Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Новороссия становится хронической

В 2015 году ДНР и ЛНР могут превратиться в зону постоянной конфликтности

Владимир Дергачев 05.01.2015, 21:31
Валерий Шарифулин/ТАСС

В новый год ДНР и ЛНР вошли в подвешенном состоянии. Вот уже несколько месяцев Киев и сепаратисты с переменным успехом ведут переговоры о линии разграничения и статусе республик, при этом никто не берется утверждать, что вероятность нового вооруженного конфликта полностью исключена. «Газета.Ru» изучает возможные сценарии развития ситуации в регионе в 2015 году с экономической, политической и военной точек зрения.

Замороженная война

Зимой, после осенних минских протоколов, конфликт окончательно перешел в стадию замороженного. Интенсивность боевых действий снизилась, локальные стычки нельзя сравнить с масштабными боевыми действиями летом. Возможно, затишье на фронте связано с усилением контроля Москвы и Киева над силами с обеих сторон. Параллельно уводу из Донбасса командиров сепаратистов (Стрелков, Безлер, Козицын и другие) украинские власти планомерно встраивали в систему нацгвардию — и полевые командиры, и гвардейцы были непредсказуемым фактором войны.

Теперь Киев и Москва делают шаги навстречу друг другу, причем Москва на уровне президента, премьера и министра иностранных дел официально выступает за Украину без Крыма, но с Донбассом.

Риторика Кремля смягчается на фоне усиления давления США и ЕС, новых санкций, однако ситуация остается в подвешенном состоянии, и в республиках «Газету.Ru» уверяют — реинтегрировать Донбасс обратно в состав Украины невозможно из-за прошедшей войны и идеологической пропасти между сторонами конфликта и война будет идти до окончательной победы одной из сторон.

В неформальных разговорах стороны уповают на скорый экономический коллапс противника. Киев надеется на тяжесть для Кремля западных санкций и неспособность дотировать сепаратистов, а также на то, что ДНР и ЛНР даже при поддержке Москвы так и не смогли построить полноценные административную, финансовую, банковскую и социальную системы, а из республик уже приходят первые сообщения об умерших от голода.

В ЛНР и ДНР в свою очередь надеются на то, что сама Украина рухнет под тяжестью долгов и неспособностью выполнять социальные обязательства.

Пессимистичная экономика

Между тем для самопровозглашенных республик экономическая ситуация — это действительно самая сложная проблема, которую после окончания активных боевых действий уже невозможно скрывать. Там нет полноценной нормативной базы, налоговой и финансовой системы. К этому прибавляется полная экономическая блокада со стороны Киева, из-за которой пророссийские сепаратисты выживают только благодаря «серым» бартерным схемам с Киевом. Кроме того, сепаратисты изъяли наличность у банков, ввели дополнительные акцизы и налоги с бизнеса.

В ДНР и ЛНР собирают налоги налом и зависят от украинских денег: если раньше их привозили пенсионеры и льготники, то сейчас Киев не выплачивает пенсии без переезда из зоны АТО.

Другой источник — зарплаты на крупных предприятиях — постепенно иссякает из-за разрыва промышленных и торговых цепочек. Стоит отметить, что источники в Москве «Газете.Ru» подтвердили, что белые грузовики с гуманитарным грузом вывозили оборудование с заводов Донбасса.

«В сущности, экономики ДНР в настоящий момент нет, — откровенно комментирует политконсультант правительства ДНР Роман Манекин. — Есть более или менее ответственное (часто неграмотное) распределение потоков гуманитарки, немногочисленные (но выразительные на фоне тотальной стагнации) «серые» схемы. В полной мере экономика оживет только после официального признания республики. Пока же будут прилагаться титанические усилия для даже не консервации — замедления разрушительных процессов, которые происходят. Донбассу в ближайшее время будет сложно, но я уверен, что мы выдержим».

Ополченец и координатор негуманитарной помощи ДНР Александр Жучковский уверяет, что у нынешних властей республик стратегии нет.

«Все, что будет там происходить ближайшие месяцы, — будет исключительно ситуативно, люди живут и работают с психологией временщиков, и это естественно: нельзя полноценно отстроить и наладить никакую политическую жизнь или экономическую систему в условиях постоянного риска смены руководителей либо риска военного нападения. Будучи практически в полном окружении в Семеновке, мы подвергались постоянным обстрелам и часто перемещались из здания в здание. Сегодня ночуешь в одном, завтра уже в другом, потому что предыдущее уже разнесли артиллерией. Сейчас Донбасс — это такая большая Семеновка, где люди живут одним днем», — рассказывает Жучковский.

По его словам, на 30% Донбасс будет выживать за счет внутренних ресурсов, в остальном же «это будет головной болью России», которая неизбежно становится единственным экономическим донором ДНР и ЛНР.

«К сожалению, гуманитарная катастрофа — разруха, нищета, голод, болезни — там будет продолжаться до окончания войны. Политически это будут диктатуры, где демократические процедуры сведены к минимуму, а власть, в том числе судебная, принадлежит военным и «госбезопасности». Не исключены в республиках военные перевороты. По крайней мере, нынешние власти об этом задумываются и принимают превентивные меры против потенциальных противников», — указывает ополченец.

Экс-замглавы МИД ДНР Борис Борисов также дает пессимистичный прогноз в социальной области, по выплатам пенсий и зарплат, восстановлению экономики, «но в истории войн и революций бывало и похуже, в этом контексте мы на среднем уровне».

«Кто первый моргнет»

Главный вопрос — способна ли Москва взять на себя обеспечение восстановления Донбасса и финансовой подпитки экономически несостоятельных ДНР и ЛНР? Бывший сотрудник администрации президента России Борис Рапопорт, курировавший украинское направление, в интервью газете «МК» назвал блокаду «садистской». А президент Путин вспомнил, что Москва даже в годы войны не отрезала от себя финансовую систему Чечни.

Это лишний раз демонстрирует нервное отношение Москвы к экономическим проблемам Донбасса.

Как отмечала «Газета.Ru» ранее, в высших дипломатических кругах России говорят о том, что Москва не готова в одиночку вкладываться в восстановление Донбасса.

Параллельно с подписанием минских протоколов стороны обсуждали создание Фонда восстановления Донбасса, совместной российско-украинско-западной «кубышки» для реанимации разрушенного региона.

Глава Политической экспертной группы Константин Калачев говорит, что Россия хочет переложить все проблемы, связанные с содержанием Новороссии, на Украину. Это избавит Москву от лишних расходов и навесит на Киев «очередную гирю» для сохранения внеблокового статуса. В этой «войне нервов платит тот, кто моргнет первым». Калачев предсказывает, что подпитка из российских каналов будет, чтобы не плодить рэкет и грабеж на территории ДНР и ЛНР.

Интересно, что источники со стороны народных республик на переговорах в Минске утверждают, что два камня преткновения сейчас — линия разграничения территорий, а также полное или хотя бы частичное снятие экономической блокады. Киев на это не согласен, а в ответ предлагает отправить в Донбасс собственные гуманитарные колонны, что в республиках считают «циничным пиаром».

На Украине, естественно, надеются на скорый конец ДНР и ЛНР либо по политическим, либо по экономическим причинам и уверяют, что у самопровозглашенных республик потенциал даже ниже, чем у Приднестровья, с которым их сравнивали на заре конфликта.

«Тирасполь хотя бы имел финансовую, экономическую автономию, управленческую элиту из «красных директоров», — размышляет киевский политолог Вадим Карасев. — Будущее же народных республик скверно, особенно учитывая, что Россия будет вынуждена выступать потихоньку в санкционной войне с Западом».

Между тем для самой Украины потеря этих территорий также чревата серьезными экономическими издержками, не говоря о политических последствиях. Так, совокупная доля Донецкой и Луганской областей в экспорте за 2012–2013 годы — 20%, доля в ВВП страны — 14%. Правда, под контролем сепаратистов около трети территории.

И Роман Манекин, консультирующий правительство ДНР, куда более оптимистичен во внутриполитических прогнозах. По его словам, в ДНР и ЛНР предприняты «поистине титанические усилия», чтобы не допустить вымерзание, выключение электричества, вымирание от голода населения.

Во внутренней политике в ДНР и ЛНР рассчитывают продолжить госстроительство, остановить тотальное бегство украинских собственников предприятий из региона, отток капиталов, бороться с военной разрухой, экономической блокадой, ужесточить госконтроль над хозяйствующими субъектами, подвергнуть ревизии сферу налогообложения. После формирования институтов гражданского общества и принятия всего массива законодательства республики планируют наладить отношения с другими сателлитами России — непризнанными государствами в СНГ.

«Сам факт существования ДНР на протяжении уже восьми месяцев кардинально сказывается на развитии политических процессов не только на постсоветском пространстве, но и в Европе и в мире. Республика выстоит при любых обстоятельствах», — проявляет оптимизм Манекин.

Условия, приближающие к боевым

Самопровозглашенные республики, Москва и Киев вышли на развилку: если стороны не договорятся по статусу зоны АТО и вопросу, кто будет платить за восстановление Донбасса, то есть риск продолжения войны.

Интересно, что риторика Москвы и ДНР-ЛНР напоминает тактику допроса «хорошего и плохого следователей». Почти одновременно министр иностранных дел Сергей Лавров называет Порошенко лучшим шансом для Украины, а глава парламента Новороссии Олег Царев говорит «Газете.Ru», что реинтеграция Донбасса на Украину маловероятна до нового Нюрнбергского процесса над украинскими элитами.

Руководители ЛНР и ДНР, в частности премьер ДНР Александр Захарченко, часто говорили, что самопровозглашенные республики должны отбить свою территорию и восстановиться в административных границах Донецкой и Луганской областей.

В экспансионистских стремлениях трудно не усмотреть экономический мотив: сепаратисты желают отбить города с крупными экспортно ориентированными предприятиями — Мариуполь, Артемовск, Северодонецк, Лисичанск, Краматорск — и восстановить промышленные цепочки.

Политконсультант правительства ДНР Роман Манекин подтверждает, что из-за безнадежного экономического положения у пророссийских сепаратистов нет иного выхода, кроме как наступать и «освобождать свою территорию».

Ополченцы и «ястребиное» крыло в российских элитах рассматривают мир и минские протоколы как затягивание времени для политических торгов или военных маневров. Они считают, что после разгрома ДНР и ЛНР Киевом неизбежно встанет вопрос возвращения Украиной Крыма.

«Однозначно одно: нынешний статус-кво никогда не устроит ни ополчение Новороссии, ни украинские власти. Конечно, и на Украине, и в Донбассе есть «партия мира», которая выступает за переговоры и замораживание конфликта, но «партия войны» обеих сторон несравненно сильнее и морально, и физически. Даже временное замораживание ситуации будет именно временным», — говорит Жучковский.

Он полагает, что военные силы Украины при материальной поддержке Запада не готовы уничтожить ДНР и ЛНР только из-за угрозы российского вмешательства, как минимум, в форме «военторга».

«Несмотря на то что руководство РФ устами Путина и Лаврова не раз выступило за «территориальную целостность Украины» и всячески демонстрировало готовность к диалогу, очевидно, есть некие закулисные моменты и разведданные, которые говорят о том, что РФ молча наблюдать за разгромом Донбасса не будет», — рассуждает Жучковский.

В то же время он уверен, что Россия не готова идти на эскалацию конфликта, а потому ополчение не пойдет в наступление до весны. Без помощи из России (главным образом, боеприпасов и кадровых военных) ополченцы, по его мнению, не смогут пробить оборону нескольких украинских укрепрайонов, усиленных во время перемирия.

«Сценарий инерционный: подвесить проблему и ждать, активных боевых действий не вести, — согласен политолог Константин Калачев. — Точить камень западного общественного мнения каплями миролюбивой риторики».

Зона хронической конфликтности

В то же время в условиях ухудшения внутриэкономической ситуации продолжающийся в Донбассе конфликт чреват для Москвы все большими политическими, финансовыми, дипломатическими и репутационными потерями. Изначально заявленную цель в виде федерализации Украины с «пристегнутым» Донбассом для внеблокового статуса также трудно считать выполненной в полном объеме, поскольку Киев фактически отрезал от себя неподконтрольные территории, прекратив их финансирование и эвакуировав все государственные и бюджетные структуры, поставив ДНР и ЛНР на грань голодных бунтов.

Таким образом, единственный выход для Москвы кроме радикальных сценариев — попытка договориться по выполнению минских протоколов, добиться частичной децентрализации Украины и сохранить лицо.

Однако, судя по затягиванию переговоров, уже и на эти условия Киев идет неохотно, получая выгоду от слабеющих под давлением Запада позиций России. Кремль получил патовую ситуацию «ни мира, ни войны».

Тем не менее у России остается достаточно экономических рычагов для давления на Киев и, соответственно, возможностей склонить его к определенному компромиссу.

«Выйти» из Донбасса полностью Москва тоже не может. И сами сепаратисты, и «ястребы» в российской власти, вроде Сергея Глазьева, уверяют, что за этим обязательно последовало бы поднятие крымского вопроса.

Все это чревато превращением восточных регионов Украины в зону хронической конфликтности, которых в мире немало, напоминает гендиректор Института приоритетных региональных проектов Николай Миронов.

Они быстро адаптируются к условиям утраченного суверенитета и неподотчетности международному праву. У себя такие «серые» зоны развивают криминальную деятельность, служат перевалочным пунктом для нелегальных трафиков и незаконных производств.

«Такое положение, если в него вмешаются транснациональные криминальные структуры, может сохраняться немалое время. Относительно способности республик наладить нормальную жизнь и развить территории есть большие сомнения — и в силу их полулегального изолированного положения, и в силу человеческого фактора. Выгодных республикам и России сценариев не просматривается», — заключает Миронов.