Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Кремлем к Мекке

Дмитрий Медведев собирается в мечеть

Даниил Айзенштадт, Мария Цветкова, Роман Баданин 18.06.2009, 21:03
Reuters

Президент Дмитрий Медведев намерен до конца года провести две крупные встречи с представителями мусульманской общественности. Обсуждается план посещения президентом мечети. Пока с координационным центром мусульман Северного Кавказа провел беседу первый замглавы президентской администрации Владислав Сурков. Владимир Путин применял принципиально иную тактику, полагает эксперт.

Первая встреча Дмитрия Медведева с духовными лидерами мусульман состоится ориентировочно в июле, вторая — в конце года. Об этом «Газете.Ru» сообщил муфтий Чечни Султан Мирзаев. Официальный сайт Чеченской республики передал информацию о планирующихся мероприятиях со ссылкой на первого замруководителя администрации президента Владислава Суркова, который во вторник встретился с представителями координационного центра мусульман Северного Кавказа. Встреча президента с мусульманскими духовными лидерами планируется, подтвердили два сотрудника администрации президента, однако говорить о ней подробнее отказались.

По словам Мирзаева, в июле к президенту предполагается пригласить как представителей Духовного управления мусульман России и Европейских стран СНГ Талгата Таджуддина, так и Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина. В конце года к Медведеву должны пойти руководители духовных управлений мусульман Северного Кавказа.

Возможно, ко второй встрече будет приурочено посещение Медведевым мечети, сообщил муфтий.

«Почему бы и не посетить?» — прокомментировал план зампред Духовного управления мусульман европейской части России (ДУМЕР) Дамир Гизатуллин, добавив, что, если так нужно для дела, глава государства имеет право посещать и мечети, и синагоги, и буддийские храмы. Президент готов встречаться с представителями всех конфессий, сказала его пресс-секретарь Наталья Тимакова. Она напомнила, что с представителями православной общественности Медведев общается довольно часто, а в прошлом месяце он принял главного раввина России Берл Лазара и президента Федерации еврейских общин России Александра Бороду.

По словам Мирзаева, на встрече с Сурковым обсуждались «проблемы Кавказа», в частности, кремлевский чиновник пообещал помочь муфтиям с предоставлением охраны.

С Сурковым поговорили о противодействии религиозному экстремизму. Примерно это же представители мусульманских организаций будут обсуждать и с Медведевым, полагает Мирзаев.

По словам зампреда Духовного управления мусульман европейской части России Дамира Гизатуллина, духовные лидеры мусульман могли бы взять на себя миссию по воспитанию у молодежи патриотизма и толерантности. Об этом могла бы зайти речь на встрече с президентом, сказал он.

«Это поворот Медведева к мусульманам. Мы его давно ждали и приветствуем», — радуется Мирзаев. Ранее в должности президента отдельно с представителями ислама в столь широком составе не встречался ни сам Медведев, ни Владимир Путин. Гизатуллин напомнил, что в 2006 году Путин принял Гайнутдина, Таджуддина и руководителя координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаила Бердиева, которым сообщил, что МИД поможет вернуть паломников, застрявших в Мекке из-за птичьего гриппа.

По словам главного редактора «Кавказского узла» Григория Шведова, Путин придерживался другой тактики в религиозной политике, в том числе и по отношению к мусульманам.

«Путинская политика не подразумевала доверия народа, она основывалась на силовом подходе и вере в административный ресурс. Диалог с обществом инициирует Медведев, который понимает, что без него невозможно побороть коррупцию и построить правовое государство. А на Северном Кавказе без доверия и диалога невозможно избежать эскалации насилия», — считает Шведов. По его мнению, встреча президента с духовными лидерами мусульман «находится в рамках реализации концепта о потере доверия народа к государственным властям, который Медведев огласил в Дагестане после недавнего убийства министра внутренних дел республики». Налицо желание Москвы опереться в большей степени на тех, кто пользуется реальной поддержкой в регионе, а это религиозные лидеры. О существовании такого подхода свидетельствует, как считает Шведов, неожиданное назначение на пост президента Ингушетии истово религиозного чиновника Юнус-бека Евкурова.

У духовных управлений мусульман (ДУМ) встречный интерес к властям. «Они нередко проигрывают схватку за умы уммы, — говорит Шведов. — Число людей, уходящих в нетрадиционный для Северного Кавказа ислам, становящихся «мирными ваххабитами», растет быстрее, чем можно было ожидать».

Они хотят изменить ситуацию, особенно в том же Дагестане, говорит эксперт, ищут новых административных ресурсов на федеральном уровне, хотя и так имеют немалые: монополию на организацию хаджа и гегемонию в СМИ.

Дагестанский религиозный авторитет и поэт Адалло считает, что «власти России тем самым на сантиметр приблизились к умной политике в отношении к исламу». По его мнению, нельзя ограничиться приглашением в Кремль только представителей ДУМ, хотя найти тех, кто, например, в Дагестане открыто не согласится с официальным исламом, сложно, считает Адалло.

Инициативой мусульманской общественности на встрече с президентом, по мнению Адалло, мог бы стать запрет на действующий в республике закон от 1999 года «О противодействии ваххабизму и иным формам религиозного экстремизма», по которому карают всех несогласных с официальным исламом. Закон является уникальным: более ни в одной республике ваххабизм не запрещен законом как религиозное течение. Его несоответствие современным реалиям признает министр по делам национальностей Дагестана Гарун Курбанов: «Я бы не возражал объявить мораторий на его исполнение как шаг навстречу тем экстремистам, кто готов к дискуссии».

Целью работы Москвы с мусульманскими организациями могло бы стать преодоление раскола в среде ислама, установление «вертикали власти» как в РПЦ, говорит Курбанов.

«Может понадобиться реформа ДУМов. Можно было бы подумать над подотчетностью, к примеру, мусульманских учебных заведений ДУМам», — считает министр. ДУМ Дагестана, по оценке Курбанова, представляет интересы не менее 90% дагестанских верующих. Их имамы — более чем в 2 тысячах мечетей, говорит он. По оценке Шведова, в Дагестане оппозиция ДУМ самая ощутимая: «Известно много случаев, когда в мечетях выбирают независимых имамов».