Неполноценная герилья

Сколько продлятся боевые действия в Донбассе

Владимир Дергачев 09.06.2014, 22:38
Бойцы батальона «Восток» в тренировочном лагере формирования в Донецкой области РИА «Новости»
Бойцы батальона «Восток» в тренировочном лагере формирования в Донецкой области

Победе Киева над ополченцами препятствуют оставшиеся в укрепленном Славянске мирные жители. Пока полной эвакуации не будет, операция не закончится, считают наблюдатели и непосредственные участники боевых действий. Сегодня боевые действия сводятся к позиционному противостоянию и локальным стычкам.

Свою версию происходящего в Донбассе излагает Александр Жучковский. Активист российской Национально-демократической партии в мае провел там три недели, координируя гуманитарную помощь и подвоз добровольцев на мятежный восток Украины.

По его оценкам, на стороне Киева в Донецкой и Луганской областях воюет до 40 тыс. силовиков, включая нацгвардию. В распоряжении армии достаточно минометов, установок залпового огня «Смерч» и «Град», БТРов и прочего.

«С нашей стороны самоходка «Нона», при наших скудных ресурсах дававшая неплохой результат. Есть БТРы, противотанковые ружья, все это старое вооружение использовали достаточно эффективно: они работали и работают до сих пор. Перевес абсолютный, но отдельный разговор, почему они до сих пор не выиграли», — рассказывает Жучковский.

Численность ополченцев в районе Славянска точно знает командование, сам он оценил ее в 3–5 тыс. человек.

Бои сводятся к локальным стычкам и пристрелке позиций.

«В основном это война позиционная, артиллерия бьет, как правило, куда попало, часто попадает в жилые дома. Потом они пристрелялись. Война идет малыми разведгруппами, потом корректировщики работают и снайперы», — описывает Жучковский свой опыт на передовой у поселка Семеновка.


Пока война ведется малыми силами и масштабного вторжения не наблюдается, уточняет доброволец. По его мнению, армия не готова на тотальную зачистку Славянска и других занятых ополчением крупных населенных пунктов из-за риска большого количества жертв среди мирного населения: в таком случае повышаются шансы на ввод российских миротворческих войск.

«Артиллерия уже жестко бьет по городу, но его же можно при желании вообще сравнять с землей. Масштабное вторжение в город также проблематично, — говорит Жучковский. — Перевес в численности не играет такой роли в городе, как при боях в поле или лесах. Хоть будут десятки тысяч солдат, ополченцы их перещелкают: там на каждом углу ловушки, снайперы, блок-посты. Поэтому пока армия предпочитает артиллерию».

Корреспондент Аркадий Бабченко, который несколько недель наблюдал за боевыми действиями со стороны украинских сил, увидел в сегодняшней стадии конфликта типичную партизанскую войну.

«На таких войнах используются одни и те же тактики, пока ничего нового здесь не придумали. Это похоже на начало Чечни, ноябрь 1994 года, когда не было совсем прямых боевых действий, пока армия еще не начала стрелять в собственных гражданских. На Украине то же самое, но пока в армии установка на минимизацию потерь среди мирного населения, — замечает журналист. — Пока Славянск не превращен в Грозный, армия старается нанести меньше разрушений».

По словам Бабченко, ополчение не использует растяжек и фугасов, ограничиваясь налетами на армейские посты и колонны, уничтожением авиации.

«Со стороны ополчения работают «Ноны», АГС (гранатометы), БМД, стрелковое оружие», — рассказывает он.

Что касается помощи со стороны России, то пока она сводится к поставкам гуманитарной помощи отдельными общественниками. Жучковский уверяет: добровольцы проникают на территорию Украины окольными путями, даже если граница со стороны Луганска занята ополчением. После слов Владимира Путина об усилении границ с Украиной российские пограничники еще больше стали препятствовать проходу добровольцев на территорию Донбасса.

«С одной стороны, не впускают вооруженных людей с Донбасса, с другой стороны, не выпускают туда тех, кто за этим опытом и оружием поедет. Но добровольцев было много. Подъем был после Одессы 2 мая (поджог дома профсоюзов) и обращения Стрелкова. Мне звонят по 10 человек в день, они либо уже на подходе в Ростове, либо выдвигаются. Поток добровольцев увеличивается», — утверждает Жучковский.

При этом сочувствующие ополчению местные жители все меньше верят в военную помощь России и крымский сценарий присоединения.

Об этом написал один из жителей Славянска в своем репортаже с места для украинского сайта «Петр и Мазепа»: «Я не могу высказывать мнение всех славянцев — но я не знаю ни одного человека, который бы верил во ввод российских войск, который бы надеялся на присоединение к РФ. В основном фраза одна: «Когда же это закончится?» И поверьте, никто под БМД и БТРы уже не прыгает. То, что это было, — это факт. Лично этих людей не знаю, соответственно и про мотивы сказать не могу. Я думаю, что много людей вот так отзеркалировали некоторые выступления пани Фарион, кричалки «скачущих» ребят».

По словам Жучковского, отсутствие поддержки со стороны официальной Москвы только усиливает боевой дух добровольцев из России, которые понимают, что надеяться нужно только на себя, а вот у местных ополченцев оно вызывает все большее раздражение:

«Я это чувствовал там. Крымского сценария нет, государство не помогает, и даже патриарх Кирилл поздравляет Порошенко с победой. Они высказывают разочарование, государства нет, и надежда только на себя.

Некоторые украинские националисты, в свою очередь, выказывают недовольство медленными темпами антитеррористической операции (АТО), которая свелась к позиционным боям. Спикер «Правого сектора» Борис Береза даже предложил радикальный вариант — вывести через коридор всех мирных, провести их через фильтрационные лагеря, где выявлять воевавших по синякам от приклада и натертостям от автоматных ремней, а всех оставшихся в Славянске зачистить.

«Большинство жителей не уедет. У них психология живущих на этой земле десятилетиями — почему они должны покидать ее?» — рассуждает Жучковский.

Что касается гуманитарного коридора, то выехать из Славянска вполне реально, однако бывали и отдельные эксцессы исполнителя, когда, например, не пускали автобусы с детьми. Обычно такие решения принимаются на уровне командиров постов.

«В целом проход есть оттуда, вот туда пройти очень сложно», — говорит Жучковский.

По свидетельствам очевидцев, даже в центре боевых действий Славянске сейчас есть газ, электричество, интернет, мобильная связь, имеются основные продукты в магазинах. А вот аптеки закрыты, банкоматы не работают, весь бизнес из города уехал, фактически работают только продуктовые. Воду жители достают из окрестных колодцев и пользуются дождевой водой.

По последним данным руководства самопровозглашенной Донецкой народной республики, из 110-тысячного города уехало порядка 40% населения (не считая студентов и прочих людей без регистрации).

В Донецке обстановка спокойнее. Местный житель Руслан рассказал «Газете.Ru», что большинство блок-постов вокруг города заняло ополчение. «В городе страшно, но мирная жизнь местами сохраняется. Люди женятся, даже свадьбу видел. Но вот бизнес закрывается, город опустел, машин в несколько раз меньше, иногда их конфискуют», — рассказывает он.

Многим, как и Руслану, некуда бежать с семьей, и они остаются в Донецке. Централизованных программ по приему беженцев Киев не организовывает. Однако в этой сфере действуют отдельные сочувствующие волонтеры, в том числе из западной Украины.


Наблюдатели и участники конфликта расходятся во мнении, сколько продлится АТО.

«Сложно давать прогнозы, имея дело с принципиально неадекватной украинской стороной, — отмечает Жучковский. — Сначала они говорят о завершающей стадии АТО, дальше приостанавливают ее. Проще сказать, чем они занимаются сейчас: усиливают обстрел Славянска и укреплений ополчения, пытаются запугать мирных жителей, чтобы после их исхода жестко накрывать укрепления. При этом сценарии им немного времени понадобится. Но, во-первых, мирные жители не будут массово покидать города. И даже если сопротивление подавят, начнется партизанское противостояние: слишком много пролито крови, сказано и сделано — невозможно время повернуть вспять, чтобы эти люди стали частью единой Украины».

Бабченко полагает, что АТО войдет в финальную стадию только после организации лагерей беженцев и эвакуации мирных жителей. «Если там не останется мирных жителей, Славянск превратят в настоящий театр боевых действий, — уверен журналист. — При условии, конечно, что генералитет не наломает там дров. Понятно, что все 100% жителей не уедут и потери там будут. Если же жители останутся, то это может затянуться надолго».

По мнению Бабченко, при полномасштабной войсковой операции у славянских ополченцев нет никаких шансов сдержать украинскую армию.

«Это будет две-три недели, может, месяц-полтора, да и то вряд ли. Дальше будет полицейская операция. В Донецке будет точечная, локальная и скоротечная операция — не исключаю, с большим количеством погибших. В Мариуполе войны никакой не будет, только полицейская операция. В Луганске все может затянуться: там граница с Россией, которая абсолютно не контролируется, есть все возможности сделать еще несколько опорных пунктов, таких же, как в Славянске», — рассуждает Бабченко.

Президент Украины Петр Порошенко накануне пообещал в ближайшие дни прекратить огонь в зоне АТО.

Однако военные, судя по всему, скептически отнеслись к миротворческой риторике нового главы государства. Минобороны Украины заявило о планах начисления надбавок участникам спецоперации и о поставке в регион дополнительной партии бронежилетов.