Избирательный допуск

Власти допускают до выборов в регионах оппозиционных кандидатов, но боятся утратить «электоральный контроль», отмечают эксперты

Ксения Солянская 14.08.2013, 00:01
Александр Рюмин/ИТАР-ТАСС

Подготовка к выборам в российских регионах 8 сентября показывает, что власти пытаются балансировать между «борьбой за легитимность и страхом утраты контроля», говорится в докладе Комитета гражданских инициатив. Один из экспертов, изучавших обстановку в регионах, констатирует: уже сейчас можно говорить о возвращении к ситуации 2009 года, когда наблюдались массовые отказы в регистрации кандидатов.

Комитет гражданских инициатив подготовил доклад об итогах регистрации кандидатов на региональных выборах 8 сентября. В ходе исследования эксперты комитета изучили данные официальных публикаций избирательных комиссий, а также материалы, полученные от представителей комитета в 30 субъектах Федерации. По мнению одного из соавторов доклада политолога Александра Кынева, уже сейчас можно говорить о том, что произошел откат к ситуации четырехлетней давности.

«На мой взгляд, главная тенденция сентябрьских выборов — это регресс к 2009 году, когда наблюдались массовые отказы в регистрации кандидатов. В этом смысле самые проблемные регионы — Якутия, Ярославль, Рязань, Владимирская область, Хакасия. Там, конечно, проблемы на этапе регистрации не заканчиваются, присутствует давление на кандидатов и информационное неравенство», — сказал Кынев. В докладе отмечается, что подтверждением тезиса о возвращении к прежним схемам могут служить странные результаты жеребьевки: «Единая Россия» снова вопреки математической вероятности в абсолютном большинстве случаев выигрывает первые места. Такая практика была распространена в 2006–2011 годах до тех пор, пока в крупных городах не начались массовые выступления против фальсификаций на выборах. По мнению авторов доклада, возвращение к старым сценариям «является очень тревожным индикатором».

Эксперты, готовившие доклад, констатируют, что власти во время подготовки к выборам в российских регионах приходится балансировать «между борьбой за легитимность и страхом утраты контроля», однако отход от обещания провести честные конкурентные выборы наблюдается уже на стадии регистрации партийных списков и кандидатов.

«Фактически возник диссонанс между двумя стратегиями: стремлением повысить общественную легитимность выборов и устойчивость власти (что, впрочем, находится в стратегическом противоречии с самим фактом переноса выборов на начало сентября и введением единого дня голосования), с одной стороны, и страхом утраты доминирующего положения и ослабления электорального контроля, с другой стороны», — говорится в докладе.

Эксперты условно разделили все российские регионы, где 8 сентября состоятся выборы, на три группы — в зависимости от того, какую стратегию взаимодействия с оппозиционными кандидатами выбрали власти. Еще одна группа была специально введена для регионов, где число зарегистрированных или снятых кандидатов почти никак не влияет на исход голосования из-за высокого уровня «электоральной управляемости»: Чеченская Республика, Кемеровская область.

В первую категорию были отнесены регионы, где регистрировали оппозиционных кандидатов и списки партий, способных составить реальную конкуренцию «Единой России». Это Москва, Екатеринбург, Бурятия, Калмыкия, а также Архангельская, Смоленская, Ульяновская и Московская области. Эксперты отмечают, что, несмотря на позитивную тенденцию, даже в таких регионах содействие при регистрации оказывалось далеко не всем кандидатам. Например, на выборах в Москве муниципальные депутаты не стали поддерживать лидера «Альянса «Зеленых» — Народной партии» Глеба Фетисова. То, что в выборах столичного мэра отказался участвовать Михаил Прохоров, авторы доклада считают свидетельством «определенных переговоров с целью неучастия в предстоящей кампании».

Руководитель отдела мониторинга выборов организации «Голос» Андрей Бузин в целом согласен с наблюдениями экспертов, готовивших доклад. При этом он отмечает, что случаи незаконных отказов в регистрации встречаются даже в регионах, отнесенных к первой, самой «благополучной» группе (в качестве примера эксперт называет выборы мэра Можайска в Московской области). «Я обратил внимание, что областной избирком старается противодействовать решениям местных избирательных комиссий, но это касается Подмосковья», — говорит он.

В некоторых регионах выборные кампании сопровождаются масштабными скандалами и «недопуском под сомнительными поводами или при сомнительных обстоятельствах популярных списков и кандидатов». В таких обстоятельствах проходят, например, выборы городской думы Рязани, Абакана, Тюмени, а также законодательного собрания Хакасии. Как отмечают эксперты Комитета гражданских инициатив, парламентские партии могли рассчитывать на «неформальные льготы» при регистрации даже в самых проблемных регионах. В самом сложном положении оказались «Гражданская платформа» и РПР-ПАРНАС — в отдельных случаях снятие с выборов сопровождалось арестами лидеров партийных списков. Так, например, в Ярославле под стражу был взят действующий мэр города Евгений Урлашов, представляющий в регионе «Гражданскую платформу».

«Есть два полюса — Москва и Подмосковье, где регистрация проходит без скандалов, — говорит глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов. — Другой полюс — Рязань и Ярославская область, где кандидатов снимают за то, что в дипломе указана девичья фамилия. По сути, август — это время, когда регионы выбирают модель кампании — московскую или традиционную».

В список регионов, где власти выбрали «промежуточный вариант» — без скандалов, но и без помощи оппозиционерам, — эксперты на сегодняшний день относят лишь Владимирскую область и Якутию. «С одной стороны, — говорится в докладе, — все ведущие списки и кандидаты были зарегистрированы, но с другой стороны, из состава партсписков и/или кандидатов партий по мажоритарным округам был исключен ряд заметных и имеющих существенные шансы на избрание кандидатов, что ослабило данные списки, ухудшило их электоральные перспективы, могло демотивировать партийную организацию и дезорганизовать ее избирательную кампанию».

Глава Международного института экспертизы Евгений Минченко отмечает, что массовое снятие с предвыборной дистанции кандидатов складывается из трех составляющих. «Первое — использование административного ресурса, причем чаще всего это самодеятельность на местах, и в ряде случаев административный центр успевал исправлять. Второе — самострелы оппозиционных партий и кандидатов, которые не надеялись получить высокий результат. Так было в ряде регионов с «Гражданской платформой», когда партия для регистрации кандидата в губернаторы предоставляла ненадлежащие подписи. Также есть самострелы в РПР-ПАРНАС. Третье — когда выдвинутые в качестве инструмента партии-спойлеры оказались не нужны и они просто снялись, чтобы не замусоривать информационное поле».