Как Россия теряет союзников в Азии
Кто может покинуть правительство

Рубля нашего в Донбассе не будет

Москва избегает введения российской валюты в «народных республиках»

Владимир Дергачев, Александр Орлов 06.12.2014, 00:49
Луганск. Местные жители в очереди на получение пенсий у бывшего отделения Ощадбанка Станислав Красильников/ТАСС
Луганск. Местные жители в очереди на получение пенсий у бывшего отделения Ощадбанка

Россия будет всячески избегать того, чтобы ДНР и ЛНР «приблизились к рублю». Об этом рассказал высокопоставленный источник в российской исполнительной власти. Тем самым он дал понять, что Москва совершенно не заинтересована в экономическом или как минимум финансовом сближении непризнанных республик с РФ.

Очевидно, что ввести рубль официально на территориях ДНР и ЛНР сложно по целому ряду причин. Во-первых, если говорить непосредственно о рублевой наличности, в самопровозглашенных республиках нет центров эмиссии денежной массы, а значит, ее придется ввозить из-за рубежа. Официально же перевести ЛНР и ДНР на рубль нельзя, потому что там придется держать штат сотрудников ЦБ (фактически открывать филиал) для поддержки и оценки достаточности наличных средств. Подобные филиалы открыты во всех российских субъектах Федерации, и создание официального центра эмиссии в ЛНР и ДНР по факту будет означать открытую экономическую интервенцию со стороны РФ с сопутствующими политическими последствиями.

После присоединения Крыма на полуостров под охраной ходили сухогрузы и грузовики с валютой, обеспечившие регион достаточной денежной массой. Интересно, что, согласно некоторым сведениям, ставшие ненужными в Крыму запасы гривны по неофициальным каналам были направлены в Донбасс.

В разговоре с «Газетой.Ru» спикер Верховного совета ДНР Борис Литвинов признал, что первоначально в республике действительно рассчитывали, что к ним поступит гривенная наличность с полуострова, но эти деньги в итоге осели в России, поскольку Москве «надо было заместить эмитированную в Крым рублевую массу».

Собеседники «Газеты.Ru» в структурах ДНР и ЛНР говорили, что в Донбасс по неофициальным каналам поступала «наличка» из России, но объемы помощи оценить сложно и очевидно, что на все многочисленные нужды воюющего региона этих денег не хватало.

Между тем гривенная масса в самопровозглашенных республиках заканчивается. Киев в последние месяцы выводит с неконтролируемых территорий бюджетные и госучреждения, прекращает выплачивать пенсии и зарплаты. В ноябре Нацбанк Украины потребовал от кредитных организаций страны отказаться от работы в ДНР и ЛНР, а к началу декабря власти незалежной обязали всех владельцев бизнеса на неконтролируемых территориях платить налоги в украинскую казну. Одновременно было заявлено, что приостанавливается перечисление пенсий на счета местных жителей.

До финансовой блокады со стороны Киева пенсионеры и бюджетники Донбасса ездили получать пособия в подконтрольные центральным властям районы.

Потеря этой возможности вызывает рост напряженности, причем претензии бюджетников адресованы не только Киеву, но и пророссийским сепаратистам. Последних упрекают в том, что они так и не смогли выстроить автономную финансовую систему для начисления социальных пособий, зарплат и функционирования экономики в целом.

Борис Литвинов рассказал «Газете.Ru», что месячная потребность ДНР в социальных и пенсионных выплатах составляет порядка 2–2,2 млрд гривен. По его словам, налоговые сборы в республике дают 25–30% этих потребностей.

«Динамика роста есть, но его темпы нас не очень устраивают. Немножко растут отчисления по мере перерегистрации предприятий из украинской в нашу систему. По экспертным оценкам, нам в общей сложности надо 25 млрд гривен — наличные средства плюс деньги на счетах предприятий и кредитов — для удовлетворения финансовых потребностей», — говорит Литвинов.

Один из донбасских политиков объяснил «Газете.Ru», что наличный рубль в самопровозглашенных республиках сейчас все принимают, однако официального решения о полном переходе на российскую денежную единицу нет. Правда, и альтернативы ей фактически нет в силу того, что Киев запретил расчеты на не подконтрольных ему территориях. Со своей стороны украинские военные туда грузовики с деньгами не пускают, а вот российская граница открыта для ввоза валюты.

Стоит отметить, что, если в ЛНР собственный нацбанк до сих пор не появился, то в ДНР его открыли еще в ноябре. Премьер Донецкой народной республики Александр Захарченко сказал тогда: «Мы точно не будем создавать свою валюту, у нас будет мультивалютная зона, где будут ходить как гривны, так и российские рубли».

Однако в пятницу на официальном сайте правительства ДНР неожиданно появилась «дорожная карта», в соответствии которой непризнанная республика остается в гривенной зоне. В программе действий, подписанной Захарченко, предполагается за декабрь-январь сформировать платежную систему, провести полную финансовую и социальную инвентаризацию, сформировать казну, бюджет, создать соответствующую нормативно-законодательную базу и, наконец, выплатить пенсии и зарплаты.

Литвинов отметил, что не «совсем согласен» с «дорожной картой» и не считает ее сроки реальными, предположив, что «поспешное» заявление Захарченко было сделано по горячим следам выступления главы МИД РФ Сергея Лаврова после встречи с главами внешнеполитических ведомств ОБСЕ. В нем российский министр упрекнул Киев в стремлении методом экономической блокады вывести территории, контролируемые сепаратистами, из зоны гривны и сказал, что Москва, наоборот, предлагает укреплять хозяйственные связи Украины с самопровозглашенными республиками.

«Думаю, нам будет трудно работать в зоне гривны, тем более что правительство Украины полностью нам перекрыло гривенное обращение — карты, банки не работают», — считает Литвинов.

В любом случае сейчас банк ДНР не является эмитентом ни одной валюты и не имеет официальных отношений ни с украинским Нацбанком, ни с российским Центробанком. Среди его функций — контроль над работой расчетно-кассовых центров для регуляции оставшейся гривенной денежной массы, перераспределение оставшихся денег между бюджетниками и выполнение обязательств по соцвыплатам.

В этом смысле ЛНР и ДНР можно сравнить с Абхазией и Южной Осетией, где де-факто основной валютой является российский рубль, но сколько денег находится на руках населения, точно не скажет никто. Местные жители ездят за покупками и для продажи своих товаров в Россию, где и меняют старые купюры на новые.

Уходящую сейчас из Донбасса денежную массу можно компенсировать только за счет поступления средств от экспорта товаров. Руководство самопровозглашенных республик ныне во многом живет за счет вывоза угля, грузовики с которым полулегально направляются в подконтрольные Киеву регионы Украины, рассказали «Газете.Ru» в ДНР.

Замдиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин согласен с тем, что Россия едва ли станет обеспечивать свеженапечатанными рублями ДНР и ЛНР, поскольку управлять регионом сложно и, эмитируя свою валюту, Москва де-факто признает свой контроль над ней. Для приднестровского же сценария с введением собственной валюты — «сувориков» — в самопровозглашенных республиках должна существовать экономическая база, которой сейчас нет.

«Здесь же есть только уголь — легальные шахты и нелегальные копанки. России это не нужно, у нас огромное количество шахт было закрыто. Но Украина может заплатить гривной. Они тихо поставляют украинцам уголь, а те платят. Россия может поощрять угольные сделки, ими как раз занимаются люди, которых поставила Москва», — говорит Макаркин.

При этом он подчеркивает, что в среде ополченцев есть разные мнения насчет того, можно ли продавать что-либо Украине. По информации политолога, люди одного из полевых командиров даже останавливали грузовики с углем, направляющиеся на украинские территории.

Макаркин, как и собеседники «Газеты.Ru» в руководстве Новороссии, сомневается, что в ЛНР и ДНР придут филиалы абхазских или осетинских банков, которые базируются на территориях, отколовшихся от «метрополий», но не обретших государственный суверенитет и при этом не вошедших в состав России. В любом случае, даже если эти банки пойдут на такой риск, они не смогут эмитировать рубли и будут выполнять только расчетные функции.

На переговорах в Минске Россия и Украина обсуждали возможное создание фонда восстановления Донбасса, но их сотрудничество в этой сфере сейчас представляется маловероятным. Пр этом, как указывает Макаркин, в одиночку Россия с задачей такого масштаба сейчас не справится. Верховная рада Украины, в свою очередь, не позволит президенту выделить деньги без гарантии контроля над территориями, а ЕС в обход Киева финансированием восстановления Донбасса не займется.

«Создается впечатление, что у России отсутствует стратегическое видение. Наверное, изначально ждали некого массового восстания в нескольких областях, рассчитывали, что Россия получит территории с работающим бизнесом, а не разрушенную войной инфраструктуру. Восстановление за счет Киева было бы возможным, если бы выборы прошли по украинским законам и Захарченко с Плотницким сидели под украинскими флагами, тогда бы там ходила гривна. А сейчас Украина пришла к политике изоляции и блокады», — резюмирует политолог.

Настроения российских чиновников лишний раз демонстрируют, что и финансовая помощь из Москвы также маловероятна.