Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Тоска под соусом Чили

В прокате триллер «Афтершок»

Егор Москвитин 26.11.2013, 11:50
__is_photorep_included5770525: 1

В прокате «Афтершок» — спродюсированный Элаем Ротом ужастик про колониализм и католицизм, воздаяние за грехи и кару небесную.

По Чили путешествуют три товарища — решительный местный мажор, несчастный влюбленный, застрявший в смартфоне, и их американский друг (его, разумеется, все зовут Гринго). На очередной вечеринке они знакомятся с девушками — одной вдумчивой, одной легкомысленной и одной русской. Поскольку героям, за исключением студентки, от тридцати до сорока, традиционная ознакомительная часть ужастика проходит не совсем так, как принято в молодежных хоррорах.

Флиртуют здесь не столько телами, сколько разговорами о семье, деньгах и работе.

Гринго все время тянется к фотографии дочери. Модель Ирина обижается, что ее считают бедной только потому, что она русская. Две сестры из Венгрии отчаянно спорят, кто из них хуже: одна сделала аборт, другая начинающая, но перспективная алкоголичка. Скоро все это перестает иметь значение, потому что: а) произойдет землетрясение; б) воспользовавшись хаосом, из местной тюрьмы сбежит полчище отморозков; в) грядут афтершок и цунами.

Фильм обошелся авторам всего в $2 млн, и относительных звезд в нем тоже лишь две. Родившаяся на Украине модель и актриса Наташа Яровенко была номинирована на премию «Гойя» за роль в эротической драме Хулио Медема «Комната в Риме». Американский актер, сценарист и режиссер Элай Рот сыграл знаменитого Жида-Медведя в «Бесславных ублюдках» Тарантино, снял шуточный трейлер для «Грайндхауса» и серию ужастиков «Хостел». У остальных актеров в базах данных по кино полупустые анкеты. Режиссером «Афтершока» выступил чилиец Николас Лопес. Идею, сценарий и бюджет обеспечил Рот, мужественно взявший себе самую неприятную роль продюсера.

В Чили в 2010 году действительно было мощное землетрясение, в результате которого на свободе оказались уголовники, принявшиеся терроризировать обычных горожан.

Это обстоятельство обязало американских кинематографистов отнестись к чужой трагедии ответственно и украсить низкий жанр нравственными идеями. К примеру, герои ведут себя как колонисты, а к местным относятся как к обслуживающему персоналу. Это не новость, ровно то же самое было в «Туристас» и «Хостелах»,

но «Афтершоку», кажется, удалось чуточку глубже заглянуть в природу снобизма пришельцев.

И, вдоволь на нее насмотревшись, фильм дает набожной Латинской Америке возможность преподать европейцам и гринго суровый религиозный урок.

Каждого героя ждет собственное чистилище, избежать которого не поможет даже звонок папе-миллионеру.

Самые страшные испытания ждут девушку, сделавшую аборт. Красавицу, зарабатывающую на жизнь демонстрацией своего тела, будут преследовать насильники. Тщеславного героя разом лишат всех привилегий и оставят один на один с теми, кого он всю жизнь презирал. Того, кто считал себя главным храбрецом, обстоятельства вынудят пойти на страшное малодушие.

Герой, который писал слишком много слезливых эсэмэсок своей бывшей, останется без руки, потому что уныние — тяжкий грех.

Проблема в том, что донести до зрителя эти мощные, хотя и очень спорные идеи авторы не в состоянии: забыли сконструировать ракету-носитель. «Афтершок» скучен как ужастик, невзрачен как фильм-катастрофа и несостоятелен как психологический триллер. Герои участие в этой смертной тоске определенно заслужили, но зрители — все-таки нет.