Кого слушает президент

Рахмон дождался оппозиции

У Эмомали Рахмона на президентских выборах в Таджикистане может появиться соперник

Жанна Ульянова 30.08.2013, 21:49
Эмомали Рахмон Сергей Фадеичев/ИТАР-ТАСС
Эмомали Рахмон

В пятницу в Таджикистане на 6 ноября были назначены президентские выборы. Впервые в современной истории страны, которой с 1994 года правит Эмомали Рахмон, на них появилась интрига, считают аналитики. Две главные оппозиционные силы страны — Социал-демократическая партия и Партия исламского возрождения — объединились, разработали единую программу и собираются выдвинуть единого кандидата.

«Вершина волеизъявления народа» — так анонсировал предстоящие выборы президента в Таджикистане спикер нижней палаты национального парламента Шукурджон Зухуров. В пятницу на совместном заседании обеих палат представительного органа Таджикистана Зухуров предложил назначить день голосования на 6 ноября.

Спикер высоко оценил роль действующего президента Эмомали Рахмона. «Таджикистан не ошибся, выбрав в 2006 году Эмомали Рахмона (на тех президентских выборах он набрал в первом туре 79,3% голосов. — «Газета.Ru»)», — цитирует пресс-служба парламента вице-спикера нижней палаты Назиру Гаффорову.

Депутаты и сенаторы проголосовали единогласно, назначив день голосования на 6 ноября, когда в стране отмечается День конституции.

Конституционная реформа как раз-таки является первым пунктом в программе объединенной оппозиции Таджикистана. Среди предлагаемых поправок: ограничение полномочий президента с семи до четырех лет и запрет на избрание больше двух сроков подряд; переход к парламентской республике; выборность судей и председателя Центральной комиссии по выборам и проведению референдумов (ЦКВР).

Впервые в современной истории Таджикистана противники правящей Народно-демократической партии (НДП) и ее лидера президента страны Эмомали Рахмона сумели объединиться, рассказал «Газете.Ru» член политсовета оппозиционной Социал-демократической партии (СДП) Таджикистана Амният Абдулназаров.

«Ситуация от прежних выборов отличается прежде всего политической активностью в Таджикистане, которая проявилась прежде всего в консолидации оппозиционных сил», — подтверждает слова таджикского политика Алексей Власов, директор Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве. Объединившись, оппозиция создала интригу на выборах, возможно, первую в постсоветской истории Таджикистана.

Союз оппозиции получил название «Объединение реформаторских сил Таджикистана» (ОРСТ), в него помимо множества движений и известных в стране деятелей вошли две основные антиправительственные силы в стране — СДП и Партия исламского возрождения (ПИВТ, единственная исламская партия, официально действующая в Центральной Азии). Этим летом на своем первом съезде ОРСТ объявило о намерении выдвинуть единого оппозиционного кандидата. Второй и третий съезды были посвящены выработке единой программы. «Почитав материалы этих съездов, складывается ощущение, что полного объединения достичь не получится — расходятся интересы светских сил и Партии исламского возрождения», — говорит Власов. Эксперт сомневается, что ОРСТ сможет договориться по кандидатуре единого кандидата.

Лидер СДП Рахматилло Зойиров, который активно рассказывает о деятельности ОРСТ в своем фейсбуке, считается наиболее вероятным кандидатом от объединенной оппозиции.

Он неоднократно заявлял, что главное для союза — определиться с единой программой. Но лидер ПИВТ Мухиддин Кабири, являющийся самым популярным оппозиционным политиком в стране, вряд ли без борьбы уступит лидеру союзной партии. Кабири в отличие от Зойирова предлагал сначала определиться с единым кандидатом и уже после с общей программой.

При этом лидеру СДП Зойирову помешать баллотироваться могут не только союзники. Его в начале августа вызывали на допрос в генпрокуратуру. Как пояснил «Газете.Ru» Абдулназаров из Социал-демократической партии, генпрокуратуру интересовало заявление Зойирова, в котором он призывал правительство и президента признать события в Хороге акцией государственного терроризма. В июле 2012 года власти провели в городе Хорог, являющемся столицей автономной Горно-Бадахшанской автономной области, спецоперацию по задержанию лиц, якобы причастных к убийству генерала спецслужб Абдулло Назарова. Во время спецоперации были убиты 70 человек. Власти утверждают, что убитые были боевиками и членами незаконных вооруженных формирований. Оппозиция и западные СМИ им не верят и считают, что в Хороге погибли мирные жители. Генпрокуратура пока ограничилась допросом Зойирова. «Мы опасаемся, что его арестуют по политическим мотивам», — предполагает Абдулназаров. Один из представителей бизнес-элиты, инициатор создания оппозиционный партии «Новый Таджикистан» Зайда Саидов уже находится под следствием по обвинению в миллионных хищениях и подделке финансовых документов.

Сами представители объединенной оппозиции не исключают, что сойдут с дистанции еще на этапе регистрации.

По действующему избирательному законодательству для выдвижения на пост президента кандидату необходимо собрать 5% подписей от общего числа избирателей, это около 200 тыс. (ЦКВР пока не объявил точное число избирателей по данным на 2013 год). Выборы президента Таджикистана считаются состоявшимися, если в них приняло участие более половины избирателей, избранным считается тот, кто набрал больше половины голосов.

«Для нас это проблема, потому что все подписи подвергают проверке в ЦКВР и часто их не засчитывают, обычно подписи собирают только карманные парламентские партии (в парламенте Таджикистана представлены пять партий из восьми зарегистрированных в стране)», — сетует социал-демократ Абдулназаров. Отдельная проблема для оппозиции — получить поддержку граждан, выехавших из страны на заработки. «Мы однозначно не в силах собрать их подписи», — признает социал-демократ Абдулназаров.

Эмомали Рахмон, президент Таджикистана с 1994 года, а фактически управляющий страной с 1992 года, пока не объявил о намерении баллотироваться на очередной семилетний срок, но сделал ряд предвыборных шагов.

1 августа Рахмон побывал в резиденции Владимира Путина в Ново-Огорево, откуда привез соглашение о беспошлинных поставках нефтепродуктов (ГСМ) и о трудовой миграции, которое продлевает срок постановки на учет ФМС РФ до 15 дней и облегчает легализацию иммигрантам. В обмен Таджикистан обязуется продлить срок пребывания российской военной базы на территории страны. На прошлой неделе парламент Таджикистана обсудил соглашение, хотя ратифицировать его собирается только в октябре, накануне выборов.

Нельзя не расценивать как знак президентских амбиций Рахмона и его обращение к парламенту в апреле этого года. Многостраничное послание президента, в котором были изложены успехи действующей власти и программа на ближайшее десятилетие, приравняли к пятничной молитве и теперь разъясняют прихожанам в мечетях.

Кроме того, правительство Таджикистана повысило пенсии и зарплату бюджетникам. А пресс-служба президента на днях распространила сообщение о том, что 62-летний Рахмон лично открыл новый автодром в Душанбе и получил водительские права. Все эти сообщения таджикские СМИ трактуют как готовящееся выдвижение Рахмона.

Сам Рахмон неоднократно заявлял, что еще не определился с выбором, по действующей конституции он имеет право занимать высший государственный пост еще один семилетний срок, то есть до 2020 года.

А поскольку преемника у Рахмона нет, его отказ от участия в выборах фактически становится невозможным. В случае его выдвижения в победе Рахмона не сомневается никто.

Шансы объединенной оппозиции выйти хотя бы во второй тур становятся еще более иллюзорными в связи с решением участвовать в президентских выборах коммунистов. Традиционно Коммунистическая партия Таджикистана не выдвигала своего кандидата в президентских кампаниях, однако на этот раз лидер коммунистов Шоди Шабдолов заявил, что партия выдвинет своего кандидата.

Компартия может оттянуть у ОРСТ значительное число голосов, считает эксперт Власов. Он не исключает, что Компартия и НДП Рахмона могли заключить негласное соглашение, чтобы вместе бороться с объединенной оппозицией.

«Интрига выборов больше связана не с тем, кто победит, а по какому пути пойдет страна после выборов. Это касается и отношения к Евразийскому проекту, и отношений с Россией, и отношений с Узбекистаном, которые в последнее время накалились. Тактика лавирования между разными центрами силы — Россией, США, Китаем, — исчерпала себя», — заключает Власов.

Европейские страны ни разу не признавали ни президентские, ни парламентские выборы в постсоветском Таджикистане «отвечающими стандартам демократии».