Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Почему ребенку нужны родители, а не друзья

Как стать ребенку мамой и папой, а не своим парнем и отличной девчонкой

Алина Фаркаш 15.05.2014, 10:00
iStockphoto

15 мая, в международный День семьи, мы попросили журналиста Алину Фаркаш рассказать о том, почему нужно быть мамой и папой, а не лучшим другом.

Самые прогрессивные мамы решили, что нужно «дружить с детьми», еще лет тридцать назад, а сегодня эта эпидемия достигла прямо-таки невиданных размахов. Все хотят дружить с детьми! Опытные уже хвастаются первыми результатами: «Я для своего ребенка — лучший друг! Он все-все мне рассказывает!» Меня в эти моменты охватывает недоумение: в какой момент люди решили, что быть родителями, мамой и папой, хуже, чем «другом»? Я в этом вижу сразу три тенденции.

История первая — о неумении быть взрослыми
Люди чувствуют, что авторитарный стиль родительства, свойственный многим предыдущим поколениям, уже сдает свои позиции, он просто не работает в современном мире с сегодняшними детьми. И поэтому пытаются изобрести нечто новое.

Они не представляют, как быть родителем и при этом не давить на ребенка, не унижать его, уважать его личность, и поэтому называют такое — обычное в общем-то, адекватное поведение — «дружбой». Но в этой дружбе нередко заходят слишком далеко, что несет в себе немало опасностей.

Если раньше мамы и папы перебарщивали с давлением и недодавали эмпатии, понимания — о результатах большинство из нас может судить по собственному детству, — то сейчас многие ударились в другую крайность: дают сполна понимания, но не умеют очертить рамки, быть сильным и влиятельным взрослым.

Обычно такая всепонимающая и всепрощающая дружба приводит к тому, что мамы плачутся подругам и специалистам, рассказывая, как их «курощают годовасики», унижают трехлетки и посылают к черту первоклашки.

Я это сполна проходила, я сама, брат, из этих. Я долго и искренне не понимала, почему мой сын, растущий в атмосфере полной любви и уважения, мальчик, ни разу не шлепнутый по памперсу, внезапно ведет себя как взбесившееся чудовище. По моим расчетам, он должен был считывать и транслировать дальше мои паттерны деликатности и вежливости. А он сходил с ума и обожал свою детсадовскую воспитательницу, которая водила всю группу строем и заставляла складывать одежду чуть ли не по линейке. Ребенок мучительно жаждал... нет, не шлепков по попе, а авторитетов и уверенного управления.

Поэтому, кстати, так популярны сейчас теории и тренинги про альфа-родительство, где взрослых учат быть взрослыми, принимать решения перед лицом сурово настроенного трехлетки, направлять, а не упрашивать, не манипулировать, не дуться и не истерить, если не получается…

Быть взрослыми. Вы родитель и право имеете. Да, ваша бабушка умерла бы от смеха, узнав о ваших проблемах с детьми! Не говоря уж о дедушке.

История вторая — об отчаянной инфантильности
Вторая причина отчасти вытекает из предыдущей. Только в первом случае люди не умеют одновременно быть взрослыми, но при этом не быть диктаторами. А во втором они сознательно не хотят взрослеть.

Про тридцатилетних (а сейчас уже и сорокалетних) кидалтов написаны миллионы статей и исследований. Джинсы, кедики и майки с принтами носят и трехлетние сыновья, и тридцатилетние отцы, и пятидесятилетние дедушки. Хотя, черт побери, у меня не поворачивается язык назвать их дедушками. И, видимо, у них — тоже. Поэтому они дружат с сыновьями и внуками. На равных! Весело! Демократично! Безгранично!

Кстати, это редко приводит к тому, что из ребенка вырастает свободолюбивая и открытая миру, уважающая себя личность. Обычно получается гипертревожный невротик, пытающийся контролировать все вокруг — ведь его обожающие и обожаемые родители этим явно заниматься не способны.

У меня была коллега, которой одиннадцатилетний сын писал эсэмэски: «Котлеты в термосе у тебя в сумке, разогрей на обед, и не забудь о родительском собрании сегодня!!!» Он поступал в серьезный лицей и волновался, что мама забудет о собеседовании с директором. Снова. Коллеги отчаянно вздыхали: ну как такая раздолбайка, как наша Маша, умудрилась вырастить настолько серьезного и ответственного мальчика? А вот именно потому, что раздолбайка и подружка. Никакой веры в ее родительские возможности у ребенка не было.

Да, при всем том у этого умного, хорошего и ответственного мальчика была бесконечная аллергия на все подряд, астма, приступы непонятно чего, очень похожего на эпилепсию, отеки Квинке и прочая-прочая, его годами возили на всякие исследования — и не могли найти причины. Потом попали к опытному неврологу — оказалось, что, да-да, психосоматика: единственные моменты, когда мама вела себя как мама и ответственный взрослый человек, это когда сын заболевал и валился, задыхаясь, на пол. Вот его организм и выдавал искомое, чтобы хоть таким способом получить от мамы долю решительной заботы.

История третья — о том, где находятся границы откровенности
Все вышеизложенное — истории недавнего времени, которых практически не было в предыдущих поколениях. А вот следующая причина для дружбы с детьми была довольно распространена как среди наших родителей, так и среди нас сейчас встречается нередко.

Как обычно представляют себе «дружбу с детьми» пропагандирующие ее родители? Приходит ребенок и как на духу, искренне и от сердца рассказывает маме все секретики, а она благородно и не осуждая начинает понимать, принимать и давать мудрые советы с высоты своего опыта. Ребенок, конечно, слушает затаив дыхание и прижав ушки от восхищения.

Но дружеские отношения — они равные. Они предполагают, что и вы приходите к ребенку плакать и рассказывать ему все свои секретики. И спрашивать его советов. И слушать затаив дыхание.

И я совершенно не уверена, что ребенку такое — надо. Что мы хотели бы, чтобы наши родители знали про нас все — действительно все. Что мы хотим знать абсолютно все про них. (Я про своих — точно нет! Мои родители были прогрессивными, они со мной дружили, они со мной были откровенны, они делились всем-всем — мы до сих пор ходим с мамой на семейную терапию к психоаналитику. Разгребать.)

А главное, в чем я не уверена: что детям — и маленьким и взрослым — зачем-то нужны дополнительные друзья, но не нужны единственные в мире и никем не заменимые мама с папой.