Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Духа нет

В прокате «Духless 2» Романа Прыгунова — сиквел экранизации романа Сергея Минаева

Ярослав Забалуев 06.03.2015, 08:43
__is_photorep_included6445589: 1

В прокате «Духless 2» — сиквел экранизации романа Сергея Минаева, сборник политических анекдотов про Навального и Сердюкова.

Экс-менеджер из башни Москва-сити Макс Андреев, пережив духовное перерождение в кузове мусоровоза в финале фильма «Духлесс», вынужден экстренно паковать чемоданы и лететь на Бали от преследований Следственного комитета. Отдых на райском острове в компании блондинок и мудрого повара из пляжного кафе (Доминик Пиньон) прерывает нынешний обитатель бизнес-центра, призывающий Макса седлать «совсем другие волны» на родине в корпорации «Росинновации».

Несмотря на отказ героя возвращаться в столичный котел, судьба все решает за него, и российские правоохранители принуждают Андреева к сотрудничеству в качестве информатора. Посматривают в сторону перспективного беглеца и из других башен — кремлевских.

Первый «Духless» был чем-то вроде экранизации «50 оттенков серого»: крайне спорный в литературном смысле бестселлер Сергея Минаева на экране приятно удивлял человеческим лицом главного российского актера Козловского и лихорадочным дискотечным ритмом. А главное —

из минаевского романа была извлечена и переранжирована вполне понятная история крушения иллюзий и возвращения в реальный мир усредненного «ненастоящего человека» (как называл героя автор романа).

История эта, пусть и была украшена приметами времени и аллюзиями на персонажей новостей и глянцевых колонок (вроде арт-группы «Война»), носила достаточно универсальный характер, чтобы работать не только на уровне конъюнктуры, но и как самостоятельное произведение.

Сиквел картины замаячил еще три года назад — «Духless» стал лидером проката 2012-го года, и упускать возможность оседлать эту волну продюсеры, как и их герои, не захотели. Несмотря на то что Минаев принял участие в работе над новым фильмом, над коллективом сценаристов во главе с экс-главредом журнала GQ Михаилом Идовым больше не висела необходимость соответствовать литературному первоисточнику. А значит, можно было написать совсем другую историю.

Перемены бросаются в глаза не сразу. Да, клубы и офисы первые полчаса заменяет балийский пейзаж, но Макс предстает все тем же столичным циником, хоть и избавившимся от неврастении жителя мегаполиса.

Однако, как только герой возвращается в столицу, повествование, обрастающее все новыми и новыми героями, стремительно распадается на набор анекдотов, апеллирующих к политическим событиям недавнего прошлого.

В ход идут скандал со «Сколково», проворовавшийся министр и его возлюбленная поэтесса, позабытый уже честный майор Дымовский и, наконец, популярная версия о том, что Навальный — проект Кремля.

%Урезанные форматом твиттера шутки, дух времени по версии фейсбука, пораженческий цинизм российской гламурной оппозиции — целевая аудитория фильма очерчена максимально четко, что для русского кино безусловная редкость.

Проблема, впрочем, очевидна — сделав ставку на пресловутый цайтгайст, авторы фильма (и прежде всего — сценаристы) не учли того, что российская история как никакая другая имеет привычку к крутым поворотам.

В дни предпремьерных показов фильма, «Духless 2» уже выглядел неуместным ретро: посетителям мультиплексов сейчас, мягко говоря, не до Навального.

В прокат фильм выходит в дни, когда потенциальные зрители еще не успели отойти от траурного марша памяти Бориса Немцова, и предлагаемая в картине интерпретация новейшей российской истории в понимании случившегося не помогает.

Тут можно было бы возразить, мол, параноидальные политические триллеры прошлого вроде «Трех дней Кондора» или, например, «ТАСС уполномочен заявить» тоже отражали актуальную повестку, но мутировавший в политическое животное «Духless 2» забывает о том, чтобы быть самостоятельным фильмом. Обилие событий и стремление высказаться о наболевшем выдавливает героя на периферию, предлагая ему роль скорее техническую. В принципе, примерно ту же, что уже настоящий президент РФ предлагает Андрееву ближе к концу фильма. «У меня есть мечта», — скажет Андреев электорату с трибуны в финале фильма. Мечтать не вредно.