, 14:21
__is_photorep_included6855969: 1

На 86-м году жизни в Москве после продолжительной болезни скончался Евгений Примаков, бывший премьер-министр России, глава МИД и СВР. Примаков был больше чем политик — он до последних дней оставался голосом трезвости и мудрости, в которой сильно нуждается сегодняшняя Россия. Близкие друзья и политики поделились с «Газетой.Ru» своими воспоминаниями о Евгении Примакове.

Мудрый и обстоятельный, известный своей рассудительностью и отличным чувством юмора, Евгений Примаков был одним из самых уважаемых российских политиков. К его мнению прислушивались как левые, так и правые. Он был патриархом российской политики, автором огромного количества книг и научных работ, в частности по проблемам Ближнего Востока, на изучении которого он специализировался. Американские политики иногда называли Примакова «русским Киссинджером» — в честь знаменитого госсекретаря США Генри Киссинджера — одного из столпов международной политики. Оба политика хорошо знали друг друга и часто полемизировали.

С именем Примакова связано несколько поворотных моментов в российской политике. Один из них — знаменитый «разворот над Атлантикой» в марте 1999 года, когда премьер Примаков отказался лететь в США, отреагировав на начало войны в Югославии.

Примаков всегда выступал за открытость страны.

«В то же время для него было неприемлемо слишком быстрое сближение с Западом. Идеалом для него оставалась схема конца 1980-х годов. Схема открытости и равноправного партнерства с Западом», — говорит политолог Алексей Макаркин. В эти годы Примаков возглавлял один из главных академических институтов страны — ИМЭМО АН СССР и был одним из основных советчиков Кремля по вопросам внешней политики.

При этом «разворот над Атлантикой» был органическим развитием его внешнеполитического курса, началом более осторожной и многовекторной политики. Примаков всегда был человеком в стиле realpolitik. Он понимал, что из противостояния нужно выходить, но не нужно уступать.

«Здесь не было никакого героизма», — говорил сам Примаков. Любой государственный деятель на его месте поступил бы так же, считал он.

В советские годы Примаков, хорошо знавший лично многих лидеров Ближнего Востока, участвовал в выполнении деликатных поручений советского правительства. В частности, вел тайные переговоры с представителями израильского правительства, когда официально отношения между Израилем и СССР были разорваны.

Примаков также стоял у истоков создания Службы внешней разведки (СВР), которая в 1991 году отделилась от КГБ. В 1996–1998 годах он возглавлял российский МИД, а затем – российское правительство, при котором начался выход страны из кризиса.

Примаков выступал за умеренное усиление роли государства в экономике одновременно с поддержкой малого и среднего бизнеса. Но что важно:

Россия при премьере Примакове не развернулась в сторону советской плановой экономики.

На парламентских выборах 1999 года Примаков фактически стал оппонентом будущего российского президента Владимира Путина, выступая союзником мэра Москвы Юрия Лужкова и его партии «Отечество — Вся Россия» (ОВР). В 2001–2011 годах он возглавлял Торгово-промышленную палату. «У нас была такая советская практика, что если проигрывает — а ОВР проиграло, — то человек обычно уходит. Примаков обладал таким авторитетом, что у него появилась особая роль. Он стал старейшиной российской политики, и к его мнению прислушивались на всех уровнях», — отмечает Макаркин.

Примаков активно выступал в печати и пытался предлагать выход, в частности, из ситуации на Украине, не скрывая личных переживаний по поводу происходящего: в январе 2015 года он выступил на страницах «Российской газеты» со статьей, которую многие посчитали «программной». В ней Примаков говорил о проблемах российской экономики и федерализма, а также призывал не отказываться от сотрудничества со странами Запада: без этого, считал академик, «мы потеряем свою страну как великую державу».

Политики и близкие о Евгении Примакове

Юрий Лужков: «Он писал прекрасные стихи, но читал их только близким людям»

Юрий Лужков. Источник: Пресс-служба Московского Пасхального фестиваля/ТАСС Пресс-служба Московского Пасхального фестиваля/ТАСС
Юрий Лужков. Источник: Пресс-служба Московского Пасхального фестиваля/ТАСС

Это очень печальное трагическое известие. Мы были соратниками, Евгений Максимович в плане политическом и человеческом был не только большим нашим другом, но и учителем. Мы внимали ему, его позиции, тому, что он предлагал, – и в государственном плане, и в личном. Я уж не говорю о том, что он был очень контактным и творческим человеком и общение с ним было счастьем для всех. Он был смелым человеком! Помните, как он развернул самолет прямо в небе, в знак протеста, что американцы начали бомбить Югославию? Он не считал возможным разговаривать с этими людьми, которые устроили такую трагедию.

Это было его личное решение. Это было решение человека. И это было решение большого политика, который продемонстрировал всему миру свое отношение к тому, чего делать нельзя.

Он был руководителем фракции ОВР – и тут снова он продемонстрировал талант руководителя, который принял новое время и даже во многом возглавил важнейшие процессы. Его слушали даже противники – Евгений Максимович был авторитет, непререкаемый авторитет, которому все старались следовать, чтобы реализовать задуманное им. Его смерть действительно трагедия для всей страны. Он был великим человеком, патриотом России, которую знал, любил и много чего хорошего для нее сделал. Это значительная фигура в истории нашей страны, и очень хочется, чтобы память о нем сохранилась.

Знаете, что больше всего в нем поражало? Его человечность! Он был и главой разведки, и членом политбюро, и премьер-министром — и при этом очень открытым человеком. Меня поражало его желание дружить, создать тебе комфорт — и в бытовом плане, и в человеческом. А еще — это мало кто знает! — он был прекрасным поэтом и великолепно писал стихи. Может, это была какая-то тайна, которую он не хотел говорить, но стихи его были очень талантливыми! Он читал их только в узком кругу, друзьям, и вдруг наступала минута такого погружения в красоту поэзии и мысли!

Генрих Боровик, писатель, журналист-международник: «Он старался, чтобы на земном шаре жили умно и мирно»

Генрих Боровик. Источник: Митя Алешковский/ТАСС Митя Алешковский/ТАСС
Генрих Боровик. Источник: Митя Алешковский/ТАСС

Для меня это удар, очень ощутимый удар. Я знал, что он болел, болел серьезно и долго. Но это все равно неожиданно.

С Евгением Максимовичем мы были большими друзьями со студенческих лет, хотя учились в разных институтах, но вот дружили всю жизнь. Он был замечательным человеком, большим государственным деятелем и прекрасным другом.

Мало кто помнит уже, но начинал он как журналист. И он был великолепным журналистом. Примаков написал много книг, почитайте их и сами убедитесь, каким замечательным пером он обладал! И какие искренние, по-настоящему серьезные и добрые эти книги.

А главное — он был по-настоящему великим политиком, который старался, чтобы на земном шаре жили умно, жили мирно и чтобы не было войны. Я уж не говорю о том, какие правильные и мудрые решения он принимал, будучи на госслужбе.

В последнее время он возглавлял очень хорошую и интересную организацию — «Меркурий-клуб» — это политическое и экономическое учреждение, которое помогает нашей стране в решении многих вопросов, старается изменить в хорошую сторону те трудности, которые у нас были и есть. Вчера вечером было серьезное заседание, Евгения Максимовича на нем не было, но все его вспоминали. И тут утром такое ужасное известие. Мне сложно об этом говорить, слишком больно…

Депутат Госдумы Оксана Дмитриева: «Россия осиротела»

Оксана Дмитриева. Источник: Сергей Фадеичев/ТАСС Сергей Фадеичев/ТАСС
Оксана Дмитриева. Источник: Сергей Фадеичев/ТАСС

Евгений Максимович – это человек, по отношению к которому можно с полным правом употребить выражение «Отец нации».

Это уникальная личность, уникальный государственный деятель. До последнего дня своей жизни он стоял на страже государственных экономических и внешнеполитических интересов. Другого Примакова у России не будет.

Самое главное его качество – это верность друзьям, верность дружбе.

Он был верен своим друзьям, коллегам, сотрудникам, с кем бы его ни сталкивала жизнь на протяжении карьеры.

Он всех собирал в «Меркурий-клубе», и там собирались представители совершенно разных периодов его жизни. Были ученые, люди, с которыми он работал в Совете министров СССР, представители МИДа, коллеги Примакова по СВР. Он собирал деятелей разных эпох и времен, но все они болели за страну.

Примаков как-то мне сказал, что одной из его ошибок в жизни было то, что он не назначил меня министром в свое правительство. Я ему неоднократно говорила, что такая оценка от него дороже, чем пост в его правительстве.

Известный исследователь Арктики и Антарктики, политик Артур Чилингаров: «В трудную минуту всегда можно было с ним посоветоваться»

Артур Чилингаров. Источник: Артем Коротаев/ТАСС Артем Коротаев/ТАСС
Артур Чилингаров. Источник: Артем Коротаев/ТАСС

Наша дружба длилась более 30 лет. Она началась, когда он еще был директором Института востоковедения. Мы не пересекались по работе, это были просто дружеские, братские отношения.

Примаков был учителем для меня. В трудную минуту всегда можно было с ним посоветоваться.

У него мощная биография. Настоящий айсберг в политике.

Мы с ним вместе работали в Госдуме, когда он возглавлял фракцию «Отечество – Вся Россия». Это был ежедневный контакт. Он был очень теплым человеком.

Бывший вице-президент России Александр Руцкой: «Он обладал редким сочетанием ума и порядочности»

Александр Руцкой. Источник: Михаил Климентьев/РИА «Новости» Михаил Климентьев/РИА «Новости»
Александр Руцкой. Источник: Михаил Климентьев/РИА «Новости»

Евгений Максимович был аномальным явлением в природе человечества. Он обладал редким сочетанием ума и порядочности. Глубоко сожалею о кончине, и мои соболезнования всем близким

Помимо всего прочего, он был очень скромным человеком. И смелым.

Из последнего резонансного выступления Евгения Примакова 13 января 2015 года в ЦМТ на заседании «Меркурий-клуба», которое широко обсуждалось в прессе:

О США и НАТО

«Должна ли Россия держать дверь открытой для совместных действий с США и их натовскими союзниками в том случае, если эти действия направлены против настоящих угроз человечеству — терроризма, наркоторговли, раздувания конфликтных ситуаций и так далее? Несомненно должна. Без этого, не говоря уже о заинтересованности россиян в ликвидации опасных международных явлений, мы потеряем свою страну как великую державу.

Россия в таком случае не сможет занимать одно из главных мест среди тех государств, которые готовы пользоваться поддержкой России, но с учетом и ее собственных интересов».

О «цветной революции» в России и оппозиции

«Наши СМИ часто грешат перепечатками из западной прессы, где предсказывается «цветная революция» в России. Ее заготовителями и исполнителями называется оппозиция режиму Путина.

Абсолютно не верю, что верх во внутриполитической обстановке в нашей стране способна взять кучка несистемных оппозиционеров, не пользующаяся поддержкой в массах населения.

Но турбулентность в обстановку может внести ухудшение социального положения большинства населения и отсутствие радикальных перспектив повышения роли субъектов Федерации».

О юго-востоке Украины

«Итак, можно ли по-прежнему говорить о российской заинтересованности в том, чтобы юго-восток оставался частью Украины? Отвечаю: считаю, что нужно. Только на такой основе можно достичь урегулирования украинского кризиса. Другой вопрос: следует ли включать в число «уступок» США и их союзникам в Европе отказ от воссоединения Крыма и Севастополя с Россией? Отвечаю: нет, это не должно быть разменной монетой в переговорах.

Следующий вопрос: в условиях несоблюдения минских соглашений может ли Россия в крайней ситуации ввести свои регулярные воинские части в помощь ополченцам? Отвечаю: категорически нет. Если бы такое случилось, это было бы выгодно США, которые использовали бы такую ситуацию, чтобы держать под собой Европу на целый век. Вместе с тем такая позиция с нашей стороны не означает отказа от поддержки ополченцев, которые добиваются учета особенностей юго-востока Украины в структуре украинского государства».

О «Шарли» и антиисламской истерии

«Перед нашими глазами развернулась трагедия во Франции. Нужно ли нам извлекать из нее уроки? Такая истина, что свобода печати необходима для построения демократического общества, неоспорима. Но кто сказал, что следует поддерживать в той или иной форме свободу публикаций в СМИ, если они направлены на унижение, оскорбление религиозных чувств? Призывы доказать свободу печати через публикацию карикатур, например, на пророка Мухаммеда задевают чувства мусульманской части населения — верующих и неверующих. А в России это не так уж мало — 18, а возможно, и больше миллионов граждан. Естественно, не все они, да и их большинство не придерживаются экстремистских взглядов. Но призывы, направленные на разжигание антиисламской истерии, неизбежно приведут к увеличению числа тех, кто хотел бы изолироваться, остаться в стороне от общегражданского строительства как в европейских государствах, так и в России».

О местном самоуправлении и внутренних резервах

«Жизнь выдвигает требования изменить положение местного самоуправления. Для этого нужно четко определить его организационные и финансовые основы, распределить полномочия и финансовые ресурсы между местным самоуправлением и регионом. В России более чем 22 тысячи муниципальных образований – от крупного города до небольшого сельского поселения. Весьма важен отказ российского руководства от универсального подхода с определением тех социально-экономических функций, которые закрепляются за муниципалитетами. Это особенно относится к сельским поселениям, местные власти в которых практически недееспособны. Но при любой ситуации единственной альтернативой для России является опора в первую очередь на наши внутренние резервы и возможности для количественного и качественного роста экономики».