Кого слушает президент

У Эрдогана не получилось стать Путиным

Умеренные исламисты проиграли выборы в Турции

Александр Братерский 08.06.2015, 14:13
Президент Турции Реджеп Эрдоган и Владимир Путин Сергей Карпухин/АР
Президент Турции Реджеп Эрдоган и Владимир Путин

Впервые за 13 лет правящая в Турции Партия справедливости и развития президента страны Реджепа Эрдогана потеряла большинство мест в парламенте. Таким образом турки показали, что не согласны с планом Эрдогана по превращению страны в президентскую республику, которую он сам сравнил с английской монархией. Это чувствительное поражение для политика, которого зарубежные политологи сравнивают с Владимиром Путиным.

По результатам подсчета 97% голосов правящая умеренно исламская Партия справедливости и развития получила чуть более 40% голосов избирателей — это почти на 10% меньше, чем четыре года назад, на выборах в 2011 году. Это, в свою очередь, означает, что партия лишается парламентского большинства, а вместе с ним возможности формировать однопартийное правительство и вносить изменения в конституцию страны.

Такой результат — болезненный удар по Эрдогану, который, став президентом, после более десяти лет премьерства рассчитывал изменить форму правления с парламентской на президентскую. Стоит отметить, что американский политолог Фарид Закария поставил Эрдогана в один ряд с президентом России Владимиром Путиным. В политической сфере они предпочли «закручивание гаек» политическим реформам, опору на «традиционные ценности» либерализации общественной жизни, и при этом в экономике достигли неплохих показателей.

В этом смысле, с точки зрения Закарии, они представляют серьезный вызов западной либеральной демократии.

Тем не менее в последние годы Эрдоган столкнулся с жесткой оппозицией со стороны городских слоев, и характерно, что обвинили в развязывании «кампании» против него. Интересно и то, что на этом фоне обозначилось сближение России и Турции, вылившееся в проект газопровода «Турецкий поток», заменивший «Южный поток», строительство которого забуксовало после начала украинского кризиса.

Правда, отношения двух стран несколько омрачились после визита Путина в Армению на церемонию поминовения жертв геноцида армян, который Турция, как известно, не признает. После этого официальная Анкара выступила с рядом резко критических заявлений в адрес Москвы, упомянув, в частности, присоединение Крыма и положение там крымских татар.

Интересно, что Эрдоган уверял, что после изменения конституции страна станет похожей на Великобританию. «В конечном счете, ответственность несет королева», — довольно экстравагантно интерпретировал он особенности британской политической системы.

Однако большинство турок, похоже, не обрадовала перспектива «британизации» страны. Голосование было достаточно активным: в нем приняло участие свыше 37 млн из 53,7 млн зарегистрированных избирателей.

На втором месте с 25% находится Народно-республиканская партия — это кемалистская политическая партия, которая выступает за республиканские ценности и светскую форму правления. На третьем месте Партия националистического действия, за которую отдали голоса 17% граждан страны.

Эта партия стоит на крайне правом фланге турецкого политического спектра и в прошлом имела репутацию даже профашистской. Партия больше всего известна своим военизированным крылом «Серые волки», к которому, в частности, принадлежал Махмед Али Агжа, совершивший покушение на папу Римского Иоанна Павла Второго.

Еще одним сюрпризом прошедших выборов стал высокий результат прокурдской Демократической партии народов, которая смогла набрать 10% голосов избирателей. Несмотря на то что курды как этническая общность получили политические права именно благодаря Эрдогану, лидер их партии отверг возможность коалиционного соглашения с Партией справедливости и развития: «С этими выборами дискуссиям о президентской форме правления пришел конец», — заявил лидер партии Селахаттин Демирташ.

По мнению политического обозревателя авторитетной газеты Hurriyet Мехмета Йелмаза, Эрдоган является «самым большим лузером» прошедших выборов. «Не кто иной, как он, разделил страну на два лагеря и нарушил конституцию для того, чтобы добиться своей цели. И та президентская система, которую он задумал, подошла к концу», — отметил Йелмаз.

По мнению старшего научного сотрудника ИМЭМО тюрколога Виктора Надеина-Раевского, «избиратели сделали так, чтобы Эрдоган, которого часто называют «султаном», не добился превращения республиканской Турции в империю».

Несмотря на то что население поддержало его идею о всенародном избрании президента, против него сработали такие факторы, как ухудшение экономической ситуации, сирийский конфликт, из-за которого в страну хлынули десятки тысяч беженцев, и усиление радикальных исламистских группировок на южных границах страны. «Сирийская проблема начала оказывать влияние на положение внутри Турции», — говорит Надеин-Раевский.

Эксперт предполагает, что партнерами Эрдогана по коалиции могут стать ультранационалисты из Партии национального действия. Подобные прецеденты уже случались в 70-е годы. Он сравнивает ее с запрещенным в России украинским «Правым сектором»: «Это супернационалисты, но в Турции политическая палитра достаточно пестрая и возможны разнообразные коалиции».