Кого слушает президент

Депутаты провели матанализ

Депутаты и эксперты обсудили способы фильтрации обсценной лексики в Сети

Екатерина Винокурова 30.07.2013, 18:31
Депутаты и эксперты не могут договориться как фильтровать мат в Интернете iStockPhoto
Депутаты и эксперты не могут договориться как фильтровать мат в Интернете

Депутаты Госдумы и эксперты обсудили способы борьбы с нецензурной лексикой в Интернете. Корреспондент «Газеты.Ru» наблюдала, как депутаты защищали нравственность, а представители интернет-индустрии пытались им объяснить, что Сеть трансгранична и полностью ее отфильтровать невозможно.

Депутаты Госдумы обсудили на «круглом столе» с участием экспертов идею введения повсеместной фильтрации контента в Интернете для борьбы с нецензурной лексикой.

«Есть мнение, что мат в Интернете — это нормально, но мы считаем иначе. Ведь само понятие «нецензурная брань» происходит от старославянского «брань», то есть война, унижение, конфликт. Основой нашего общества должны быть любовь, доброта, терпимость, согласие, ведь путешественники во все времена отмечали доброжелательность и теплоту нашего народа», — заявила в начале дискуссии председатель думского комитета по делам семьи, женщин и детей Елена Мизулина.

Использование обсценной лексики в доступной для всех Сети, по мнению депутата, с этими тезисами несовместимо.

«Мат — это предтеча конфликта, даже если в дружеской компании и за бутылкой водки, особенно за Уралом. И в рамках строительства новой системы нам выпала обязанность заняться профилактикой мата в Интернете. Хотя, например, Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) хотелось бы, чтобы этот вопрос никогда не решали.

Они защищают свободу своих площадок, но нам, как политическим работникам, надо вычислить время, когда мы что-то заберем, а какие-то радостные доходы им дадим», — поддержал коллегу председатель комитета по информационной политике, информационным технологиям и СМИ Алексей Митрофанов.

Сенатор-единоросс Руслан Гаттаров заметил, как напряглись представители РАЭК и некоторые журналисты, и попытался успокоить присутствующих. По словам сенатора, никакого законопроекта на эту тему пока не существует.

«Депутаты лишь хотят, чтобы «отрасль вынула голову из песка», а не только критиковала инициативы, исходящие от власти», — заявил Гаттаров.

По его словам, перед «круглым столом» он запросил статистику пользования Интернетом в школах и обнаружил, что 3–5% поисковых запросов со школьных компьютеров — это матерные слова.

РАЭК крайне негативно оценила принятый в прошлом году закон «О защите детей от вредной информации» из-за недоработанности формулировок. Согласно закону в досудебном порядке могут быть заблокированы целые соцсети. Кроме того, закон об авторском праве тоже страдает неконкретностью формулировок и практически не учитывает позицию представителей интернет-отрасли, а не только обладателей авторских прав.

Наконец слово дали представителям РАЭК.

«Пожалуйста, поднимите руки все сидящие в этом зале, кто хоть раз сказал матерное слово», — обратился к присутствующим Матвей Алексеев, исполнительный директор Фонда содействия развитию технологий и инфраструктуры Интернет, эксперт РАЭК.

Руки подняли практически все, кроме Мизулиной и Митрофанова.

«Вообще-то ребенку пароль от Интернета дают родители, давайте исходить из этого, потому что пока обсуждение идет как будто все дети у нас беспризорники. Вы обвиняете отрасль в том, что она прячет голову в песок, противодействует как-то, но это не так.

Руслан (Гаттаров. — «Газета.Ru»), Алексей Валентинович, у нас с вами не было разговоров о том, что надо обсудить технологическую сторону дела? Я к вам не подходил с этим много раз?

На самом деле отрасль не просто идет навстречу, мы уже запустили проект «I-дети», он направлен ровно на защиту детей от вредного контента. Но с нами не ведут диалог, точнее, его ведет сейчас на хорошем уровне один-единственный депутат Госдумы, которого я бы не хотел называть.

Вместо этого вы со свистом принимаете законопроекты, регулирующие деятельность отрасли, и каждая инициатива Госдумы, не скрою, представителям нашей индустрии добавляет седин. Что касается нашей позиции в вопросе регулирования мата в Интернете, то надо понимать, что Интернет трансграничен и полностью его отфильтровать невозможно. Можно найти механизмы фильтрации, составить список фильтров, заниматься разъяснительной работой с детьми по поводу этики поведения в Интернете, заниматься образованием и детей и родителей, но единую систему фильтров ввести не получится», — объяснил Алексеев.

Депутаты мгновенно ушли в глухую оборону.

«Ну как вы можете говорить, что нет системы, ведь еще лет пять назад и Интернет был какой-то фантазией, тоже системы не было», — парировала Мизулина.

«Государства между собой прекрасно договорятся по всем вопросам, и вы ошибаетесь, если думаете, что сможете играть на межгосударственных противоречиях, скоро будут единые центры фильтрации контента во всем мире», — дал свой прогноз Митрофанов.

«Знаете, я каждый четверг езжу после работы в Госдуму и объясняю депутатам, что такое Интернет. Хотите, я и к вам буду ездить, объяснять, что это такое?» — устало заявил Алексеев. Мизулина кивнула головой.

«Все, что можно сейчас сделать, — это создать портал со списком различных сервисов, которые можно использовать на домашнем компьютере, чтобы ввести «родительский контроль», чтобы фильтровать нежелательный контент», — сказал Алексеев.

Атмосфера в зале начала накаляться. Заместитель секретаря президиума генсовета «Единой России», заместитель Мизулиной в комитете по делам семьи, женщин и детей Ольга Баталина предложила ввести на использование мата в Интернете те же ограничения, что распространяются на нецензурщину в общественных местах.

Впрочем, Баталина признала, что чем больше Госдума поставит запретительных барьеров, тем больше у пользователей будет желание их обойти.

Далее слово получили «эксперты». Немолодая блондинка Татьяна Жукова, представитель организации «Школьные библиотеки», заявила, что нынешние дети являются «цифровыми мигрантами», а воздействие нецензурной брани на мозг сродни радиоактивному.

«Надо сделать выбор: мат и тьма или свет», — заявила Жукова.

Представители интернет-индустрии прятали лица в ладони и старались не смеяться.

Академик РАН Константин Колин заявил, что нецензурная лексика представляет собой угрозу национальной безопасности, по его мнению, Интернет формирует новую расу людей.

«Интернет — это не просто средство коммуникации, это средство экранной культуры, он оказывает мощное воздействие на физиологическое развитие мозга человека… Когда ребенок с пеленок сидит перед экраном телевизора, у него формируется другая структура головного мозга», — сказал академик. Он считает необходимым ввести за употребление мата в Интернете большие штрафы, а в случае постоянного появления матерных слов на каком-то сайте отбирать у него лицензию.

Представители РАЭК пытались объяснить депутатам, что борьба за нравственность должна быть технически подготовлена.

«Иногда матерная лексика не оскорбляет, например в анекдотах, и полный запрет на использование такой лексики приведет к негативной реакции общества, потому что запретить взрослым людям ругаться матом невозможно. Надо подумать, как сделать так, чтобы эти слова не видели дети, но для этого не надо превращать Интернет в детскую версию Интернета.

Можно внедрять детские браузеры, фильтровать контент на школьных компьютерах, вести общественные кампании, мы готовы на это. А то, что мат влияет на ДНК, — это мракобесие, конечно», — продолжил исполнительный директор проекта Wikimedia Станислав Козловский.

В ответ на это Мизулина заявила, что идея фильтровать контент, устанавливая фильтры на домашние компьютеры, ей не импонирует, так как у родителей могут возникнуть проблемы с настройкой фильтров. Будет лучше, если фильтрацию станут осуществлять сами провайдеры, считает депутат.

Как и можно было ожидать, финал у «круглого стола» получился политизированный.

«По всем соцопросам видно, что, как бы либералы ни хотели это слышать, но 85% населения против мата в Интернете. Я вижу, что представители индустрии сидят тут как школьники, красные от смеха, и прячут голову в песок.

Просто в их тусовке Госдума считается «бешеным принтером», и они борются не с фильтрацией мата, а с возможностью политической фильтрации», — почти кричал на представителей РАЭК управляющий партнер компании «Ашманов и партнеры», которая занимается в том числе заказами на создание фильтров контента, Игорь Ашманов.

Круглый стол завершился перепалкой.

По окончании мероприятия Матвей Алексеев пояснил журналистам, что идея фильтрации контента провайдером может привести к катастрофическим последствиям для рынка, так как депутаты не представляют себе технологический аспект затеи.

В больших городах у провайдеров стоит современное оборудование, позволяющее установить систему фильтрации DPI (Deep Packet Inspection). Эта технология предоставляет возможность проводить глубокий анализ трафика и фильтровать его. Однако в небольших городах или регионах, удаленных от центра, оборудование, на котором работают интернет-провайдеры, не позволяет установить DPI, или же это будет очень дорого стоить.

По данным Алексеева, для МГТС введение в работу системы DPI обошлось в $51 млн.

«Скажите, а зачем надо было проводить этот «круглый стол» сейчас, летом, когда все в отпусках, тем более что любому нормальному человеку ясно, что мат в Интернете не является главной проблемой воспитания детей и подростков в России, есть и другие проблемы в этой сфере. Вы понимаете, что это выглядит как лоббизм в пользу поставщиков фильтрационного оборудования?» — спросил корреспондент «Газеты.Ru» Елену Мизулину.

«Это вы себя считаете нормальным человеком, а есть другие нормальные люди, которые считают, что мат в Интернете — это огромная проблема. Почему сейчас этим занялись? Раньше времени не было. И вы можете видеть тут признаки лоббизма? Я их не вижу», — ответила Мизулина.