Кого слушает президент

«Это «Фауст» в декорациях современной России»

Клим Шипенко о фильме «Как поднять миллион. Исповедь Z@drota»

Ярослав Забалуев 14.03.2016, 08:56
Кадр «Как поднять миллион. Исповедь Z@drota» Марс Медиа Энтертейнмент
Кадр «Как поднять миллион. Исповедь Z@drota»

Режиссер Клим Шипенко рассказал «Газете.Ru» о своем фильме «Как поднять миллион. Исповедь Z@drota», борьбе с искушениями и приметах 90-х в наше время.

В российском прокате идет картина «Как поднять миллион. Исповедь Z@drota» — экранизация интернет-хита шестилетней давности, книги Дмитрия Шахова «Исповедь з@дрота», рассказывающей реальные истории русского IT-бизнеса последних лет. Режиссер Клим Шипенко рассказал «Газете.Ru», как и почему решил перенести этот текст на экран.

— «Исповедь з@дрота» довольно давно стала интернет-хитом. Чем она привлекла вас и как вы попали в этот проект?

— Очень просто. Рубен Дишдишян, который прочел текст книги в интернете и загорелся идеей экранизации, прислал мне первый вариант сценария, и оказалось, что это именно то кино, которое я в тот момент хотел снять. Оно сошлось с какими-то моими внутренними ощущениями, я понял, что надо это сделать. Герои фильма не то чтобы даже похожи на меня… Скорее, их переживания, выбор, который они делают, оказались мне очень близки. Это же история о выборе, который мы постоянно делаем в жизни: пойти налево или направо, отказаться от своего замысла ради материального достатка… В общем, идти за мечтой или за выгодой. Мне показалось, что на их примере я смогу поговорить о том, оставаться собой или нет. Это же такая фаустовская история об искушении, с которым я и сам постоянно борюсь. И хочется верить, что побеждаю.

Режиссер Клим Шипенко Марс Медиа Энтертейнмент
Режиссер Клим Шипенко

— То есть для вас это универсальная история или все-таки чисто российская?

— Мне кажется, что это универсальная история, которая рассказывается в декорациях современной России. «Фауст» же универсальный сюжет, который мог случиться и двести лет назад, и сейчас. Но в данном случае интересно было провести героев через некие пласты окружающей российской реальности, проследить их становление. Посмотреть, что они выбирают и как получают то, чего хотели. Как говорил Оскар Уайлд, существует две трагедии: когда ты не получаешь то, чего хотел, и когда ты это получаешь.

— Вы говорите об универсальности, но мне показалось, что ваше кино — это такой провинциальный вариант «Социальной сети» Дэвида Финчера, с той разницей, что у вас получается, будто успех в современной России абсолютно невозможен из-за бандитов, коррупции и прочих обстоятельств из криминальной хроники.

— Не совсем так. Успех здесь и возможен, и невозможен. Порой возникают препятствия, с которыми совершенно непонятно что делать, но есть выбор. Либо отступиться, либо проснуться, встать и начать что-то с этим делать — шаг за шагом, как показывает практика, преодолеть можно все что угодно. «Салют-7», который я сейчас снимаю, — это как раз такая история. Сложнейшее кино, про космос. Я год назад вообще не понимал, как это можно сделать, но в итоге мы уже в середине съемочного периода. Любое препятствие я воспринимаю как испытание, помогающее стать сильнее, меня такие ситуации только заводят. Что же касается «Исповеди з@дрота», то это история про бизнес. И после питерской премьеры ко мне подходили люди и говорили: «Я тоже начинал бизнес, все ровно так, как в фильме».

— Просто казалось, что бандиты, которые чуть что заставляют копать себе могилу, остались в 90-х. Это не так?

— Ну, во-первых, не надо забывать, что действие у нас происходит не в Москве и начинается в 2006 году. Провинция отстает от столицы на десять лет — вот и считайте, получатся 1996-й. Да и в Москве все это происходило и происходит. Разве в 2010 году журналистов не вывозили в лес? Три года назад в ресторане «Каретный двор» убили Деда Хасана. Как вам кажется, такая новость могла прозвучать в 90-е?

— Да, конечно.

— Вот и я о том же, это новость из 90-х, а звучит она в 2013-м. Возможно, эти события чуть меньше сейчас на слуху, но все это по-прежнему происходит, ностальгировать по 90-м в этом плане несколько рановато. Люди, которые могут заставить тебя рыть могилу, все еще есть.

— У вас очень разное кино. До «Исповеди» были уже и романтическая комедия, и гангстерский боевик. При этом вы явно не воспринимаете себя как наемный рабочий. Можете сказать, что в этих картинах для вас общего?

— Я вообще сам люблю кино в разных жанрах: мне нравятся комедии, очень разные, от Вуди Аллена до Чарли Чаплина, люблю фантастику, боевики… Разве что хорроры недолюбливаю, но диапазон моих интересов в кино огромен, мне хочется многое попробовать. Я просто ищу себя, потому что пока не совсем понимаю, кто я. Но очень хочу найти.

— Вы думаете, что это конечный процесс?

— Не знаю, посмотрим. В любом случае это интересно. Я бы поставил какую-нибудь классику с интересом — «Евгения Онегина», например.

— Расскажите напоследок о новой картине.

— Сложно в двух словах, но я попробую. «Салют-7» — это фильм, основанный на реальных событиях: подвиге Владимира Джанибекова и Виктора Савиных, которые в 1985 году полетели на совершенно мертвую станцию, без всяких гарантий. В итоге они прилетели туда, пристыковались. Этот подвиг считается самым сложным в истории космической отрасли. Мы с Бакуром Бакурадзе и Сергеем Сельяновым оттолкнулись от этого события, начали разрабатывать историю. Имена изменены — мы влезли в личную жизнь героев из соображений драматургии, — но основные события остались теми же. Хотя воссоздать ее документально задачи не было, мы хотим сделать произведение, интересное современном зрителю. Съемок в невесомости у нас там будет больше, чем в любом другом существующим фильме, кроме «Гравитации», конечно. Главные роли сыграли Владимир Вдовиченков и Павел Деревянко.