МЕДАЛЬНЫЙ ЗАЧЕТ
1
США
46
37
38
121
2
Великобритания
27
23
17
67
3
Китай
26
18
26
70
4
Россия
19
18
19
56

«Российская элита подавится Украиной»

Интервью с первым президентом Украины Леонидом Кравчуком

Сергей Подосенов 10.06.2014, 15:51
Леонид Кравчук, первый президент Украины РИА «Новости»
Леонид Кравчук, первый президент Украины

Первый президент Украины Леонид Кравчук рассказал «Газете.Ru» о том, чего он ждет от нового главы государства Петра Порошенко, с которым в свое время работал в одной депутатской фракции в Раде. По мнению Кравчука, Россия поддерживает сепаратистов, а Киеву необходимо завалить Москву предложениями, чтобы доказать: европейский вектор политики Украины не несет для нее угрозы.

— Как вы оцениваете Порошенко, чего от него ждете в качестве нового лидера нации?


— Я его хорошо знаю и оцениваю положительно. Мы с ним были в одной фракции. Когда он был депутатом Верховной рады, он являлся организатором партии «Солидарность», которая входила в социал-демократическую фракцию, которую я возглавлял.

Я видел в простых политических и человеческих поступках Порошенко, что он придерживается принципиальных позиций.

Золотых и ангелов у нас нет, но, когда решался принципиальный вопрос, он всегда занимал четкую, ясную позицию. Его нельзя было склонить: мол, «слушай, нам надо», «фракция решила». Он доказывал, что это неправильно, и голосовал, как считал необходимым. Второе. Он прошел очень серьезный путь бизнесмена, от маленького до крупного. И человек, прошедший такой путь без конфликтов с налоговой инспекцией, не имеющий серьезных конфликтов со своими партнерами, которые бы выливались в судебные процессы. Значит, человек придерживается буквы закона, норм, принятых в этой сфере. И третье — человек образованный: экономически, политически. Он был министром иностранных дел, был руководителем экономического ведомства, работал секретарем Совета безопасности и обороны. То есть у человека настолько широкий круг практических дел, что где-то, когда-то, на каком-то участке он обязательно поскользнулся бы. Он это прошел без серьезных, публичных, шумных проблем. Я считаю, что такой человек сегодня, если его не испортит ближайшее окружение…

— То есть?

— Я по своему опыту сужу. Когда человек становится президентом, занимает наиболее высокое положение, к нему выстраивается очередь прихлебателей. Стоят в очередь те, которые там, где нужно сказать правду, считают нужным польстить. Где нужно укусить, они считают нужным лизнуть. Если начинает постоянно идти такой поток, человек начинает сомневаться в своей точке зрения и начинает принимать точку зрения других. Это неправильно.

Президент не должен иметь друзей, у президента может быть только один друг — государство.

— Помимо прихлебателей какие вы видите проблемы для нового президента?

— Для всех нас самая большая проблема сейчас одна — Россия.

— Вот так, безапелляционно?

— Да. Думаю, Путин сделал все, чтобы наши страны стали врагами. Мне приходят десятки писем и звонков. Те люди, которые имели определенный пиетет к русской культуре, к русской истории, совместной жизни, сейчас, кроме ненависти, ничего не могут испытывать. Я 14 дней отдыхал, лечился в Венгрии. Я поставил себе задачу: все 14 дней смотреть «РТР-Планету», Первый канал и «Россию 24», Киселева и так далее, многих этих «шоуменов». Слушайте, это уже перешло все границы. Но это еще слова, а когда мы имеем сегодня живых людей из России, террористов, которые пришли в Донбасс, стреляют, убивают и уже не скрывают этого. Когда Россия взяла Крым под видом некоего внутреннего волеизъявления, что это исконно русская земля (он был русским с 1783 года). Он никогда не был исконно русским, если уж так говорить. Надо думать, что говоришь.

Когда начинают говорить о «Малороссии», о том, что надо Украину расчленить, что надо отдать бандеровцев Польше, нужны границы 1939 года, я спрашиваю: будет у нормального украинца хорошее отношение к России?

Поэтому он уже сделал, что хотел. Впервые в истории — я заявляю официально — впервые в истории отношений, с 1654 года, с Богдана Хмельницкого, господин Путин сделал врагами два великих народа. Это уже исторический факт. Он уже добился этого. Что будет дальше, я не знаю.

— Чего вы ожидаете от России?


— Я бы ожидал от России одного. Мне часто говорят: «Вы не идете на диалог с востоком». Но как можно вести диалог с врагами, которые стреляют? Которые граждане России, которые пришли с одной целью — убивать, проводить диверсии. Они же не пришли с целью вести диалог. У них диалог один — оружие. Как я могу сесть за «круглый стол» с тем, кто научен только одному — диверсии и убийству? Я буду с ним говорить о политике? Это смешно. С представителями Донецкой народной республики, Луганской народной республики? С Путиным я готов говорить, убеждать, доказывать. Но нужно начать с одного решения: прекратить террористические акты, грубое вмешательство — политическое, военное, информационное — на востоке. И тогда — сесть и договориться. У нас другого выхода нет. Я хочу, чтоб все поняли меня, я уже много прожил: Украина — это не Осетия, это даже не Грузия, это не Приднестровье. Это европейская страна. И если Путин не понимает этого, российская элита подавится Украиной. Имейте в виду, неизбежно подавится. Мир не позволит. Вы же видите, что происходит.

Чтобы так взяли и аннексировали всю Украину — этого не будет.

Надо остановиться, понять, что есть один только путь: сесть за стол и начать говорить. Украина готова к разговору. Не сегодня все сразу решить, но начать говорить. Слово — как говорится в Библии, «сначала было Слово».

— Ждут ли на Украине действий со стороны России по присоединению Новороссии, Одессы?

— Если кто-то страдает от проблем, они есть, я не говорю, что нет. Но нет такого, что русские страдают, а украинцы — нет. Что, евреи не страдают или поляки? Все страдают от проблем, от неурядиц. Война, экономическое положение сложное, кризис. Все страдают. И никто не выделяет: «вот русский идет, желтой меткой помечен, как евреев помечали фашисты, давайте за ним бежать». Какие фашисты, вы что? Серьезно думаете, что Яценюк, Порошенко или тот же Кравчук — они, что, фашисты? Если так думать, тогда не о чем говорить. Это безумие какое-то настало. Если Бог хочет покарать, он прежде всего забирает разум.

— Все-таки чего ждут на Украине? Продолжения конфликта или того, что Россия будет способствовать его разрешению?

— Если министр иностранных дел России говорит, что «мы не будем вмешиваться, чтобы остановить конфликт», хотя все уже все знают, то все смеются. Когда не моргнув глазом говорят: «Да ну что вы, это украинцы сами, мы не имеем никакого отношения». Когда уже то ли 250, то ли 500 — не помню точно цифру — человек сидят под следствием, это доказанные факты. У СБУ документы, записанные на пленке разговоры — это все есть. «Нет, — говорят, — мы ничего не знаем, мы не слышим, это не наше дело». Понимаете, если так подходить, тогда не о чем говорить.

— То есть уровень доверия к официальной российской позиции очень низкий?

— Когда говорят одно, Будапештские соглашения подписали — и тут же Медведев говорит: «Мы перед Украиной никаких обязательств не имеем». Скажите, можно подписывать новый документ с Россией?

— Но ведь подписывать придется, если об этом зайдет речь. Куда Украина денется?

— Украина не хочет уходить, она хочет иметь партнерские, равноправные, доброжелательные отношения, потому что такого проникновения, такой спаянности народов, как у украинского и российского, практически нет. Но слушайте, это же можно разорвать по-живому, уже рвется, уже ненависть! «Не будем покупать российские товары, будем голодные сидеть, но не будем!» Это вызывает у простых людей ненависть. Неужели непонятно?

Нельзя победить Украину через терроризм. Я повторяю, это не Осетия.

— Ваши ожидания от Порошенко, от его первых шагов? Что он должен сделать?

— Первое, что он должен сделать, — это мир в Украине. Все остальное будет решаться мирным путем.

— Как это можно сделать?

— Надо с Россией инициировать встречи, предложения. Засыпать Россию предложениями, документами, намерениями. Рассказывать, какая у нас политика по отношению к Евросоюзу, в чем ее сущность. Не надо бояться, что Украина пойдет под самую Москву и поставит какие-то ракеты Соединенных Штатов Америки, нацеленные на Москву. Это же бред собачий!