Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Дума без мата

Госдума приняла во втором чтении закон о запрете мата на сцене, в театре, в книгах, фильмах, театре, теле- и радиоэфире.

Иван Акимов, Анастасия Лисицына 22.04.2014, 21:21
Госдума приняла во втором чтении закон о запрете мата на сцене, в театре, в книгах, фильмах, театре... iStockPhoto
Госдума приняла во втором чтении закон о запрете мата на сцене, в театре, в книгах, фильмах, театре, теле- и радиоэфире

Ни слова матом: Госдума приняла во втором чтении закон о запрете мата на сцене, в театре, в книгах, фильмах, театре, теле- и радиоэфире. Определять, кто неправильно выразился, будет независимая «экспертиза».

Госдума во втором чтении приняла закон о запрете мата — теперь употреблять нецензурные слова на концертах, в спектаклях и на массовых мероприятиях будет нельзя, а книги и диски с обсценной лексикой должны продаваться в запечатанной упаковке с надписью «содержит нецензурную брань». Инициаторами законопроекта стали думский комитет по культуре, депутаты фракции «Единая Россия» и несколько членов Совета Федерации.

В прошлом году нижняя палата российской Думы приняла документ в первом чтении. Законопроект получил отрицательный отзыв правительства.

Так, кабмин указывал на отсутствие законодательного определения понятия «нецензурная брань».

Ко второму чтению закон должен был быть доработан — думский комитет по культуре просил учесть, что в художественной литературе мат может быть средством экспрессивной окраски текста. Видимо, ответом на это замечание стало разрешение продавать аудио-, видео и книги в защитной упаковке и с предупреждающей наклейкой. Кстати, нарушение этой нормы, согласно уточненному законопроекту, повлечет те же штрафы, что и использование нецензурных слов.

Теперь за нарушение запрета граждан будут штрафовать на 2–2,5 тыс. руб., должностных лиц — на 4–5 тыс., а юридических лиц — на 40–50 тыс. руб. В случае повторного нарушения наказания увеличиваются вплоть до дисквалификации на срок до одного года для должностных лиц, а для предпринимателей — вплоть до приостановления деятельности на срок до 90 суток, уточняет РИА «Новости».

Определять, нарушен ли данный закон, будет независимая экспертиза, отмечено в документе.

Документ не уточняет, по каким правилам будет работать этот орган и кто сможет войти в его состав.

Фильмы, содержащие нецензурную брань, не получат прокатного удостоверения. Документ не оговаривает, считать ли «нецензурной бранью» в кино и аудиопродукции заглушенные «пиканьем» матерные слова. Трудности с получением разрешений на прокат предвидит кинорежиссер Андрей Стемпковский.

«В стране, где все (включая некоторых депутатов) разговаривают матом, запрещать обсценную лексику в кино или на сцене — верх лицемерия и ханжества, — сказал режиссер «Газете.Ru». — С этой реальностью и так непонятно, что делать. А мат вообще самое яркое [средство выражения], по крайней мере в области эмоциональных проявлений». Режиссер поставил нынешний закон в один ряд с утверждением «в СССР секса нет», сделанном одной из участниц телемоста Ленинград — Бостон в 1986 году. «Других проблем, кроме мата на сцене и в кино, в стране сейчас нет», — иронизирует Стемпковский.

В сложном положении оказались театры: неясно, каким образом должны быть изменены режиссерские и актерские решения в постановках, выпущенных до принятия закона.

Так, в репертуаре театра «Практика» идет постановка «Жизнь удалась» по пьесе Павла Пряжко, в котором мат является важнейшим художественным приемом. В репертуаре МХТ им. Чехова долгое время с аншлагами шел спектакль Кирилла Серебренникова «Изображая жертву», одной из кульминационных сцен которого является монолог капитана милиции (Виталий Хаев) о падении нравов в молодежной среде, содержащий большое количество нецензурной лексики.

«Русский язык всё равно сильнее любых законов, и он в результате победит, — поделился с «Газетой. Ru» драматург и режиссер, художественный руководитель «Театра.doc» Михаил Угаров. — К тому же есть авторское право. Я, как режиссер, не могу менять текст по своему усмотрению — это может сделать только сам автор».

Нынешний закон против мата — это вмешательство в авторское право, полагает руководитель театра:

«Авторское право также регулируется законом, и такое вмешательство запрещено».

«Как разрешить противоречия между этими законами — пускай думают. Пока это только второе чтение», — резюмировал Угаров.

Третье, окончательное чтение законопроект пройдет 25 апреля.