Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Явка провалена, электорат мобилизован

Низкая явка в Москве впервые сработала против кандидата власти

Жанна Ульянова 09.09.2013, 20:44
Сергей Бобылев/ИТАР-ТАСС

Успех оппозиционера Алексея Навального, набравшего на выборах мэра Москвы 27,24% голосов, во многом объясняется мобилизацией протестного электората, привыкшего игнорировать выборы. При этом низкая явка избирателей, как это было в Москве, обычно благоприятствует высоким результатам кандидатов власти. Навальный сломал годами отработанный механизм понижения явки и обратил его в свою пользу, отмечают эксперты.

Выборы в Москве, как и в других российских регионах, прошли при невысокой явке избирателей. По данным Мосгоризбиркома, 8 сентября в столице проголосовали 32,07% от общего числа имеющих право выбора.

Но только в Москве пониженная активность избирателей сработала в пользу оппозиционного кандидата.

«Явка низкая была во всех регионах, и там она оказалась на руку правящей партии и кандидатам власти. В этом смысле отличие Москвы состоит в том, что был мобилизован оппозиционный электорат», — говорит профессор факультета политологии МГУ Ростилав Туровский.

Считается, что понижение явки удобно провластным кандидатам, когда выборы игнорирует протестно настроенный, но разочаровавшийся в самой процедуре электорат. Не случайно опросы общественного мнения последних лет демонстрировали уверенность большинства в применении административного давления во время выборов, что означало только одно — в день голосования многие оставались дома, так как «от их голоса ничего не зависит».

Пассивность избирателей социологи фиксировали и перед выборами мэра Москвы. Согласно поквартирному опросу Левада-центра, проведенному 27–30 августа, большинство (43%) ответили, что при подготовке выборов используются различные формы давления и манипуляций. 32%, напротив, предположили, что выборы пройдут честно, 25% затруднились ответить.

«Низкая активность избирателей связана прежде всего с разочарованностью в институте выборов, и обычно самые разочарованные — это протестный электорат, не находящий своих представителей в числе кандидатов и не верящий в честность процедуры выборов», — подтверждает социолог Левада-центра Денис Волков. Поэтому в 2006 году, за год до выборов в Госдуму и за два года до выборов президента, Владимир Путин утвердил поправки в избирательное законодательство, отменяющие порог явки.

Понижая интерес к выборам, действующая власть и, пожалуй, КПРФ могли рассчитывать на стабильный, так называемый ядерный, электорат — бюджетников, пенсионеров, чиновников разного уровня.

Однако расчет штаба врио мэра Москвы Сергея Собянина, чья кампания была малозаметной, на понижение явки не сработал, отмечает большинство экспертов.

Собянин получил 51,37% голосов, но от второго тура его спас всего 1,37% голосов избирателей. Результат Навального (27,24%) превзошел самые оптимистичные прогнозы. Учитывая, что на участки для голосования пришла только треть избирателей, результат Навального опроверг все предвыборные выкладки социологов. «Наш рейтинг кандидатов в мэры Москвы учитывал низкую явку, и мы прогнозировали, что Навальный получит 18%», — говорит директор Левада-центра Лев Гудков.

Председатель правления Фонда развития гражданского общества, до мая 2012 года начальник управления президента по внутренней политике, Константин Костин считает, что

социологам и политтехнологам еще предстоит осмыслить, как изменилась структура малочисленного активного электората.

«Главное в московской избирательной кампании в том, что меняется структура явки. Да, она была низкой. Обычно считалось, что низкая явка удобна провластным кандидатам, потому что либеральный электорат всегда менее мобилизован. Но сейчас низкая явка, то есть структура тех, кто в этих 30%, обеспечила высокий процент Навальному».

Это значит, что избиратели с либеральными протестными взглядами наконец пришли на выборы, а тот самый стабильный электорат действующей власти счел, что его кандидат справится и без него.

«Электорат Собянина оказался замотивирован, и многие остались дома. А протестный, напротив, мобилизовался, оставив все свои претензии к Навальному, и проголосовал за него. Сама процедура выборов настолько дискредитирована, что эффект работает в обе стороны, сторонники власти убеждены, что будет все как надо, а противная сторона в данном случае мобилизуется», — говорит директор Левада-центра Лев Гудков.

Руководитель отдела мониторинга выборов организации «Голос» Андрей Бузин отмечает, что оппозиции и раньше иногда удавалось воспользоваться низкой явкой, но никогда на таком уровне выборов.

Изменение структуры явки, по мнению Ростислава Туровского, может не повториться на следующих выборах в Москве в Мосгордуму в сентября 2014 года.

«Если реальный соперник возникает, по крайней мере в сознании избирателей, то это, конечно, меняет структуру голосующего электората. Совершенно не обязательно, что он будет воспроизводиться и на следующих выборах», — говорит политолог. По его мнению, в Москве на выборах мэра произошло перераспределение протестного электората в пользу Навального.

«В Москве протестный электорат велик, но нет такого лидера, который мог бы надолго взять его под свой контроль», — отмечает политолог. На президентских выборах 2012 года Михаил Прохоров сумел сосредоточить вокруг себя протестный электорат, за него тогда проголосовали около 900 тысяч москвичей. Теперь отчасти тот же электорат объединился вокруг Навального, за оппозиционера проголосовали 632 697 человек.

Правда, политический аналитик Костин уверен, что электоральный потенциал Прохорова гораздо больше Навального просто потому, что лидер «Гражданской платформы» менее радикален. Напомним, что Прохоров отказался баллотироваться в мэры Москвы и объявил, что сосредоточится на выборах в Мосгордуму, запланированных на следующий год.

Политолог Туровский уверен, что московские власти учтут активность протестного электората, но не станут мобилизовывать лояльных себе избирателей в 2014 году, а постараются расколоть оппозицию, допустив сразу нескольких ее представителей к выборам в столичный парламент.