Как Россия теряет союзников в Азии
Кто может покинуть правительство

Очень поздний разговор

Владимир Путин и Петр Порошенко два часа беседовали наедине

Наталья Галимова 27.08.2014, 05:56
__is_photorep_included6190937: 1

Первая двусторонняя встреча Владимира Путина и Петра Порошенко состоялась в Минске поздно вечером во вторник. Отвечая на вопрос «Газеты.Ru», президент России заявил, что общение тет-а-тет понадобилось, поскольку между Киевом и Москвой накопилось очень много вопросов. Также Путин отметил, что прекращение огня на востоке Украины предметно не обсуждалось – по его словам, это дело властей Украины, а также представителей Донецка и Луганска.

Непротокольная встреча

Во вторник в Минске прошла встреча в беспрецедентном доселе формате, который официально назывался «Таможенный союз – Украина – ЕС». Целью посредников в лице президентов Белоруссии и Казахстана, а также представителей ЕС было если не заставить Владимира Путина и Петра Порошенко договориться о шагах по урегулированию конфликта на востоке Украины, то по крайней мере найти хотя бы намек на компромисс. И отчасти миротворческие усилия увенчались успехом.

В минский Дворец независимости из всех участников мероприятия Владимир Путин прибыл последним.

К этому времени его коллеги уже успели пообщаться между собой: Петр Порошенко и Александр Лукашенко провели двустороннюю встречу, а затем по отдельности поговорили с посланцем ЕС – еврокомиссаром по внешним делам Кэтрин Эштон.

Российского президента встречали сразу трое: не только президент принимающей страны Александр Лукашенко, но вместе с ним Назарбаев и Эштон.

Входя в здание, Путин выглядел подчеркнуто расслабленным, непринужденно улыбался.

Улыбка не сошла с его лица и тогда, когда через пару минут справа появился Петр Порошенко – наоборот, абсолютно серьезный. Главы России и Украины, в соответствии с планом этой заранее срежиссированной церемонии, неторопливо двинулись навстречу друг другу и пожали руки.

Дальше Назарбаев, Эштон и Лукашенко не оставляли российского и украинского коллег ни на минуту. Президент Белоруссии старательно разряжал обстановку громкими шутками.

Звездный час Лукашенко

Уже двадцать минут спустя, когда первые лица сели за стол переговоров, стало ясно, что время для юмора закончилось. Встреча оказалась крайне насыщенной. Это был тот редкий случай, когда в открытой для прессы части беседы не было места пустым протокольным словам.

Первым выступал белорусский президент, сразу взявший быка за рога.

Лукашенко напомнил о гибнущих на юго-востоке Украины мирных людях, о беженцах: «Это не кадры истории, это сегодняшняя реальность». По словам белорусского лидера, еще во время инаугурации президента Украины, на которой он присутствовал, Порошенко обратился к нему с просьбой «не торопиться с санкциями Таможенного союза (против Украины) и довести эту позицию до Нурсултана Абишевича и Владимира Владимировича».

«Я выполнил эту просьбу, — объявил Лукашенко, — и решение было единодушным: провести встречу в Минске».

Из этого можно сделать вывод, что встреча была запланирована еще несколько месяцев назад. А вот почему она состоялась только сейчас, так и осталось вопросом.

«Призываю всех отбросить политические амбиции! — продолжил Лукашенко. — Самое ужасное, что слово «война» вошло в постоянный обиход, все проблемы решаются через прицел автоматов. Дальнейшая эскалация конфликта может привести к кошмарным последствиям для всего континента».

Это был звездный час Лукашенко: президент Белоруссии, которому давно и наглухо закрыт въезд в Европу и США, принимал представителей ЕС в роли миротворца. «Мы же европейские политики!» — в какой-то момент, расчувствовавшись, воскликнул он.

Напоследок Лукашенко сообщил, что подготовил «проект итогового документа»: «Если будет ваша воля, давайте его доработаем и подпишем». Что это за документ, готовился ли он совместно с кем-то, или же Белоруссией в одностороннем порядке, оратор не уточнил.

Кэтрин Эштон, выступившая следом, заявила, что на Украине должны быть мир и стабильность. Киев должен дружить с соседями, сказала представитель ЕС.

Конкретные предложения по урегулированию конфликта нашлись у Нурсултана Назарбаева. Первое – оказать гуманитарную помощь Украине: «В этом должны принимать участие СНГ и Таможенный союз. Важно обеспечить беспристрастный контроль над доставкой гуманитарной помощи, и на это время стороны должны заключить перемирие». Вторая инициатива – прекращение огня. Гарантом соблюдения этого условия, по мнению президента Казахстана, могла бы стать ОБСЕ.

Третье – «прекратить санкционное противостояние». «От этого страдают все. Санкции надо потихоньку снимать», — заявил Назарбаев.

И, наконец, четвертое – создать международный фонд поддержки украинской экономики.

Пятое предложение скорее относилось к категории пожеланий, зато было, пожалуй, самым легкоисполнимым из всех — договориться, где и когда встреча в аналогичном формате произойдет в следующий раз. Назарбаев предложил родной Казахстан.

И вот настала очередь главных спикеров этого дня — Владимира Путина и Петра Порошенко.

Тех, кто ожидал, что российский президент предметно выскажется по вооруженному конфликту на востоке Украины, – а ожидали, в общем, все – постигло разочарование.

Выступление главы государства целиком и полностью было посвящено отношениям Таможенного союза и Украины после подписания соглашения об ассоциации с ЕС.

«Россия всегда уважала и будет уважать суверенный выбор любого народа в союзах. Но, надеюсь, это (заключение союзов. — «Газета.Ru») будет происходить не в ущерб другим и не за наш счет», — первые слова Путина задали тон всему выступлению. Глава государства долго и обстоятельно рассказывал об истории взаимоотношений Украины с Россией и Таможенным союзом, дойдя наконец до последнего аккорда — подписания Киевом соглашения об ассоциации с ЕС.

По ходу выступления обвинив европейцев, что они и так «хорошо прибрали к рукам» украинский рынок, а теперь хотят окончательно вытеснить остальных, Путин стал объяснять, чем «экономическая кооперация» Украины с ЕС грозит Таможенному союзу. «У нас есть подозрения, что под видом украинских товаров к нам пойдут европейские. Вот Петр Алексеевич (Порошенко. — «Газета.Ru») будет выступать, скажет. Я по его лицу вижу, что он не согласен».

Увы, журналисты в это время находились в пресс-центре, где не было видеотрансляции, а был всего лишь звук, поэтому видеть лицо Петра Алексеевича не могли. А посмотреть хотелось бы. Так же, как и на лицо Владимира Владимировича в тот, например, момент, когда он говорил: «Мы будем вынуждены принять ответные меры, отменяющие преференции на импорт из Украины».

В заключение Путин все-таки упомянул и конфликт на востоке Украины, сказав, что без учета его интересов никакие проблемы не решить. Таким образом, ситуации в Луганской и Донецкой областях российский глава уделил буквально несколько слов.

Петр Порошенко, напротив, высказал свое видение происходящего на Украине максимально подробно. Правда, прежде чем начать высказываться, озвучил серию благодарностей: в адрес Лукашенко – за разговор на инаугурации, в адрес Назарбаева – просто за некий разговор, в адрес ЕС – «за то, что откликнулись на наше предложение собраться здесь».

«Очень важно присутствие здесь руководства РФ», — заявил Порошенко, не упоминая имен.

«Сегодня без преувеличения решается вопрос мира на всем континенте. Было бы неправильно начинать встречу со взаимных обвинений,

— это был то ли упрек в адрес Путина, от ряда обвинений не удержавшегося, то ли, наоборот, желание показать, что его, Порошенко, речь будет гораздо мягче, чем он мог бы сказать. – Мы никому ничего не навязываем и не хотим, чтобы навязывали выбор нам. Украина сделала выбор в пользу унитарного суверенного государства».

Так украинский президент вновь дал понять, что никакой федерализации, на которой еще некоторое время настаивала Москва, не будет. Но и о децентрализации, о чем еще в минувшую субботу шла речь на встрече с Ангелой Меркель, Порошенко также ни слова не сказал. Ограничился лишь заявлением, что интересы Донбасса, «когда туда придет мир», будут учтены: «Донбасс будет иметь своих легитимных представителей». Неясно только, когда именно этот мир наконец придет.

«Я уверен, никто не хочет войны. Но до чего дошло: террористы сбивают самолет с невинными гражданами, устраивают шествие военнопленных!» — воскликнул Порошенко, и в этот момент вновь захотелось увидеть лицо Путина.

Заявив, что его задача – «поиск компромисса», президент Украины напомнил, что в свое время уже обнародовал мирный план урегулирования и намерен его придерживаться в дальнейшем. «Первое условие – установить контроль за российско-украинской границей. Необходимо сделать все, чтобы прекратить поставки техники и вооружений боевикам», — поставил задачу Порошенко, призвав также освободить всех пленных, «в том числе тех, кто находится за пределами Украины». В последнем случае речь явно шла о летчице Надежде Савченко.

«Понимаю, что все игроки хотели бы выйти из ситуации достойно, — заключил украинский президент, судя по всему, имея в виду только одного. — Я готов обсуждать эти варианты».

Без конкретных итогов

Закрытая от прессы часть мероприятия длилась порядка трех часов. К тому моменту, когда она подходила к концу, стало известно, что главная интрига этого дня – состоится ли все-таки двусторонняя встреча Порошенко с Путиным – разрешилась: встрече быть. Судя по всему, правы были осведомленные источники «Газеты.Ru», которые ранее говорили, что решение о встрече будет приниматься непосредственно на месте, в Минске.

Между тем у журналистов, можно сказать, встреча «уплыла из-под носа». Прессу повели было в кабинет, где должна была состояться беседа, но тут выяснилось, что первые лица решили «сначала пообедать». Дальше оказалось, что разговор Путина и Порошенко пройдет в полностью закрытом для СМИ формате. И наконец, был отменен изначально запланированный общий выход к журналистам всех участников переговоров.

Перед прессой предстал один Лукашенко, сказавший, что Порошенко настаивает на скорейшей – буквально в среду – встрече контактной группы по Украине в формате Россия — Украина — ОБСЕ.

Минск было предложено сделать постоянным местом ее совещаний. Также президент Белоруссии сообщил, что все стороны сошлись во мнении о необходимости освобождения заложников, но позиции у сторон разные, зачастую разные радикально. Стороны, конечно, сошлись и в необходимости прекратить огонь, но это весьма расплывчатое сообщение, лишенное конкретики.

Все это могло означать лишь одно: похвастаться по результатам переговоров было особенно нечем. «Итоговый документ», который президент Белоруссии анонсировал в самом начале встречи в верхах, так и не был подписан.

Президенты-полуночники

Тем временем уже поздним вечером личная встреча Путина и Порошенко наконец началась. В какой-то момент томящиеся неизвестностью журналисты увидели выходящего из лифта главу российского МИДа Сергея Лаврова и буквально набросились на него. «Я пошел курить», — отреагировал на расспросы журналистов глава российской дипломатии. На вопрос «Газеты.Ru», почему все же было принято решение о проведении двусторонней встречи Путина и Порошенко – ведь до последнего было неясно, состоится ли она, — министр ответил следующее: «Мы находимся в комфортной обстановке. Вам здесь нравится? Мне – да. Красивый дворец».

Общение Путина и Порошенко длилось порядка двух часов. В полночь по московскому времени украинский лидер покинул Дворец независимости, а его российский коллега отправился на новую встречу — с Лукашенко и Назарбаевым. И только после этого Путин вышел к представителям российских СМИ.

Вопросы, разумеется, касались беседы с Порошенко. По словам президента, разговор был посвящен как комплексу экономических вопросов, так и ситуации на юго-востоке Украины: «Мы говорили о скорейшем прекращении кровопролития. Россия будет делать все для того, чтобы начался мирный процесс». Кроме того, добавил Путин, была достигнута договоренность о том, чтобы до 12 сентября рабочая группа сформулировала озабоченности Таможенного союза, связанные с подписанием Украиной соглашения об ассоциации с ЕС: «Во всяком случае, мы услышаны и постараемся найти какие-то решения. Если не достигнем договоренностей, то будем вынуждены принимать меры по защите нашей экономики».

Ответил Путин и на самый, пожалуй, животрепещущий вопрос последних дней — о судьбе российских военных, оказавшихся на Украине.

Глава российского государства сообщил, что еще не получал «доклад от Министерства обороны», заявил, что они могли оказаться на территории сопредельного государства во время патрулирования, и выразил надежду, что с ними все будет в порядке, напомнив, что на территории России ранее оказывались десятки украинских военных. О погибших и похороненных накануне в Пскове десантниках он не упомянул.

Корреспондент «Газеты.Ru» поинтересовалась, что же в итоге все-таки сподвигло президентов России и Украины провести двустороннюю встречу. Второй же вопрос касался прекращения огня и необходимых для него условий. На втором Путин и сосредоточился.

«Мы предметно об этом не говорили, — сообщил Путин. — Мы, Россия, не можем об этом говорить. Россия не может говорить об условиях прекращения огня и договоренностях между Киевом, Донецком и Луганском. Это дело самой Украины».

Россия, продолжил Путин, может «создать обстановку доверия, а условия мы не выдвигаем».

По словам президента, он высказал озабоченность гуманитарной ситуацией на юго-востоке, и Порошенко не отрицал, что она остается крайне тяжелой. Путин сообщил о договоренности, что Россия будет оказывать Донбассу гуманитарную помощь. «Пока не буду забегать вперед, но определенная договоренность есть».

Разумеется, не преминул глава государства вспомнить и о задолженности Украины за газ – этот вопрос также стал предметом обсуждения.

«Очень много вопросов – все это и побудило нас к двусторонней встрече», — резюмировал российский президент, не став вдаваться в подробности.