Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

В Донбасс с игрушками и беспилотником

Как ополчение на востоке Украины получает гуманитарную и иную помощь из России

Владимир Дергачев 27.06.2014, 10:31
РИА Новости

С начала кризиса на юго-востоке Украины Россия поставляет в Донбасс гуманитарные грузы. «Газета.Ru» выяснила, как собирают и доставляют необходимые товары на Украину, с какими рисками сталкиваются организаторы поставок, где набирают добровольцев и что им грозит.

Главный редактор интернет-ресурса «Злые русские» Олег Возовиков рассказал «Газете.Ru», что связался с командиром ополченцев Игорем Стрелковым через форум. Вместе с доверенным лицом Стрелкова они закупили в Москве тепловизоры, аккумуляторы, бинокли, снайперские костюмы, гарнитуры раций, рюкзаки и т.д. Кроме того, Возовиков участвовал в организации митинга 11 июня на Суворовской площади.

«Я был одним из трех, кто подавал заявку и нес юридическую ответственность, — говорит Возовиков. — На митинге «Стоим за Донбасс» и после него оргкомитет решил действовать на постоянной основе как общественное движение «Битва за Донбасс». На мероприятии было собрано около 3 тонн различной гуманитарной помощи и примерно 2,5 млн руб. Эти грузы недавно были успешно отправлены в ДНР и ЛНР, но отчета о доставке пока нет. В качестве базы хранения использовались помещения организации «Русский выбор», которая регулярно отправляет грузы на юго-восток. Насколько я знаю, в качестве канала доставки использовали организацию «Светлая Русь».

В основном за организацией митинга стояли националистические и патриотические движения. Среди прочих в нем принимала участие и партия «Родина», проект силового вице-премьера Дмитрия Рогозина. В московском отделении «Родины» рассказали, что объявили о сборе помощи на сайте и в соцсетях: «Люди стали звонить и приносить. Позже мы вывесили список того, что необходимо, исходя из просьб местных жителей. Помощь приносят в основном обычные люди, предприниматели средней руки и небольшие организации. Человек звонит, спрашивает, что нужно принести (в первую очередь лекарства, продукты питания), или приносят сразу в офис. Далее, когда набирается достаточное количество, формируется машина (транспорт предоставляют в основном активисты партии). Машины доезжали до Ростова или до другого пункта на границе с Украиной».

Всего партийными активистами было собрано и отправлено более 30 тонн груза, в основном это медикаменты, медицинское оборудование, консервированные продукты питания, одежда, обувь и обмундирование. Груз отправляли в Донецк, Луганск, Славянск, Краматорск.

Координатор отправки негуманитарной помощи и поставки добровольцев Александр Жучковский (он объяснил, что представляет не организацию, а некоторых русских националистов) назвал своими соратниками, занимающимися сбором средств, сайт «Спутник и погром», Национально-демократическую партию (сам Жучковский — активист питерского отделения), «Русское имперское движение» и жену народного губернатора Донецкой области Павла Губарева Екатерину. Он рассказывает, что полтора месяца назад посетил Донбасс, после чего разместил в интернете лицевые счета.

Сам он сосредоточился на поставке снаряжения: «Форма, каски, бронежилеты, рации, дальномеры, приборы ночного видения и более сложные вещи. Игорю Стрелкову мы привезли беспилотник, кроме того, купили ополченцам квадроцикл. Поставляем также средства, о которых нельзя говорить открыто».

Пожертвования приходят со всей России, рассказал «Газете.Ru» представитель «Другой России» Александр Аверин: «Мы собираем гуманитарную помощь во многих городах: Петербург, Москва, Нижний Новгород, на Урале, в Архангельске — половина регионов страны. В основном это медикаменты, обезболивающие, бинты, помню даже, просили привезти детские игрушки в Славянск. На границе принимают грузы уже их люди. Были только проблемы с пересечением границы, обстрелов не было».

Полтора месяц назад Жучковского на границе допрашивали эфэсбэшники, и теперь он предпочитает организовывать перевозки в обход пропускных пунктов: за последний месяц боевых действий сепаратистам удалось открыть российскую границу в некоторых районах Луганской и Донецкой областей. По мнению Жучковского, прямого приказа задерживать добровольцев и грузы со стороны России нет, однако риски застрять на границе все же остаются.

В «Родине» уточнили, что сгружают гуманитарную помощь в автомобили ополченцев у границы Ростовской области, а дальше ее адресно отправляют нуждающимся.

Пару раз были проблемы на границе: одну машину задержали украинские таможенники и все отобрали, в другой раз машина попала под обстрел между Донецком и Славянском.

Обычно груз перевозится в гражданских машинах без опознавательных знаков вроде Красного Креста или белого флага — в последнее время участились обстрелы таких конвоев.

Отдельная тема — финансовые транши. После обвинений в организации террористических групп у Жучковского дважды блокировали яндекс-кошелек, окончательно заблокировали счета PayPal и ЖЖ-аккаунт. В «Родине» рассказали, что власти ввели ограничение на переводы: если раньше можно было перевести максимум $10 тыс., теперь только $3 тыс.

Среди организаторов сбора гуманитарной помощи помимо движений правого толка имеется весь спектр политических сил, от коммунистов и кремлевской молодежки до аполитичных благотворительных организаций: это и парламентские партии «Справедливая Россия» и ЛДПР, сменщики «Наших» кремлевский проект «Сеть», левое движение «Суть времени», РПЦ, фонд «Справедливая помощь» доктора Лизы, местные инициативные группы.

Гуманитарную помощь мирному населению поставляют и из мирных районов Украины. Например, в Харькове в конце июня для переселенцев из Донецка и Луганска активисты собрали 6 тонн груза, передает ТСН. Харьковчане принесли консервы, варенье, одежду и обувь, а также ящики с игрушками.

Добровольцы

Как и конфликты в Приднестровье или югославские войны, мятежный Донбасс стал центром притяжения добровольцев. По словам Жучковского, он успел переправить туда около 200 человек:

«Люди звонят или сразу едут сами. Добираются до Ростовской области, мы их там координируем. Как правило, они не успевают пройти подготовку, однако есть группы, которые проходили подготовку на базе военно-спортивных патриотических клубов. Это недельные, двухнедельные или месячные курсы. Там они занимаются спортивной подготовкой, работают с макетами оружия. Но в основном приезжают люди без опыта. Меньшая часть с боевым опытом — это несколько человек из ста. Записаться может любой, но приоритет у компетентных людей с опытом работы с боевой техникой».

Аверин из «Другой России» подтверждает, что большинство добровольцев — новички и подготовку получают на месте. Многие из другороссов приехали в Донбасс сразу из Крыма, где обеспечивали контроль референдума.

В сети много ресурсов, один из них — в «ВКонтакте» — «Русские добровольцы | Донбасс». Требования к добровольцам там указаны такие: возраст от 25 лет, отсутствие судимостей, физическое и психическое здоровье и обязательно опыт боевых действий.

Судя по их рекрутинговым объявлениям, ополченцы обзавелись серьезным вооружением. В последние бригады они набирают артиллеристов всех калибров, экипажи БМ, танкистов (предпочтительно Т-72), операторов ПЗРК, ЗРК, ПТУРС, ПТРК, АГС-17, гранатометчиков и огнеметчиков.

При этом ополчение упорно отрицает военную помощь от России и уверяет, что все оружие трофейное.

Основные искомые специальности — спецназ ГРУ и армейских спецназ, выходцы из ВДВ, МВД. Из гражданских — медперсонал от санинструкторов до военно-полевых хирургов.

Если Россия и Восточная Украина пополняют в первую очередь ряды ополчения, то Западная и Центральная Украина собирают средства и формируют силы АТО. Сторонники единой Украины входят в состав батальонов нацгвардии. Одно из таких объявлений вывесил у себя в фейсбуке командир батальона «Донбасс» под позывным Семен Семенченко: «Набор добровольцев в «Батальон Крым». Приоритет: жители Крыма и Донбасса. Рады и братьям с других областей. Возраст до 55 лет, возможен перевод с других частей ВСУ и МВД. Особенно ждем следующие специальности: механики-водители БТР, разведчики, снайпера, пулеметчики (крупн), расчеты ЗУ 23, гранатометчики, саперы, опытные погранцы также лишними не будут. Требуются дополнительно инструктора по огневой и тактической подготовке. Кусты охранять не будем».

Угроза уголовной ответственности и реакция спецслужб

Последняя волна «болотного дела» затронула лидера молодежного движения «Альтернатива» москвича Олега Мельникова, который часто ездил в Донбасс и помогал ополченцам. После этого в среде сторонников ополченцев на Украине поползли слухи о развороте политики Кремля в отношении добровольцев, появилось ощущение, что начнут составляться списки всех участников «горячего турне».

Однако главный редактор сайта Agentura.ru Андрей Солдатов полагает, что спецслужбы вряд ли начнут активно работать по спискам добровольцев в Донбассе. Параллели с Сирией, когда исламистов-добровольцев, возвращавшихся в Европу, спецслужбисты брали на карандаш, здесь не работают.

«Не помню, чтобы российские спецслужбы составляли списки добровольцев, вернувшихся из Приднестровья, Южной Осетии или с Балкан, — говорит Солдатов. — У нас и так достаточно людей с боевым опытом, для этого не обязательно ехать на Украину. Кроме того, к сожалению или к счастью, наше общество не способно создавать сильные горизонтальные структуры. Все они обычно плохо заканчивают».

Солдатов полагает, что случай с задержанием Мельникова скорее совпадение, чем системная политика. В четверг, словно в подтверждение его слов, Следственный комитет прекратил против Мельникова расследование.

Адвокат Игорь Трунов говорит, что, хотя Россия и не присоединилась к международным конвенциям по борьбе с вербовкой и использованием иностранных наемников, подобные статьи в Уголовном кодексе есть.

Согласно ст. УК 359, «вербовка, обучение, финансирование или иное материальное обеспечение наемника, а равно его использование в вооруженном конфликте или военных действиях» наказываются лишением свободы на срок от четырех до восьми лет, те же действия с использованием своего служебного положения или в отношении несовершеннолетнего наказываются лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет со штрафом в размере до 500 тыс. руб. или в размере заработной платы до трех лет. Участие самого наемника в вооруженном конфликте наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет. Однако для этого он должен воевать за вознаграждение и не являться гражданином конфликтующего государства.

Кроме того, имеется ст. УК 208 «Создание вооруженного формирования, не предусмотренного ФЗ, а равно руководство таким формированием или его финансирование». За это наказывают лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет. Если же вооруженное формирование не только нелегально, но и «противоречит интересам РФ», его участникам грозит срок от пяти до десяти лет.

И Аверин, и Жучковский уверяют, что трактовка добровольцев как наемников неуместна, и настаивают, что воевать с Киевом добровольцы едут за идею и никакого вознаграждения не получают.

По информации «Газеты.Ru», при получении похоронок родственники погибших получают компенсацию на похороны.

Трунов тоже не помнит прецедентов по наемническим статьям. Если вспомнить историю с вербовкой ближневосточных исламистов и восточноевропейских наемников чеченскими сепаратистами, то все они в России проходили по террористическим статьям. Ситуация же в Донбассе принципиально иная, и добровольцы по факту действуют в интересах внешней политики России.

Трунов полагает, что, как и США, Россия будет постепенно переориентироваться на формализацию таких добровольцев в частные военные компании (ЧВК). К примеру, отход американских войск в Ираке прикрывали ЧВК, также они воевали в Ливии против Каддафи. Зачастую в ЧВК работают армейские отставники и их спонсирует государство. Пока в России деятельность ЧВК до сих пор толком не урегулирована законами и отечественные военные компании зарегистрированы в офшорных зонах.