Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Гудкова комиссовали

«Эсера» лишат мандата, несмотря на неубедительность следователей

Екатерина Винокурова 10.09.2012, 22:35
Алексей Куденко/Коммерсантъ

На заседании думской комиссии по проверке доходов выяснилось, что единственный документ, который может быть основанием для лишения Геннадия Гудкова мандата депутата, появился в деле в прошлую пятницу, причем проверки его не проводилось. Силовики не смогли ответить почти ни на один вопрос депутатов, но «Единая Россия» все равно вынесла решение по Гудкову на голосование палаты.

Заседание думской комиссии по проверке деклараций депутатов о доходах длилось почти два часа и проходило в крайне нервной обстановке. По одну сторону длинного стола расселись депутаты от всех четырех фракций, а также Геннадий Гудков с помощниками и сыном Дмитрием Гудковым, по другую — приглашенные представители Следственного комитета и Генпрокуратуры.

— Лобное место, — так охарактеризовал атмосферу в зале заседаний сам Гудков перед тем, как занять свое место.

Председатель комиссии единоросс Владимир Васильев, восседавший с печальным и строгим лицом во главе стола, сразу предупредил собравшихся, что единственным депутатом, сформулировавшим запросы к силовикам по поводу недостающей информации и документов в деле Гудкова, без которых комиссии сложно сделать выводы относительно его причастности или непричастности к активному участию в бизнесе одновременно с осуществлением депутатских полномочий, оказалась представитель «Справедливой России» Татьяна Москалькова.

— У меня, кстати, вопрос по повестке дня. Насколько я знаю, силовики прислали какие-то новые документы только в понедельник утром. Я еще не успел с ними ознакомиться, другие депутаты, думаю, тоже. А в повестке дня у нас уже стоит «подведение итогов проверки», которая длилась всего два дня, — сразу вмешался Гудков.

— Давайте не будет превращать заседание в место для политических заявлений, — возразил ему единоросс Дмитрий Вяткин.

Выяснилось, впрочем, что с документами, присланными силовиками, в которых, по их мнению, содержались доказательства противоправной деятельности Гудкова, и правда не ознакомился почти ни один депутат, так как пришли они за пару часов до начала заседания комиссии.

В углу зала без остановки работал ксерокс. Документы раздавали депутатам, от них требовалось ознакомиться с ними прямо по ходу заседания и сразу принять решение.

Слово дали руководителю главного следственного управления СК Александру Щукину, седовласому мужчине с пышными усами. Представитель Следственного комитета сперва держался спокойно, но потом, понимая, что «материалы» следствия вызывают в зале смех, стал постепенно наливаться алым цветом.

— Следственному комитету удалось установить, что Геннадий Гудков являлся депутатом Госдумы нескольких созывов… Проверочными мероприятиями подтвердилось участие Гудкова в управлении иностранной компанией «Инглиш Вилледж» и «Бизнес секьюрити консалтинг» в 2007—2009 году, в 2009 году Гудков также приобрел долю в ООО «Коломенский строитель» вместе с супругой и заключил договор о доверительном управлении своей долей на ее имя… При этом он участвовал в управлении этой компанией, а также владел долями в других предприятиях, о чем свидетельствует его декларация о доходах, — говорил Щукин, не приводя, впрочем, в доказательство своих слов никаких фактов, которые следствию удалось бы установить.

Расплата за слабое выступление наступила незамедлительно, причем с неожиданной стороны.

— Вы говорите, проверка продолжается. Тогда куда вы спешите, требуя лишить Гудкова мандата? — поинтересовался единоросс Борис Резник. — Кроме того, Следственный комитет обещал обогатить нас новой информацией, но я пока не обнаружил ничего нового в своей папке.

Аргументацию Резника продолжила Москалькова.

— Согласно тем документам, которые есть у нас на руках, 24 августа дело против Геннадия Гудкова было закрыто. Кроме того, не была опрошена супруга Гудкова, бухгалтеры этих компаний. Наконец, в деле фигурирует единственный протокол собрания акционеров «Инглиш Вилледж» от 2009 года, согласно которому Гудков по доверенности провел это собрание, чтобы принять решение об отставке директора компании. Но к его деятельности в нынешнем созыве это не относится, — размеренно говорила Москалькова. — Есть доказательства его участия в предпринимательской деятельности в нынешнем созыве? И почему вы требуете лишить его мандата после того, как дело против него было закрыто 24 августа?

— Постановление об отказе в возбуждении дела было отменено 7 сентября, — процедил Щукин. — А утром мы получили новый документ, который доказывает участие Гудкова в бизнесе в 2012 году.

Заявление Щукина наделало немало шума в зале: получается, что Генпрокуратура просила лишить Гудкова мандата, а комиссию Госдумы начать в отношении него проверку в то время, как уголовное дело, на основании которого все это проводилось, было уже закрыто.

Открыли его заново, как выяснилось, после начала проверки, а «доказательства» и вовсе появились в руках следствия за несколько часов до того, как думская комиссия должна была подвести итоги проверки.

Ксерокс продолжал работать на полную мощность, и вскоре по рукам парламентариев действительно пошли новые «документы» — копия протокола собрания акционеров ООО «Коломенский строитель» от 5 июля 2012 года, согласно которому Геннадий Гудков присутствовал на собрании вместе с супругой, чтобы принять одно-единственное решение о продлении полномочий гендиректора этого ООО.

— А на каком основании вы вообще проводили проверку против Гудкова, если он депутат Госдумы и, чтобы проводить следственные действия, для начала надо с него снять неприкосновенность? — спросил у представителя СК коммунист Владимир Поздняков. — И, если вас так интересуют декларации, почему вы избирательно обратили внимание на доходы оппозиционера? Есть целый ряд депутатов от «Единой России», которым принадлежат различные доли в бизнесе.

— Депутатская неприкосновенность действует только в случае возбуждения уголовного дела, а это была обычная проверка, сбор информации, — вновь краснея, отвечал Щукин. — Что до нашей инициативности, не стоит думать, что Следственный комитет принимает сам решения. Нам поступило сообщение от гражданина Болгарии, и мы начали проверку именно по нему.

— Так, я не понимаю, если вам для проверки не требуется даже лишать Гудкова неприкосновенности, проверка не закончена, то вы с какой целью тут присутствуете? — присоединился к дискуссии коммунист Николай Рябов.
— Мы находимся здесь, потому что нас позвали, — уныло отвечал Щукин.
— Так оснований для снятия полномочий пока нет? — уточнил Рябов.
— Нет, — ответил Щукин.

Наконец, в диалог вступил Гудков и вполне профессионально допросил следователя Щукина. Из объяснений Щукина следовало, что СК с заявителем, гражданином Болгарии Ивайло Зартовым, не встречался, проверку подлинности протокола 2012 года не проводил и внятно объяснить, на каком основании следствие проводит совместно с ФСБ проверку депутата Госдумы, не может.

— У меня жена за границей была в июле. Я сам этого собрания не помню, — твердил Гудков. — Я не видел этого документа в глаза, я не могу вам даже сказать, он подлинный или нет.
— Сейчас посмотрите и скажите, — невозмутимо отвечали «эсеру» силовики.

Наконец, окончательный провал у представителей правопорядка случился, когда они заговорили о прослушках разговоров Гудкова с представителями МВД во время обысков в ЧОП «Пантан», принадлежащего семье Гудкова, которые были опубликованы на сайте Lifenews и которые следствие считает дополнительными доказательствами причастности Гудкова к лоббистской деятельности. Впрочем, такой статьи в Уголовном кодексе нет, что их не смущает.

— Откуда вы получили файл с этой записью? — поинтересовался Гудков.
— Сами представители МВД записывали свои разговоры с вами, — отвечал Щукин (хотя на прошлой неделе главред Lifenews Ашот Габрелянов подтвердил «Газете.Ru», что СК обращался к нему за этой записью).
— Неужели? Еще в мае, сразу после публикации этого файла на Lifenews, я написал в ваше ведомство запрос с требованием найти источник записи и привлечь его к ответственности. И Следственный комитет ответил мне, что не может найти автора записи, — рассмеялся Гудков.
— Мы никаких записей в интернет не передавали, — вымученно ответил Щукин.

— В общем, у вас нет никаких проверенных фактов, но вы требуете лишить депутата полномочий, — резюмировал Поздняков.

Следователей решил спасать Дмитрий Вяткин.

— Подождите, коллеги, у нас фактически есть два вопроса: один — про Гудкова и документы против него, второй — о процессуальной работе следствия. Давайте рассматривать сейчас лишь те вопросы, которые относятся к Гудкову, — перевел дискуссию Вяткин.

После допроса следователя слово дали представителю прокуратуры Александру Летуновскому, нервному молодому человеку с румянцем во всю щеку, который, однако, быстро превратился в болезненную красноту, так как прокурор тоже не смог дать депутатам никаких доказательств вины Гудкова, кроме упомянутого протокола от 5 июля.

— Когда вы впервые увидели этот протокол? — спросила Москалькова Летуновского.
— 7 сентября.
— А до этого какие были доказательства участия Гудкова в незаконном предпринимательстве в течение 2012 года, когда вы требовали лишить его мандата? — не отступала депутат.
— Этот протокол подтвердил наши предположения, — выдохнул Летуновский. Смех в зале грозил перейти в истерику.

Невнятность позиции следствия и прокуратуры, впрочем, на решение комиссии не повлияла. Владимир Васильев все с тем же трагичным и суровым видом, что вначале, заявил, что документов для того, чтобы вынести вопрос о лишении Гудкова мандата на обсуждение в Думе, достаточно.

— Этот период исторический, мы должны принять решение, двигаться ли нам дальше в сторону правового государства или нет. Мое мнение: все основания для вынесения вопроса по Гудкову на обсуждение в Думе есть… Мы все проходим проверку, потому что есть безжалостный судья — общественное мнение. Наше время пребывания здесь, в Думе, будет определяться еще и тем, каким оно будет. Люди не доверяют никому, в том числе партии власти, и мы должны показать, что соблюдаем закон в отношении самих себя в том числе, — таким парадоксальным образом Васильев обосновал свое решение.

Комиссия проголосовала за вынесение вопроса по Гудкову на рассмотрение Думы 8 голосами единороссов и ЛДПР. Пятеро справедливороссов и коммунистов были против, Резник воздержался.

«Вопрос Гудкова» вызвал бурное обсуждение на заседании фракции «Единая Россия», состоявшемся сразу после заседания комиссии. «Нарышкин (Сергей Нарышкин, председатель Госдумы. — «Газета.Ru») критически высказался о работе Следственного комитета, назвав доказательства детским лепетом. Также есть понимание, что если Гудкова лишают мандата, то придется дать ход проверкам в отношении целого ряда депутатов от «Единой России», — рассказал «Газете.Ru» участник заседания.

Собеседник издания добавил, что многие единороссы относятся к Гудкову лично плохо, однако при этом считают, что лишение его мандата станет ударом по репутации российского парламента. Многие считают, что все это крайне грубая мера. Но решение, я так понимаю, принято», — добавляет источник.