Избиратель устал

Доклад прокремлевского фонда показывает, что старые партии себя дискредитировали и граждане ждут новых

Екатерина Винокурова 29.10.2012, 10:32
Выборы 14 октября должны заставить задуматься и власть, и оппозицию ИТАР-ТАСС
Выборы 14 октября должны заставить задуматься и власть, и оппозицию

Кризис доверия к политическим партиям, референдумы о доверии вместо конкурентных выборов губернаторов стали итогами прошедших выборов 14 октября. Об этом говорится в докладе Фонда развития гражданского общества. Эксперты «Газеты.Ru» считают, что в ходе прошедшей кампании тревожные сигналы получили и власть, и оппозиция.

Фонд развития гражданского общества (ФРГО), который возглавляет экс-глава управления внутренней политики администрации президента Константин Костин, опубликовал доклад, посвященный итогам прошедших выборов 14 октября 2012 года, когда в ряде субъектов Российской Федерации прошли выборы в региональные и местные парламенты, а в пяти регионах впервые по новым правилам выбирали губернаторов.

Пустота на месте партий

«Единой России» удалось переломить нисходящую тенденцию… старые парламентские партии — КПРФ, ЛДПР, СР (и их кандидаты) выступили на этих выборах слабо. Они не продемонстрировали ни организованности, ни креативности, ни воли к победе (едва ли не единственным заметным исключением был выдвиженец КПРФ на брянских выборах Вадим Потомский). Худший средний результат на выборах в региональные парламенты показали «эсеры» — 5,24%. Если сравнивать его со средним результатом СР на прошлых региональных выборах в декабре — 17,03%, то провал очевиден — минус 11,79%. Худший средний результат на выборах в муниципальные ассамблеи региональных центров у ЛДПР — 6,85%, то есть минус 2% относительно ее среднего результата на аналогичных выборах в марте сего года — 8,85%», — говорится в докладе.

Кризис доверия к парламентским партиям может сыграть на руку новым партиям, которые уже получили или получат регистрацию по новому закону, по которому для регистрации численность партии должна составлять 500, а не 40 тысяч человек.

«Для того чтобы добиваться успеха на выборах, новые партии должны формулировать новые электоральные предложения — выдвигая актуальные лозунги и инициативы, составляя и презентуя программы и пр. Тех, кто не сможет этого сделать, ждет довольно скромное будущее подрядчиков-спойлеров. У тех, кто преуспеет с новыми электоральными предложениями, со временем появятся собственные группы поддержки, что отразится как на явке (повысится), так и на результатах выборов, — прогнозирует фонд Костина. – Другой вариант для «новичков» — позиционирование себя в качестве «перспективной» («честной», «вменяемой») альтернативы старым партиям и «присвоение» их электоральных предложений. Этот путь уже избрали КПСС и «Коммунисты России» (относительно КПРФ)».

Один из авторов доклада, руководитель департамента региональных программ фонда Виталий Иванов, считает, что все оппозиционные парламентские партии выступили слабо, так как не продемонстрировали ни воли к победе, ни креатива в ведении кампании, ни хорошей организации. В докладе фиксируются локальные успехи «новичков»: «Зеленых», «Коммунистов России», Партии пенсионеров и РПР-ПАРНАС. Выражаются они, впрочем, лишь в том, что в ряде регионов первые три перечисленные партии вплотную приблизились к результату политических старожилов, а РПР-ПАРНАС с почти 6% голосов набрала проходной результат для присутствия в городской думе Барнаула.

По мнению Иванова, «Зеленые» и Партия пенсионеров едва ли пользуются остаточным ресурсом узнаваемости, так как некогда эти партии уже существовали:

«Сейчас их история начинается с чистого листа, мы же не сравниваем успехи КПРФ с результатами КПСС на выборах в советское время».

«Воспользоваться запросом избирателя на любое новое предложение сейчас может любая партия, которая придет к избирателю с тезисами, отличными от предлагаемых думскими партиями. Но для того, чтобы это предложение было услышано, им придется работать в течение всего года, а не раз в год во время кампании», — заметил Иванов.

Руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики Александр Кынев называет нынешнюю стратегию системных партий с их размытым позиционированием и предпочтением отношений с Кремлем отношениям с избирателем в ситуации изменившегося после думских выборов 2011 года общества «дорогой в никуда». Кризисом доверия к нынешним партиям и отсутствием внятного предложения со стороны новых он объясняет и невысокую явку на этих выборах.

«С одной стороны, власть сама работала на снижение явки, но многие избиратели остались дома еще и по другой причине. Для части протестного избирателя имел место и сознательный абсентеизм, в данном случае неявка на выборы – это протест и против самой существующей политической системы, и признак того, что сценарий «голосуй за любую другую партию, кроме «Единой России», работает слабее, чем раньше, так как сама системная оппозиция дискредитирует его заигрываниями с властью. Люди устали голосовать против кого-то, выбирая того, кто наименее неприятен, им хочется голосовать «за» кандидата, который им действительно будет нравиться. Фактически, идет отторжение самой системы, снижение и без того невысокого доверия к существующим институтам, — пояснил Кынев. – Иллюстрацией этого тренда может служить результат ЛДПР, сильнее всего снизившей результаты на прошедших выборах, но такие же проблемы испытывают все остальные системные партии: и «Справедливая Россия», и КПРФ. Все эти партии делали в последнее время крайне противоречивые заявления, которые не дают возможности избирателю понять, с кем они, против чего, какую повестку предлагают. Наверное, для них точка невозврата еще не пройдена, но она близко, и эти выборы – тревожный сигнал».

По словам Кынева, очевидно, что на фоне кризиса доверия к существующим партиям запрос на новое предложение у избирателей есть, вопрос в том, кто сумеет им воспользоваться:

«Продолжение политического инфантилизма системных партий уравнивает их со спойлерами, в таких условиях события могут начать развиваться по не контролируемому никем сценарию, и бонус в итоге могут получить совершенно неожиданные силы – за этот бонус и начинается главная борьба».

Выборам доверия нет

В докладе ФРГО, впрочем, отмечается, что уровень явки на местные выборы хотя и невысок, но соответствует явке на такие же выборы в прошлом избирательном цикле, то есть стоит говорить не о том, что электоральный интерес снижается, а о том, что он не повышается.

«Федеральные кампании ввиду своей статусности привлекают больше избирателей и, соответственно, способствуют повышению явки на проводимых параллельно субъектовых и местных выборах… Интерес избирателей к кампаниям регионального и местного уровня был и остался невысок. Даже возвращение прямых губернаторских выборов в целом не вызвало у избирателей никакого «ажиотажа» (а некоторые эксперты и политики его ожидали). Это касается как тех регионов, где выборы были по факту «референдумами о доверии» действующим главам, так и тех, в которых развернулась реальная конкурентная борьба (Брянская область, в меньшей степени — Рязанская). Безусловно, на явке сказалась элементарная усталость граждан: менее чем за год они голосовали уже как минимум дважды: как раз на федеральных выборах — думских и президентских», — говорится в докладе.

На выборах гордумы Барнаула 14 октября, к примеру, явка составила лишь около 17%, во Владивостоке на выборах в городской парламент голосовали около 13% избирателей, а фактически самые скандальные выборы губернатора в Брянской области привлекли на участки 46% избирателей. В целом явка по стране составила 41,75%.

Руководитель Политической экспертной группы Константин Калачев считает, что проблема невысокой явки на муниципальных выборах действительно существует, однако в ней стоит винить не власть, а оппозицию, так как сохранение низкой явки играет именно на руку «Единой России».

Результатом кампании стал кризис доверия не только к политическим партиям, но и к институту выборов в целом, отметил политолог.

«Для большей части избирателей неприход на выборы – это показатель отсутствия доверия к самим выборам как к институту. Нельзя все сводить к усталости от выборов, потому что, если выборы интересные, если на них есть повестка – избиратель придет в любом случае. А если, с одной стороны, во многих регионах выборы неконкурентны по причине злоупотребления административными механизмами, а в других – на выборах в гордуму призывают менять власть в стране, это выглядит абсурдно в целом», — пояснил Калачев.

Он добавил, что в России фактически отсутствуют исследования, касающиеся «реальности» явки: сколько избирателей приходит на участки без давления админресурса, так как они бы могли продемонстрировать картину реального интереса избирателя к выборам или его отсутствия. Суммарная же количественная явка подобного представления не дает.

Всплеск политизации общества при отсутствии серьезных побед в течение года привел к спаду активности и снижению явки на выборах. Состояние избирателя можно описать как «усталость», заметил глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов: «Выборы прошли на излете политической активности в обществе, но в сочетании с низкими результатами всех привычных партий это говорит и об усталости от политического ассортимента в целом: избиратель хочет супермаркета, ему же предлагается голосовать за ассортимент сельпо».

Референдум вместо выборов

Наиболее коротким путем к победе для действующих губернаторов оказалось использование технологии превращения выборов в «референдум о доверии», отмечается в докладе.

В тексте расшифровывается, что под «референдумом о доверии» подразумевается ситуация, «когда все значимые политические силы и общественные группы объединяются вокруг руководителя региона и его программы… Можно предположить, что на последующих выборах губернаторы, имеющие высокий рейтинг, будут стремиться реализовать именно этот сценарий». Действительно,

в трех из пяти регионов, где проводились губернаторские выборы, они прошли по фактически неконкурентному сценарию при отсутствии сильных конкурентов действующим губернаторам.

В результате Белгородский губернатор Евгений Савченко получил на выборах 77,64%, амурский губернатор Олег Кожемяко – 77,28%, а новгородский губернатор Сергей Митин – 75,95%.

Впрочем, в последнем случае сценарий «референдума» оказался омрачен информационным скандалом: отделение КПРФ в Новгородской области заявило, что их кандидату не дали возможности зарегистрироваться, используя административный ресурс для запрета муниципальным депутатам подписываться в поддержку кандидата (по нынешнему закону для регистрации на выборах кандидату даже от парламентской партии надо собрать от 5 до 10% подписей муниципальных депутатов региона в свою поддержку).

«При повышенной конкурентности, чреватой неубедительной победой или вовсе поражением, действующим главам целесообразно прибегать к переговорным механизмам, к коалиционному строительству, позволяющим превращать соперников в союзников», — советуют авторы доклада. Вероятно, имеется в виду Рязанская область, где большая часть областных элит внезапно публично воспротивилась переизбранию действующего губернатора Олега Ковалева, выдвинув альтернативного кандидата Игоря Морозова. В результате после визита в область секретаря президиума генсовета партии «Единая Россия» Сергея Неверова Морозов снял свою кандидатуру в пользу Ковалева в обмен на кресло сенатора. Похожий сценарий был реализован в конце кампании по выборам губернатора Брянской области, ознаменовавшейся скандалом, когда областной суд снял с выборов действующего губернатора Николая Денина, и выборы едва не выиграл коммунист Вадим Потомский. В результате еще до того, как Денина восстановили на выборах, кандидаты от «Яблока» и ЛДПР снялись с выборов в его пользу, причем кандидат от ЛДПР – опять же в обмен на кресло сенатора.

Глава Фонда эффективной политики Глеб Павловский крайне иронично отозвался об этих строках доклада. По его мнению,

власть заведомо закладывается на неконкурентный сценарий, а анализируя низкую явку, не задается вопросом о том, признает ли избиратель, не пришедший на выборы, их итоги легитимными.

«То, что губернаторы превращают выборы в референдумы, нам сообщается как бы между прочим, как будто бы речь идет о погоде. Не вижу я в докладе и ответа на вопрос о том, что делается для того, чтобы преодолеть сам кризис доверия избирателя к институту выборов. Зато вижу, что власть и впредь будет использовать механизмы манипулирования избирательным процессом, которые раздражают избирателей не меньше, чем фальсификации итогов, — сказал Павловский. – Наконец, есть ощущение, что власть смотрит на выборы, как на ящик со взрывчаткой: ожидали, что взорвется, но не взорвалась. Вообще самый худший сценарий – это если власть начнет бороться на местах с региональными лидерами, которые на выборах создают проблемы, так как пользуются доверием людей, для обеспечения себе удобной «референдумной» ситуации».

Константин Костин, в свою очередь, отметил, что сценарий «референдума», как и возможность перейти в высшую политическую лигу для новых партий – лишь один из возможных сценариев, не факт, что им смогут эффективно воспользоваться: «В нашем докладе мы обозначаем наличие возможности для каких-то новых партий попасть в большую политику, но кто и как ей воспользуется – вопрос открытый. Точно так же с губернаторскими выборами: мы обозначили, что сценарий референдума о доверии – самый эффективный, но захотят ли они им воспользоваться и смогут ли – это уже дело самих губернаторов. Такой сценарий требует серьезных усилий, высоких показателей популярности и умения достигать компромисса с разными политическими силами. Для полноценной реализации референдумного сценария губернатор должен быть не просто начальником, хозяйственным руководителем, а политическим лидером региона».

Наконец, Павловский, отвечая на вопрос «Газеты.Ru», не было ли неверным решение несистемной оппозиции не участвовать в октябрьской кампании, вместо этого выбирая собственный Координационный совет, сказал, что в выборах, безусловно, надо было участвовать, а не давать власти «возможность повеселиться по поводу замены реальных выборов виртуальными».