Российско-венгерские скрепы

Евроскептицизм и «духовные скрепы» помогут венгерскому премьеру Виктору Орбану на переговорах с российским президентом Владимиром Путиным

Алексей Баусин, Александр Братерский 14.01.2014, 15:03
Встреча президента РФ и премьер-министра Венгрии Алексей Дружинин/ИТАР-ТАСС
Встреча президента РФ и премьер-министра Венгрии

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, которого западные СМИ сравнивают с диктатором Миклошем Хорти и называют Уго Чавесом Центральной Европы, приехал в Москву, чтобы обсудить с Владимиром Путиным экономическое сотрудничество. Непростые отношения с Брюсселем, апеллирование к традиционным ценностям и тяга к авторитарному стилю могут помочь двум лидерам быстрее найти общий язык на переговорах по совместным энергетическим проектам.

Во вторник Владимир Путин встретится в Москве с премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном. Как предполагают венгерские и западные СМИ, одной из ключевых тем на переговорах будет сотрудничество в экономической сфере, в частности перспективы подписания контракта на модернизацию венгерской АЭС «Пакш», построенной более 30 лет назад при содействии советских специалистов.

Участие российских компаний в модернизации венгерской энергосистемы обсуждалось и в ходе предыдущего визита Орбана в российскую столицу в январе прошлого года. В ноябре 2010 года года он опять же приезжал в Москву и встречался с Владимиром Путиным, тогда, как и Орбан, занимавшим пост премьер-министра.

При этом для активизации экономического сотрудничества между Москвой и Будапештом есть и политические причины.

По словам ведущего аналитика Венгерского института международных отношений Андраша Раца, после прихода к власти евроскептика Виктора Орбана весной 2010 года отношения между двумя странами стали более «интенсивными». Следуя политике «расширения глобальных связей», Венгрия ищет партнерства со странами, которые не являются членами ЕС, включая Россию.

Примечательно, что свое отношение к России венгерский премьер обозначил уже несколько лет назад.

«Нам, европейцам, нужна Россия. Нам понадобится рано или поздно — и скорее раньше, чем позже, — стратегический альянс с Россией», — заявил Орбан в ноябре 2011 года.

«Россия играла и будет играть ключевую роль в снабжении Венгрии нефтью и газом. Венгрия поддерживает проект «Южный поток», чтобы диверсифицировать транзитные пути импортируемого газа», — отмечает Андраш Рац. (Российско-итальяно-французско-немецкий проект газопровода по дну Черного моря из Анапского района в болгарский порт Варну. Предполагается, что две его ветви будут далее проложены через Балканский полуостров в Италию и Австрию. «Южный поток» является конкурентом поддерживаемого ЕС и США проекта газопровода «Набукко», который должен пройти из Туркмении и Азербайджана прямо в Европу южнее России.)

По официальным данным, Россия поставляет 80% потребляемой в Венгрии нефти и 75% природного газа.

«Духовные скрепы» по-мадьярски

В отношениях Венгрии и России большую роль играют не персональные отношения лидеров, а «прагматичная двусторонняя повестка», говорит Андраш Рац.

Впрочем, американские и западноевропейские СМИ последние пару лет проводят самые что ни на есть прямые параллели между Владимиром Путиным и Виктором Орбаном. По мнению западных журналистов,

российского президента и венгерского премьера роднит тяга к авторитарному стилю правления.

Западные СМИ не жалеют для премьер-министра Венгрии (члена НАТО и ЕС, между прочим) красочных эпитетов. Французский еженедельник L`Express назвал его «императором». А в Европарламенте его обозвали Уго Чавесом Центральной Европы.

При этом, по мнению автора британской The Guardian, нынешний политический режим очень напоминает Венгрию 30-х годов прошлого века, в преддверии Второй мировой войны (Венгерским королевством правил диктатор-регент Миклош Хорти, страна была союзником нацистской Германии).

Справедливости ради стоит отметить, что Виктор Орбан, выпускник Оксфорда, действительно мало соответствует образу умеренного европейского политика.

После того как руководимая им националистическая партия Фидес завоевала на выборах в апреле 2010 года две трети мест в парламенте (конституционное большинство) и возможность проводить нужные законы без оглядки на оппозицию, партия власти активно этим и занялась.

Было повышено налогообложение банковского сектора и транснациональных корпораций, национализированы частные пенсионные фонды.

Продолжавшиеся два года переговоры с Международным валютным фондом о выделении кредита в итоге завершились ничем — по мнению правительства Орбана, МВФ слишком активно вмешивается в экономическую политику венгерских властей.

Но самое главное — правительство Орбана в начале 2012 года представило новый проект конституции.

Как заявил тогда премьер, основной закон нуждается в изменениях для того, чтобы окончательно избавиться от наследия коммунизма, — в стране до сих пор действовала конституция 1989 года.

Но критики заявили, что премьер посягает на принцип разделения властей. Предлагаемые изменения, в частности, существенно сужали роль судебной системы.

Планируемые изменения конституции, а также ряд законов, регулирующих работу СМИ, вызвали резко негативную реакцию у евробюрократов и в Вашингтоне. Встал даже вопрос о том, чтобы по 7-й статье Лиссабонского договора поразить Венгрию как члена ЕС в ее правах. В итоге правительство Венгрии пошло на незначительные уступки. Впрочем, по мнению председателя парламента Ласло Кевера, нападки на Венгрию объясняются тем, что страна отвергла «форсированный путь либерализма».

Кстати, в новой редакции конституции Венгрии четко говорится, что предпочтение отдается традиционным формам семьи, а христианство — основа венгерской государственности.

О роли моральных ценностей Орбан говорил и в своем недавнем интервью: «Это было бы печальной историей — избавиться от религиозных убеждений, национальной идентичности, семьи и даже половой идентичности. Это не свобода».

Апеллирование к традиционным национальным ценностям и противопоставление их «европейской толерантности» отчасти также роднит Орбана с Путиным, активно занимающимся поиском «духовных скреп» россиян.

Весной в Венгрии пройдут парламентские выборы. Одним из ключевых пунктов предвыборной программы правящей партии значится дальнейшее снижение цен на электроэнергию и газ. В прошлом году они уже были снижены на 20%.

Как формулирует премьер, фактически избирателям предстоит решить, готовы ли они поддержать политику правительства, на которое давят транснациональные корпорации, лоббирующие свои интересы в Брюсселе.

Кстати, на АЭС «Пакш», судьбу которой Виктор Орбан будет обсуждать в Москве с Владимиром Путиным, производится почти 40% потребляемой в стране электроэнергии.