Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Из жизни отъезжающих

В прокат выходит комедия «Я нормально супер гуд» — экранизация «Русского диско» российского берлинца Владимира Каминера

Егор Москвитин 24.01.2013, 10:30
Кадр из фильма «Я нормально супер гуд» «Другое кино»
Кадр из фильма «Я нормально супер гуд»

В прокат выходит комедия «Я нормально супер гуд» — немецкая картина о русских эмигрантах, основанная на сюжете сборника «Русское диско» российского берлинца Владимира Каминера.

Когда СССР уже зашатался, а Берлинская стена и вовсе развалилась, родители отправили отслужившего и отучившегося Владимира в Германию, искать лучшей жизни. Компанию ему составили два друга детства – предприимчивый, но порой невозможно меланхоличный Андрей и музыкально одаренный Миша. Андрею и Владимиру, как еврейским беженцам, сразу дали гражданство, а вот русскому Мише пришлось довольствоваться временной визой.

Друзья заселились в интернациональное общежитие в Восточном Берлине, стены которого пропахли предпринимательским духом.

Соседи-албанцы вот-вот откроют этнический ресторан, таинственные вьетнамцы зачем-то роют ямы во дворе, цыгане каждый вечер угоняют автомобили, африканский знахарь снимает порчу, а русские евреи каждый вечер спорят, кто из них настоящий еврей.

Владимир, Андрей и Миша тоже никак не могут определиться: одного тянет торговать пивом в метро, другого – сувенирами у Берлинской стены, а третьего – в шоу-бизнес. Сосредоточиться на стремлении к успеху мешают и девушки — приехавшая с Сахалина танцовщица Ольга, белокурая немка Ханна и московская журналистка Елена. Вдобавок, Мишины три месяца на свободе пролетают чересчур быстро, и иммиграционные службы ставят его перед нелегким выбором: превратиться в бродягу, пройти тест на еврейство или жениться по расчету. А Андрея начинает тянуть на Родину. А Владимир влюбляется крепче смерти.

Бестселлер Каминера «Русское диско» был перекроен сценаристами так лихо, что для фильма не удается подобрать жанровую нишу, – это и не «Евротрип» с русскими вместо американцев, и не «12 стульев» с капитализмом вместо социализма. Вместе с жанром не получается установить и критерии оценки картины, что очень заметно по рецензиям немецких коллег. Половина обозревателей ленту хвалит, половина – считает позором. Наш зритель должен остаться в восторге:

это запредельно добрая и веселая, но абсолютно реалистичная история с прекраснодушным авантюризмом, деятельной дружбой и красиво изображенной любовной линией. Энергия юности здесь управляет и временем, и пространством, а оптимизм героев сначала понемногу брызжет в зрительный зал, а потом и вовсе накрывает его волной.

«Я нормально супер гуд» (ужасное название, оправданное разве что одноименной песней Шнура в саундтреке) – верное кино для создания чемоданного настроения.

И в то же время оно гораздо сложнее своих авантюрных и романтических сюжетов. Пространство ленты усеяно советскими артефактами, как минное поле; каждый шаг может обернуться взрывом сентиментальности и последующей комой рефлексии. Иногда авторы перебарщивают:

фразу «Ваши расспросы для меня, как ГУЛАГ!» русский человек сказать мог едва ли.

Иногда шутят очень удачно. К примеру, раввин, проверяющий Мишу на знание иудаизма, говорит: «Раньше все евреи хотели стать русскими, а теперь все русские хотят стать евреями». С необычайной нежностью составленный саундтрек играет в композиции не менее важную роль, чем у Тарантино, но назвать ее – значит выложить перед читателем всю интригу сюжета. Тонкое душевное устройство главного героя роднит фильм с «Троцким» — другой непростой комедией о юном идеалисте. А неожиданная анимационная вставка о детстве Ольги на Сахалине – с картиной Ильи Хржановского «Полторы комнаты, или Сентиментальное путешествие на родину» о жизни Бродского. Снятый немцами «Я нормально супер гуд» — вообще очень лестное для России кино, показывающее нашу землю занесенным снегом, но не перестающим работать генератором талантов. Здесь нет ни развесистой клюквы, ни агрессии, ни стереотипов, ни высокомерия, ни напряжения. Сплошная любовь. Наивная, какой ей и положено быть.