`

«Меньше всего мне хотелось сыграть Диму Билана»

Дима Билан о своем актерском дебюте в фильме «Герой»

Ярослав Забалуев 29.03.2016, 11:58

Дима Билан рассказал «Газете.Ru» о фильме «Герой», в котором дебютировал в качестве киноактера, а также поведал семейное предание и поделился отношением к патриотическому кино.

31 марта на российские экраны выходит фильм «Герой» режиссера Юрия Васильева. Повествование в картине разворачивается в разные времена: герои встречаются в наши дни и вспоминают историю любви своих предков, действовавших в начале ХХ века и попавших в мясорубку революции и Первой мировой войны. Главную мужскую роль в фильме сыграл дебютант, певец Дима Билан, с которым «Газета.Ru» побеседовала в преддверии премьеры.

— Вы давно хотели стать актером?

— Ну знаете, странно говорить в 34 года, что я всегда мечтал быть актером. Но если вспомнить о том, что мы все-таки люди, то могу сказать: да, я хотел этого очень давно. Мне хотелось прикоснуться к этому миру, который на самом деле очень близок к моей сфере деятельности. Это ведь только в головах есть разделение — кино, сцена, но на деле разница между ними куда менее значительна, если ты делаешь то, за что взялся, с максимальной самоотдачей. На мой взгляд, слияние, синергия кино и шоу-бизнеса совершенно нормальна.

В других странах предубеждения по поводу того, что певец снимается в кино, нет. Мне кажется, что и у нас пора преодолевать это искусственное зонирование, миксовать разные сферы искусства.

Это очень в духе нынешнего времени.

— То есть вы легко согласились на участие в «Герое»?

— На самом деле нет. Сейчас, по прошествии времени, я понимаю, что те, с кем мне пришлось работать, — настоящие профессионалы. Но поначалу я, конечно, боялся оступиться. Мы очень долго встречались, беседовали, выпивали вино (улыбается). Мне нужно было понять и почувствовать, что это за люди, с кем мне предстоит работать. Для всех нас этот проект был чем-то совершенно новым. Никто, включая меня, не знал, на что я способен. В итоге мы доверились друг другу, и я включился в работу.

— Про людей понятно, а роль вам сразу понравилась?

Знаете, меньше всего мне хотелось, впервые появившись на экране в главной роли, сыграть Диму Билана. В «Герое» этой проблемы, к счастью, не было. А начать карьеру с роли благородного офицера — это и вовсе счастье.

— Насколько вам близка тема Первой мировой войны?

— Косвенно — очень близка. Дело в том, что мой прадед служил в сотне Николая II, играл с детьми императора, учил их оружейному делу. Перед тем как случился переворот, царь, понимая, к чему идет дело, распустил сотню, выдав каждому Библию и другие памятные подарки, и мой прадед ушел на Кавказ. Так я оказался в Кабардино-Балкарии. Фотографии прадеда до сих пор хранятся у нас в семье.

— А как вы относитесь к патриотическому кино, которого в последнее время стало очень много?

— Я понимаю, что для многих людей это горячая тема, тренд, на котором можно хорошенько заработать. Мне же важно, чтобы кино не занималось прямой пропагандой и нравоучениями, чтобы оно было по-настоящему художественным. Те вещи, о которых говорится в «Герое», трудно понять сегодняшним людям, которые часто понятия не имеют, что такое честь, совесть, доблесть. Мы живем в эру, когда люди дружат не друг с другом, а против кого-то, когда ты столько времени проводишь в Instagram… Тогда, сто лет назад, все было иначе, у людей были другие нравственные ориентиры, и камертон, на который они были настроены, звучал очень громко. Чтобы рассказать об этом, нужно было найти сюжет, историю человеческих отношений, историю любви.

Именно это мне было интересно — рассказать о людях, которые хоть и не похожи на нас сегодняшних, но на которых стоит равняться. Мне кажется, нам удалось добиться поставленной задачи.

— Не боитесь, что после «Героя» вас обвинят в том, что вы полезли в политику или слишком уж рьяно поддержали патриотический курс?

— Ну если вы заметили, общий тон риторики по этому поводу в последнее время изменился. Общество все больше консолидируется, люди устали от негатива, все меньше людей поддерживают подобные нападки. Если же кто-то захочет предъявить мне претензии, то могу сказать: я артист, и меня в этой истории интересовало прежде всего человеческое содержание, а не идеология.