Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Со своим «калашниковым»

Россияне хотят воевать за границей

Александр Артемьев 28.10.2010, 20:57
Бойцы Хе Services в Ираке inewscatcher.com
Бойцы Хе Services в Ираке

В Госдуме готовится законопроект, позволяющий российским охранным фирмам с оружием в руках работать за границей. Это позволит лучше защитить интересы российского бизнеса в горячих точках, а также суда от пиратов, считают депутаты. Компании допускают, что могут работать с россиянами. В мире работа ЧОПов в Ираке и Афганистане стала причиной скандалов.

В Госдуме готовится пакет поправок в закон 1992 года «О частной детективной и охранной деятельности в РФ». Новый закон позволит частным охранным предприятиям лучше вооружать своих сотрудников, эскортирующих морские грузы для защиты от пиратов, а также ввести в легальное поле охранную деятельность россиян за рубежом.

Продвижением инициативы занимаются разыскиваемый Лондоном по подозрению в убийстве Александра Литвиненко депутат от ЛДПР Андрей Луговой, один из ведущих представителей «частноохранного лобби» в Госдуме, и член комитета по безопасности, отставной офицер безопасности, депутат от «Справедливой России» Геннадий Гудков.

Предлагается, в частности, расширить список огнестрельного оружия, которым могут быть вооружены частные охранники, поясняет суть поправки Гудков. Сейчас закон позволяет им носить лишь гладскоствольное и короткоствольное нарезное оружие под маломощные патроны.

Необходимость перевооружить охранников связана с ситуацией, сложившейся вокруг российских судов, следующих через воды, где орудуют сомалийские или индонезийские пираты, поясняет депутат. «В международных водах эти суда экстерриториальны, на них действуют законы РФ, а следовательно, сопровождающие груз не могут дать действенный отпор пиратам, которые зачастую очень мощно вооружены», — пояснил депутат «Газете.Ru». Усиление охраны может понадобиться не только торговым, но и рыболовецким судам, а также нефтяным платформам, считает он.

«Если говорить об охране судов, то это, очевидно, было бы необходимой мерой, — поддерживает идею первый зампред комитета по безопасности единоросс Михаил Гришанков. — Поставить по взводу десантников на каждый корабль просто физически невозможно, да это и не задача армии».

Идея применения ЧОПов за границей по найму тоже обсуждаема, говорит Гришанков: «Практика охраны, допустим, дипломатических представительств частными структурами существует, но надо смотреть на эти идеи, когда они будут представлены конкретно».

«Охрана меняется на каждой границе» при перевозке промышленных материалов или культурных ценностей, объясняет Гудков. Есть проблема и с обеспечением безопасности на объектах, которые принадлежат российским компаниям за рубежом или которые обслуживаются ими. «Их защищают либо местные частные охранные предприятия, либо специально приданные полицейские подразделения», — рассказывает депутат.

Выход российских ЧОПов на международный рынок частных охранных фирм, работающих в горячих точках, будет сложным. Без соответствующих международных соглашений их работа будет невозможна.

Об этом говорят, в частности, в «ЛУКойле», победившем в декабре 2009 года в компании с норвежским Statoil в тендере на право освоения иракского месторождения нефти «Западная Курна-2». Как заявил «Газете.Ru» представитель компании, она пользуется только услугами «вооруженных формирований South Oil Company — иракской государственной нефтяной компании».

В России «ЛУКойл» работает с охранной фирмой «Луком-А», и в принципе компания могла бы работать с «проверенными» охранниками и за рубежом, но в Москве видят трудности: «Надо будет получать лицензию, а пойдут ли на это (разрешат ли работу российских охранных фирм на своей территории — «Газета.Ru») другие страны — мы не знаем».

Того же опасаются в «Русале», крупном российском инвесторе в Африке, владеющем глиноземными и бокситными компаниями в Гвинее и Нигерии. «Такой закон может вступить в противоречие с законодательством стран присутствия и в результате поставить бизнес в сложное положение, так как безопасность на территории страны пребывания, как правило, относится к компетенции государственных органов страны пребывания и регулируется ее законодательством», — заявила «Газете.Ru» официальный представитель компании Вера Курочкина.

Если российский частноохранный бизнес решит выйти на международный рынок, он столкнется с проблемами не только юридического характера. По словам Олега Валецкого, украинского военного эксперта и бывшего бойца одной из западных частных военизированных компаний (ЧВК), «этот рынок держат в основном компании из США, Великобритании, в меньшей степени ЮАР и Австралии» и допускать новых игроков они не заинтересованы. Обороты крупнейших международных ЧВК, таких как DynCorp и Хе Services LLC (бывшая Blackwater), оцениваются в сотни миллионов долларов. «Есть заблуждение, что российских военных спецов где-то ждут, людей более чем достаточно. Особой нужды западных клиентов в российских ЧВК нет», — заметил «Газете.Ru» Валецкий.

Численность бойцов ЧВК в Ираке на своем пике в конце 2006 года составляла до 100 тыс. человек, их присутствие в стране было связано с многочисленными случаями насилия в отношении гражданского населения. Самым громким случаем стал расстрел 17 мирных жителей бойцами Blackwater в сентябре 2007 года, после которого выданная иракским правительством лицензия была у компании отозвана, а сама она, стремясь избежать потери имиджа, была переименована в Xe Services LLC. В Афганистане с декабря этого года вводится запрет на деятельность иностранных военизированных охранных предприятий, хотя ранее именно наемники охраняли президента Хамида Карзая.