Грех в самом цвету

В прокате комикс-нуар «Город грехов 2: Женщина, ради которой стоит убивать» с Евой Грин и Микки Рурком, снятый Робертом Родригесом и Фрэнком Миллером

Владимир Лященко 21.08.2014, 13:51
__is_photorep_included6184121: 1

В прокат выходит «Город грехов 2: Женщина, ради которой стоит убивать» — спустя девять лет после успеха «Города грехов» Роберт Родригес и Фрэнк Миллер сняли новый фильм по комиксу последнего, Ева Грин сыграла в нем заглавную роль, а одним из продюсеров выступил Александр Роднянский.

В ту ночь, когда бывший коп Джон Хартиган (Брюс Уиллис) вышел из тюрьмы и на беду разыскал спасенную им восемь лет назад Нэнси Кэллахэн (Джессика Альба), громила с большим сердцем Марв (Микки Рурк) напился и очнулся в окружении трупов. Теперь он пытается вспомнить, как так вышло. В другой истории юный картежник Джонни (Джозеф Гордон-Левит) обыгрывает самого сенатора Рорка (Пауэрс Бут), а тот в ответ ломает дерзкому парню все пять пальцев «счастливой» правой руки и забирает выигрыш. Мальчишка не унимается. Где-то между этими событиями мрачный фотограф Дуайт Маккарти (Джош Бролин) встречается с женщиной (Ева Грин), которая когда-то разбила его сердце, и твердит себе не поддаваться на ее уловки.

Женщину зовут Ава, у нее зеленые глаза, он, разумеется, поддается.

Тем временем Нэнси не может простить Хартигану его самоубийство (вспоминаем первый фильм). Она сходит с ума и объединяется с Марвом для того, чтобы отомстить Рорку.

Как и «Город грехов» 2005 года, новый кинокомикс разбивается на новеллы, разнесенные во времени,

но если возникнет потребность восстановить хронологию целого, лучше обратиться к первоисточникам.

Только и этого будет мало — историю Джонни авторы написали специально для экрана.

На самом деле порядок неважен — важна галерея обитателей Города грехов: их вырезают из бумаги и раздают славным артистам.

Кристофер Ллойд открывает дверь в качестве хирурга-алкоголика, чтобы вытащить из славного парня пулю в обмен на последние деньги и ботинки. Леди Гага наливает бедняге стакан воды. Дивная Джулия Гарнер отвлекает внимание плохих парней от ситуации за карточным столом. Джуно Темпл просит Рэя Лиотту приковать ее наручниками к кровати. Розарио Доусон заявляет свои права на того, кто отказался от нее ради душевных мук.

При таком подходе любые изменения воспринимаются болезненно. Если не знать заранее, что Михо, безжалостную японку со смертоносным мечом, играет не Дэвон Аоки, внезапное открытие становится поводом для печали; место Аоки заняла американка корейского происхождения Джеми Чон из «Запрещенного приема».

То, что из Джоша Бролина путем слома лицевых костей и последующей пластической хирургии может получиться Клайв Оуэн, настолько неправдоподобно, что создатели фильма даже не пытаются сделать вид, будто это возможно.

Если кто не помнит, героя Оуэна в «Городе грехов» тоже звали Дуайтом Маккарти.

Озвучивать подобные претензии — расписываться в том, что ты зануда, из тех, что не унимаются в комментариях к трейлерам и захламляют социальные сети. Девять лет прошло, кто-то и не мог вернуться: звезда «Зеленой мили» Майкл Кларк Дункан умер в 2012-м и не сыграл Манута, афроамериканца с пудовыми кулачищами — почти равносильного герою Рурка и столь же неуязвимого. Уступает ли покойному Деннис Хейсберт, звезда сериала «Подразделение»? Возможно, но бьет уверенно и выглядит достойно, а в нуаре это главное.

Ведь быть лучшим ничего не значит.

Собственную обязательную программу Родригес и Миллер отрабатывают уверенно: зубодробительные монологи мрачных героев, циничные признания роковой женщины, картежник с покалеченной правой садится за стол, берет колоду в левую и сообщает: «Кстати, я амбидекстр».

Что для одних кривляние, для других — именины сердца. Клише нуара вновь доведены до абсурда и расчерчены черным, белым и красным.

Плюс желтый — как напоминание о мерзком карлике. Плюс зеленый цвет глаз и синий — плаща героини Евы Грин, чем не Мэри Поппинс во мраке?

Она луч губительного света в этом темном царстве, и она же его проклятие. Хороши здесь многие, но Грин не переигрывает остальных — она единственная идеально подходит этой гротескной в безумии, нарочито картонной, утрированно мрачной среде обитания. Она не играет, а обживается на черных страницах, по которым летят белые стрелы и на которых распускаются кляксы белой крови. Раз появившись, она превращает свое отсутствие в проблему. Какой урон для фильма. Можно ли просить о чем-то большем?