Точка невозврата

Стоит ли прислушаться к советам экс-премьера Евгения Примакова

«Газета.Ru» 14.01.2015, 19:04
Президент РФ Владимир Путин и председатель совета директоров ОАО «РТИ» Евгений Примаков Григорий Сысоев/ТАСС
Президент РФ Владимир Путин и председатель совета директоров ОАО «РТИ» Евгений Примаков

Российская экономика, считает Евгений Примаков, ставший премьер-министром в кризисном 1998-м, и сегодня в состоянии вынести низкие цены на нефть. Если, конечно, руководство страны сумеет провести эффективную экономическую децентрализацию. А главное, дополняя Примакова, — усмирить армию чиновников, ищущих, где еще чего отрегулировать в экономике, прикрываясь кризисом и риторикой «кругом враги».

Накануне Гайдаровского форума экс-премьер России Евгений Примаков призвал российскую власть признать украинский юго-восток частью Украины, провести в ближайшие два года реальную диверсификацию российской экономики, дать экономическую свободу регионам, а также перестать изолировать Россию от мира.

«Без этого мы потеряем свою страну как великую державу», — резюмировал в докладе человек, многие годы воспринимавшийся как едва не главный консерватор страны. Развернувший в свое время над океаном самолет, узнав, что США начали бомбардировку Югославии.

Тогда этот разворот казался не просто изменением маршрута – он воспринимался многими как символический разворот всей страны.

Примаков был тогда, пожалуй, самой сильной политической фигурой на российской сцене, этаким антиподом Бориса Ельцина, и у него вырисовывались все шансы стать следующим президентом России. Многие были в ужасе от подобной перспективы. Полагая, что Примаков непременно вернет Россию в «совок», задушит кое-как оформившуюся рыночную экономику и начнет новую «холодную войну» с Западом. Ну вот, подумали многие, от либерализации и встраивания в западную модель мы переходим к новому социализму, доминированию государства над обществом, возвращаемся к старым советским догмам.

Тогда никто не догадывался, что будет позже…

Евгений Примаков стал премьером во время августовского кризиса 98-го года и был отправлен в отставку в мае 99-го. За эти восемь месяцев промышленное производство в России выросло на 23,8%, инфляция уменьшилась с 38 до 3%.

Возглавляемое им правительство обвиняли в бездействии. В том, что кабинет министров не выработал экономическую стратегию, не провел через Думу пакет налоговых изменений. Как стало ясно позже, отчасти благодаря этому «пассивному» и осторожному поведению кризис не зашел глубже. Рыночная экономика не терпит суеты и не любит, когда все вокруг начинают ее «регулировать». Даже, а может – особенно, в кризисные моменты.

Сегодня мы наблюдаем практически обратную картину. Призывая инвесторов вкладываться, а бизнес — развиваться, государство пытается регулировать каждый вздох и выдох предпринимателей, по сути, не давая им дышать вовсе. На словах обещая снижение налоговой нагрузки и сокращение проверок, а на деле вводя все новые ограничения.

Свежий пример — подписанный президентом закон о праве проводить внеплановые проверки ресторанов, супермаркетов и производителей продуктов питания. В декабрьском послании Федеральному собранию Путин сам же обрушился на засилье контролеров. «Проверяющих органов так много, что если каждый из них хоть один раз придет — всё, можно любую фирму закрывать», — сказал президент.

После чего подписал закон, позволяющий чиновникам валиться на голову бизнесу в любой момент, фактически приравняв любой магазин или столовую в потенциальное место для спецопераций. В общем, в такое место, куда соответствующие органы всегда приходят внезапно и не с целью помочь развитию бизнеса. Теперь они все уравнены.

…И в 1998 году патриотически настроенные политики предлагали в условиях финансового кризиса и развала банковской системы начать опустошать бюджет, «поддерживать отечественного производителя». Примаков этого делать не стал. Тоже, наверное, осторожничал. Но в конечном итоге оказался прав. Производители сами разобрались, и в том же сельском хозяйстве начался действительно заметный рост.

Как вспоминает сегодня экономист Сергей Алексашенко, «правительство Примакова — Маслюкова жестко и бескомпромиссно зачищало бюджет, замораживало зарплаты и пенсии.

Несмотря на левую риторику, правительство не сделало ни одного шага к восстановлению плановой экономики, не стало пересматривать итоги приватизации, не стало изменять экономические правила игры вообще...»

В общем, не мешало. А подчас даже предлагало удочку, а не рыбу. Рыбы никогда на всех не хватит.

Сегодня Примаков в своем докладе говорит, что российская экономика в состоянии вынести нефть даже по 30–40 долларов за баррель. А вот армия чиновников, ищущих, что еще можно отрегулировать, добьет экономику куда надежнее, чем все санкции, контрсанкции, военно-ориентированный бюджет и дешевеющая нефть, вместе взятые.

В геополитике экс-премьер советует руководству страны ни в коем случае не вводить на юго-восток Украины российские войска, признать эту территорию частью Украины, и именно с таких позиций вести переговоры с США и Европой. Крым и Севастополь, по его словам, «не могут быть разменной монетой» в международных переговорах, но при этом изолировать страну от мира, закрывать двери для США и даже НАТО «в противодействии настоящим угрозам человечества — терроризму, наркоторговле, раздуванию конфликтов» — это путь не к великой державе, а к заброшенной провинции.

В общем, судя по всему, сегодня ситуация в стране такова, что уже не так важно, кто либерал, кто патриот, кто за белых, кто за красных. Сегодня куда важнее — кто профессионал, а кто надеется только на «авось нефть снова вырастет» либо на силу и близость к власти.

Если даже Евгений Примаков, один из столпов политического традиционализма, зазвучал вдруг как убежденный либерал, не пора ли и тем, кто сегодня управляет страной, перестать искать кругом заговоры и заняться развитием страны?

…Пилоты Примакова тогда все просчитали и благополучно вернулись в Москву. Но все мы должны помнить: есть «точка невозврата», пройдя которую, уже нельзя вернуться. Давайте и не будем к ней приближаться.