«Там русские гибнут, вы должны их защищать»

В СПЧ сообщили о мурманских контрактниках, которые отказались ехать в Донбасс

Владимир Дергачев, Денис Тельманов, Андрей Винокуров 13.02.2015, 23:45
Павел Лисицын/РИА «Новости»

Солдаты-контрактники одной из российских частей вступили в конфликт с начальством, предположив, что их могут направить на территорию Украины. СПЧ направил запрос в Минобороны. «Газета.Ru» провела расследование и выяснила номер части, связалась с обеими сторонами конфликта и получила запись выступления замполита, на которой он мотивировал контрактников ехать в Донбасс. Замполит подтверждает подлинность записи, но уверяет, что его не так поняли.

Член президентского Совета по правам человека (СПЧ) Сергей Кривенко направил в Министерство обороны России запрос на имя замминистра Николая Панкова с требованием проверить информацию о том, что контрактников в Мурманской области якобы предупредили о возможном выполнении боевых задач на территории Украины.

Солдаты-контрактники 536-й отдельной береговой ракетно-артиллерийской бригады воинской части 10544, расположенной в Мурманской области, вступили в конфликт со своим начальством, узнав о возможности отправки на Украину.

«Со слов военных, им говорили о боевых приказах, связанных с пересечением границ. Когда они спросили про основания, им сказали: «Родину надо любить, там русские гибнут, и вы должны их защищать», — пересказывает «Газете.Ru» руководитель правозащитной организации «Гражданин, право, армия» Сергей Кривенко, недавно вернувшийся из командировки в Мурманск.

По словам правозащитника, подобные формулировки командира не являются правовым основанием для применения российских войск за рубежом.

«Газете.Ru» удалось связаться с одним из военнослужащих-контрактников, согласившимся поговорить с изданием на условиях анонимности («Газета.Ru» знает его настоящие имя и звание, а у Сергея Кривенко есть именной запрос от этого контрактника).

Контрактник рассказал, что 28 января 2015 года его и еще 58 военнослужащих вызвали на совещание к начальству. Там стало известно, что контрактников направят в военную часть в поселке Спутник в Мурманской области, где располагается 61-я отдельная Киркенесская краснознаменная бригада морской пехоты.

По словам собеседника, им сообщили про дальнейшую отправку в Ростов и намекали на последующую переброску в Донбасс. Всем несогласным предложили написать рапорт об увольнении. Таких оказалось восемь человек.

Уже в Спутнике военнослужащие прошли серьезную боевую подготовку, включающую стрельбы и учения со спецтехникой. Собеседник «Газеты.Ru» подчеркивает, что у него и его сослуживцев не было необходимого обмундирования: «Нас отправили туда в летних берцах и без зимней формы. Думали, что мы там пробудем недолго и вскоре отправимся под Ростов». Часть военнослужащих из-за этого заболели.

Кроме того, им сменили воинские специальности. «Я получил матросскую должность стрелка», — объясняет военнослужащий и говорит, что приказов, обосновывающих это, бойцам не показывали.

«Помогать мы должны по всем понятиям»

31 января в связи с недовольством солдат в Спутник приехал замполит части 10544 подполковник Вячеслав Оканев. Он вызвал солдат на разговор, где повторил историю о необходимости отправки своих подчиненных на Украину. В распоряжении «Газеты.Ru» имеется запись беседы Оканева с контрактниками длиной в 1 час 12 минут.

«Вы сейчас все выполняете учебно-боевую задачу. <…> Вы отправлены в командировку, вы прибыли сюда, на Спутник, для выполнения учебно-боевых задач. Если будет команда, вы можете поехать дальше в командировку на проведение учений на незнакомой местности».

Командировка, по его словам, может быть в любой военный округ: «Может быть такая ситуация и что бросят к границам Украины, об этом я уже вам говорил, тогда уже там непосредственно могут возникнуть и боевые задачи, и тогда вы будете выполнять боевой приказ. Соответственно, пока на данный момент вас интересует невыполнение приказа. Есть Уголовный кодекс, Конституция и Общевоинский устав, устав внутренней службы, который расписывает эти моменты. Итак, выполняете приказы».

Контрактники также спрашивают насчет решения бытовых вопросов и проблем с теплой одеждой. Оканев обещает уладить все бытовые вопросы. Он также регулярно говорит контрактникам, что если кто-то из них не хочет выполнять приказ, то пусть пишет рапорт об увольнении и расторгает контракт.

— У нас войну пока еще никто не объявил, почему мы должны воевать за какую-то страну? — возмущается один из контрактников.

— Нам сразу сказали, что мы едем на Украину на войну, — говорит другой военнослужащий.

— Попробую еще раз объяснить, — отвечают солдатам. — Вы едете на учение на незнакомую местность. Где эти учения будут проходить — это уже другой вопрос. Будут ли эти учения в Брянске, Воронежской области, в Ростовской области, (можете) там остаться. Я не исключаю, что есть вариант перехода на территорию Донецкой и Луганской областей для оказания там непосредственной помощи.

Да, войну никто никому официально не объявлял. А помогать мы должны по всем понятиям, по человеческим, по этическим, по военным и по всем остальным. Почему именно так мы должны? Потому что вы должны понять, если Украина задавит Донецкую и Луганскую области, то все преступления, которые были совершены на территории Донецкой и Луганской областей вот этими отморозками, они просто легитимизуются, устаканятся, узаконятся и ни один суд это не признает.

Все преступления, которые они совершили, ты можешь посмотреть в глаза этим детям, старикам, женщинам и сказать «да, я не приехал вас защищать, потому что мне (все равно)…, что убивали, насиловали, грабили вас, разрушали ваши дома».

На вопрос контрактников, а если с ними что-то случится, кто «посмотрит в глаза нашим женам и детям», замполит отвечает следующее:

— Если вы не хотите защищать, если они задавят Луганск и Донецк… Они сейчас воспользовались 20-летием разгромленности России и что мы там не вели нормальную работу. Они пришли к власти. Дальнейшая ситуация приведет к тому, что они (придут) в Ставрополь, Краснодарский край, Ростов, Брянск и так далее, если вы сейчас не поедете туда и не будете защищать их там, то вы не сможете защитить их здесь, — продолжает Оканев.

— В прошлый раз я на учениях переходил границу, — рассказывает один из присутствующих. — Сейчас во второй раз отказываться не буду. Но вопрос: если со мной что-то произойдет, как это все спишется? Родные получат компенсацию или нет? И за предыдущую командировку там нет выплат, я до сих пор не могу найти концы. Нас с нашей бригадой послали сюда. Я был в штабе у командира прошлого батальона морской пехоты, нас нет в списках, я не могу получить выписки из приказа для оплаты командировки.

— Да, вы правы, официально война не объявлена, там можно погибнуть, стать калекой, законодательная база в этом вопросе у нас не устаканена, ее нету, по сути дела, — ответил замполит и перешел к геополитическому фактору. — Но вы все прекрасно понимаете, что вы не одни там… Если что-то случится, я вас заверять о том, что вас не забудут, родным будут выплаты, — не буду (недовольный хор голосов). Но из-за того, что наверху сидят неглупые люди, они сейчас наверняка прорабатывают этот вопрос, чтобы платить деньги. Далее внести в законодательную базу о том, чтобы принять статус участника боевых действий, социальные выплаты, денежные, медицинское обслуживание.

Выступает следующий контрактник-матрос:

— Когда мы переезжали, Санджапов (замкомандира части) сказал, что мы едем в Ростовскую область. Я ехал стоять на защите рубежей, кордона, не пропускать всякую сволочь, за спиной мать, отец, все ясно. Но на Украину — видимо, я наивный был, — то, что мы будем переходить границу с Украиной, мы узнали это здесь, достоверную информацию. Я не говорил, что подполковник Санджапов нас ввел в заблуждение, может, он добросовестно заблуждался, хотя прекрасно все знал. Но все сделали так, чтобы нас поставить перед фактом.<…> Мне перед покиданием Спутника нужна гарантия, что я не буду переходить границу, буду находиться на границе, охранять рубежи. Кто мне даст такую гарантию?

— Я тебе такую гарантию не дам, — отвечает замполит.

— Разрешите вопрос такой, — начинает другой контрактник. — Вчера-позавчера общался с ребятами, которые там были. Их никто не принуждал (что будут) переходить границу. (Была) объявлена команда выходить просто в поля, (взяли с собой) четыре магазина, гранаты. «Вышли, — говорят, — в поля, едем-едем, следы стрельбы, потом «КамАЗы». Выходим сигареты попросить. Че, где находимся, где Россия, где че? Да вот, говорят, Луганск за поворотом, вот дорога на аэропорт. Мы были в шоке, что уже там. Вообще никто не предупреждал. Если бы мы пошли дальше и там «Град», дождь свинцовый, было бы просто страшно, слезы капали, за что мы идем туда».

В конце записи замполит предлагает никому не «чебушить», то есть не распространять информацию за пределы части. Оканев признает, что вопросы есть, и обещает их решить с замкомандира Санджаповым.

«У страха глаза велики, кто-то там воду мутит»

«Газете.Ru» удалось связаться с командиром части полковником Юрием Рязанцевым, на которого жаловались контрактники. Он заявил, что никого на Украину отправлять не собирался, просто офицеров на месяц прикомандировали к 61-й бригаде морской пехоты, на базе которой создается батальонно-тактическая группа (БТГ) оперативно-стратегического командования (ОСК) «Север».

«Сейчас идет набор контрактников, но чтобы полностью закрыть штат этой БТГ, чтобы она действовала, туда на месяц были откомандированы 40 военнослужащих контрактной службы. В ближайшее время командировка у них заканчивается, и они будут возвращены обратно. Каким-то боком кто-то им наплел, что их отправляют на Украину. И я беседы проводил, и замполит флота проводил — никуда вы не едете, ни в какую Ростовскую область, тем более не на Украину. Но у страха глаза велики, кто-то там воду мутит, кто-то рассказывает какие-то сплетни, «одна бабка сказала», — пояснил Рязанцев.

«Газете.Ru» удалось связаться также с замполитом части Оканевым. На вопрос, имело ли место такое выступление перед контрактниками, он сказал следующее:

— Возможно. Скорее всего, я это и говорил вот в каком плане. Сейчас Донецкая и Луганская области сформировали свои силы самообороны, которые нас как бы защищают. Потому что если они не будут нас защищать, а мы не будем оказывать им посильную помощь в виде гуманитарных конвоев... Потому что украинские лица официально объявили, что планируют проводить парад в Севастополе. Что они за месяц организуют наступление в сторону Чеченской области, а там уже и Ростовская область, Ставрополье, Краснодар, Брянская область. По сути, люди, стоящие на защите Донецка и Луганска, защищают наши области, земли и районы. Если вдруг главнокомандующим будет принято решение, то мы выполним его приказ на уровне международного законодательства, тогда мы пойдем защищать, и мы должны быть готовыми к этому.

— Но я говорил в теории, — продолжает замполит, — мы военные, мы должны быть готовы в любой момент выполнить поставленную задачу. Мы платим деньги, мы учимся и готовы применить оружие по назначению, но в соответствии с указаниями. Я далек от мысли, что верховный главнокомандующий примет решение в нарушение Конституции. То, что они подают, что мы призывали ехать, — это выхваченная из контекста информация. Я, естественно, не мог говорить, чтобы они брали отпуска и вместе со мной ехали в Донецк или Луганск.

«Сидят в казармах взаперти»

После визита замполита Оканева солдатам было разрешено вернуться на выходные домой, чтобы забрать зимнее обмундирование. После этого они вновь прибыли в Спутник и сейчас, по словам жены одного из контрактников, находятся в казарме фактически «взаперти». Несмотря на то что ее муж болеет, по ее словам, ему не дают возможности попасть домой, хотя по закону он имеет на это право.

Женщина, ссылаясь на слова мужа, утверждает, что из военной части 10544 в Спутник отправляют уже не первую группу контрактников. Каждый раз повторяются аргументы об увольнении. «Тех, кто отказался увольняться, пытаются убрать через процедуру неаттестации», — утверждает супруга военного.

По данным «Газеты.Ru», похожие маневры могут происходить и в других местах дислокации войск Мурманской области.

Мурманский правозащитник Ирина Пайкачева уверяет, что в прошлом году в области произошел схожий инцидент. Бывшим срочникам, по ее словам, предлагали заключить контракт на дальнейшую службу с возможной «командировкой» на Украину. За это им якобы обещали всяческие блага — от ипотечного кредита до внеочередного отпуска с последующей возможностью перевестись в более «спокойные» части.

«Мы на Украину никого не отправляли, не отправляем и отправлять не будем»


Руководство России и Минобороны все обвинения в участии в конфликте на Украине категорически отрицает. Статс-секретарь Минобороны Николай Панков заявил «Газете.Ru», что это не первая попытка обвинить российских военных в отправке солдат и офицеров на Украину. По его словам, при тщательном анализе каждый раз информация оказывалась ложной.

«Подобные заявления уже были, я с ними разбирался все лето, ни один факт не подтвердился, и в Совете по правам человека об этом знают. Сейчас мы тоже, конечно, все тщательно проверим, но могу заверить, что мы на Украину никого не отправляли, не отправляем и отправлять не будем», — сказал Панков.

Член думского комитета по обороне Виктор Заварзин считает, что действия правозащитников, сообщающих о подобных ситуациях, нельзя воспринимать всерьез, поскольку это попытка использовать сложившуюся ситуацию в чьих-то интересах.

«Я бы не стал использовать выражение «пятая колонна», но кто-то это использует в своих интересах, кто-то проплачивает, кто-то в этой обстановке зарабатывает какие-то деньги. Нет никаких фактов. Ну, покажите приказ. Этот несерьезный бум должен прекратиться. Мы должны активно этому противодействовать», — считает Заварзин.

«Я владею ситуацией и знаю на сто процентов, что никто официально никого не отправляет, нигде не строят, никому не приказывают, — продолжает депутат Госдумы. — Есть позиция, что если человек уволен или находится в отпуске — он имеет право поехать в любую точку. Факты такие есть, что офицеры и рядовые выезжают туда и участвуют. И мы эти факты не скрываем».

«Будет приказ верховного главнокомандующего — тогда все пойдут»


Ополченец и координатор негуманитарной помощи ДНР Александр Жучковский, через которого в «отпуск» в Донбасс за время войны отправились тысячи добровольцев, объяснил «Газете.Ru», что в Донбассе под «военторгом» (иногда «северным ветром») имеют в виду контрактников, которые отправляются в Донбасс организованно, но добровольно:

«Как правило, российские солдаты и офицеры отправляются на Донбасс охотно, потому что идейно мотивированы и хотят применить свои знания и навыки, а не томиться в казармах», — размышляет ополченец.

У себя на странице в фейсбуке Жучковский предположил, что инциденты со срочниками, которых якобы заставляют подписывать контракт, или с контрактниками, которых заставляют писать рапорт об увольнении, связаны с «перегибами на местах».

«Скажем, из Центра поступила «разнарядка» выделить для отправки столько-то отпускников, а в регионе столько добровольцев не нашлось; местные штабисты захотели выслужиться и для «выполнения плана» на некоторых военнослужащих надавили, журналисты это разнюхали, и «понеслась»… По сути, в российской армии занимаются тем же, чем и мы с самого начала конфликта — просто помогают желающим организованно отправиться на фронт. Отличие от наших добровольцев в том, что отпускники «упакованы» всем необходимым для работы «по полной программе».

Контрактник из части 10544, который рассказал «Газете.Ru» про проблемы в части, просит не трактовать свои действия как трусость: «Я не зачинщик, я родине не изменял, здесь ребята, которые за родину жизнь положат, но не за их звезды и награды. Будет приказ верховного главнокомандующего — тогда все пойдут», — твердо подводит итог беседе военный.