Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«40–50 рублей с метра — для москвичей вполне доступно»

Ирина Генцлер о том, какой может быть сумма взноса на капитальный ремонт

Виктория Волошина 02.12.2014, 12:34
«Блеск капремонта» Илья Diliago/«Газета.Ru»
«Блеск капремонта»

Москва – последний российский регион, кроме Крыма и Севастополя, где не спешили вводить в коммунальные платежи графу «капитальный ремонт». Почему вчера не спешили, а сегодня вдруг заспешили и как резко в 2015 году может вырасти плата за квартиру, «Газета.Ru» расспросила руководителя жилищного сектора фонда «Институт экономики города» Ирину Генцлер.

– Можно ли было еще повременить с капремонтом или завтра дома в Москве начнут падать от старости?

– Падать не начнут. У Москвы, в отличие от других регионов, всегда было достаточно денег в бюджете, которые выделялись в том числе на цели капремонта. Поэтому не было особой необходимости привлекать еще и финансы собственника. Сегодня ситуация, как вы понимаете, изменилась, и Москва начала разработку региональной программы капремонта. Рано или поздно начинать все равно было надо: бюджет никогда столько не заплатит, сколько заплатит народ.

– Что это за программа капремонта, как долго ее разрабатывать?

– В программу должны войти все многоквартирные дома на территории столицы: с адресами, описанием инженерного и технического состояния зданий, перечнем, какие виды ремонта и в какие сроки в каждом конкретном доме надо выполнить – причем на 25—30 лет вперед. Спланировать такой огромный комплекс работ – непростое дело. Во многих регионах были вынуждены привлекать IT-фирмы, покупать специальное компьютерное обеспечение. Ведь надо просчитать не только виды, объемы и сроки ремонтов, но и сопоставить, хватит ли на все это денег?

Именно задача сбалансировать программу по объемам и средствам требует серьезных усилий.

– Если программы пока нет, как понять, сколько мы будем платить за капремонт? На недавнем обсуждении в Общественной палате эксперты озвучивали самые разные суммы этого взноса: от 20 руб. за квадратный метр до 50 и даже 80. При цифре 50 за 60-метровую квартиру придется платить ежемесячно по 3000 руб. А в год – почти 40 000. Это очень большие деньги.

– Существует методика, утвержденная Министерством строительства и ЖКХ, которая дает некоторые рекомендации субъекту РФ по расчетам минимального размера взноса. Упрощенно говоря, если мы понимаем, сколько стоит ремонт в конкретном доме, мы делим стоимость этого ремонта на число лет, в течение которых работы должны быть проведены. Потом на число месяцев в году. Потом на квадратные метры – и получаем примерную сумму взноса. Примерную – потому что сумма взноса может получиться такой высокой, что собственники ее не потянут. Поэтому рекомендуется сопоставить ее со среднедушевым доходом, со средней по региону платой за ЖКХ и т.д.

В Москве среднедушевые доходы населения по статистике высокие, вот и получается, что и 40 руб. с квадратного метра – доступно, и 50 руб. с квадратного метра – доступно.

– Доступно – понятие растяжимое.

– Нет, вполне конкретное, если договориться, что весь совокупный платеж за жилищные услуги, включая взнос на капремонт, не превысит для среднего домохозяйства, к примеру, 12–15% от среднедушевого дохода.

– Среднедушевого дохода всех, кто проживает в квартире?

– Да, конечно. Если у вас в квартире проживает четыре человека, но в семье только два работника, то среднедушевой доход рассчитывается на каждого из четырех.

– В вашем институте велись расчеты о доступности взноса по регионам?

– Два года назад, когда методика разрабатывалась, мы проводили такую оценку. Суммы доступного взноса очень разнились по субъектам Российской Федерации. Но для Москвы взнос на уровне 40–50 руб. и тогда был вполне доступен. То есть сумма всех коммунальных платежей, включая взнос на капремонт, не превышала порога, когда человек начинает претендовать на бюджетную субсидию. Для Москвы это тем более важно, что порог получения субсидии здесь очень низкий: если расходы на коммуналку превышают 10% от среднедушевого дохода, то житель Москвы уже может претендовать на помощь города. В большинстве регионов, кстати, этот порог – 22%. Согласитесь, в Москве в этом смысле люди гораздо больше защищены.

– Этот порядок менять не собираются?

– Нет. Даже с введением взноса на капремонт порог в 10% останется. То есть

люди с низкими доходами, которые сейчас получают субсидию, или те, кто находятся на границе ее получения, даже не почувствуют введения этого взноса.

– Ну да, платить опять будет средний класс. А каков взнос на капремонт в других регионах? Где самый высокий, где самый низкий?

– Самый высокий – около 20 руб. с квадратного метра – в Тюменской области. Один из самых низких – 2 руб. за метр – в Санкт-Петербурге. Что, конечно, очень странно: в Петербурге, как и в Москве, средний доход населения довольно высокий. Получается, что город на более или менее обеспеченных людей возлагает совсем небольшое бремя. В других субъектах РФ, где доходы людей гораздо ниже, взносы выше – в среднем по 5—7 руб. с квадратного метра.

– Правильно ли я поняла, что платить за капремонт москвичи начнут только после утверждения региональной программы? То есть точно не с января 2015 года?

– В Жилищном кодексе сегодня написано так: после публикации программы собственники должны за полгода (если регион не установит другие сроки, но не меньше двух месяцев) определиться, куда они хотят перечислять взносы: в общий котел (на счет регионального оператора) или на спецсчет своего дома, ТСЖ, управляющей компании. Спустя еще два месяца в платежках должна появиться строка «капремонт». То есть конкретный месяц, с которого начнется оплата, будет зависеть от того, когда будет опубликована программа и что именно напишут в законе. В любом случае это будет не раньше мая.

– В регионах, где программа уже заработала, люди куда предпочитают перечислять деньги: в общий котел или на счет своего дома?

– На совещании в Общественной палате говорили, что в большинстве отдаленных регионов больше 90% домов оказались у регионального оператора, а вот в больших городах, в столичных центрах, многие выбрали способ накопления средств на специальном счете дома – до 50%. Выбор, кстати, во многом зависел от позиции органов власти. Там, где глава субъекта считал, что самое правильное – это региональный оператор, упирали на то, как это замечательно, давали людям мало времени на размышления. И

многие оказались у регионального оператора не потому, что они так решили, а потому, что они как раз ничего не успели решить.

Там, где шла серьезная разъяснительная работа, доля людей, выбравших накопление средств на отдельном счете, конечно, выше. Посмотрим, как это будет происходить в Москве и сколько времени даст столица на размышление людям.

– Сегодня, как вы сказали, держателем счета на капремонт может стать и отдельный дом, и управляющая компания, и ТСЖ. Предположим, это дом-новостройка, которому капремонт еще долго не будет нужен. Может общее собрание дома решить: будем собирать не по 50 руб. с «квадрата», как во всей Москве, а, скажем, по 20?

– Нет. Минимальный размер взноса, который утверждается субъектом РФ, – вещь обязательная. Больше платить можно, меньше – нет.

– Трудно себе представить ситуацию, когда люди решат платить больше.

– Почему же? Региональный оператор имеет право тратить накопленные средства только на те виды работ, которые четко определены законом, выбирая наименее затратные. А те, кто выберет собственный счет, смогут самостоятельно решать, как им ремонтировать крышу или фасад, за сколько и какую компанию для этого нанимать. И это, кстати, тоже информация для размышления: надо ли минимальный размер взноса делать обязательно очень высоким или стоит сделать его пониже, оставляя людям возможность для принятия самостоятельных решений.

– Сегодня, кажется, не самое удачное время для долгосрочных программ. Пенсионные накопительные взносы у народа взяли и отобрали. Где гарантия, что и деньги, собранные на капремонт, в один момент не отберут?

– Сегодня законом установлено, что никуда, кроме как на финансирование работ по капремонту, эти деньги направлены быть не могут. Попадают они не в бюджеты субъектов Федерации, а на счет регионального оператора, все финансовые операции которого контролируются органами власти, а также обязательно открыто публикуются: сколько собрали, куда и сколько истратили.

Люди должны знать всю эту раскладку, понимать, что и куда тратится. Тогда будет адекватная реакция. Чем больше информации – тем меньше недоверия и тревоги.

– С доверием между властью и населением у нас как раз большие проблемы, к сожалению. А сумма взноса будет пересчитываться на инфляцию?

– Конечно. Как и другие тарифы ЖКХ.

– Почему бы тогда Москве не начать с более низких ставок, а когда люди попривыкнут, увидят результат, когда им популярно разъяснят, как и что, – постепенно их повышать?

– Это политическое решение самого региона. Можно начать с шоковой терапии, что, повторю, Москва вполне может себе позволить, потому что доходы населения довольно высоки, а самые низкодоходные семьи защищены субсидиями. То есть

это будет скорее психологический шок, чем финансовый.

А можно пойти по пути приучения людей к тому, что надо платить, и эти платежи будут постепенно расти. Но тогда мы жертвуем объемами ремонтов в первые годы: они, понятно, будут меньше. Все эти риски и нужно сопоставить, определяя сумму взноса.

– Много возмущенных вопросов в соцсетях, куда делись деньги, которые горожане перечисляли на ремонт все предыдущие годы?

– Люди часто путают отчисления на текущий ремонт и сборы на капремонт: посмотрите, что именно написано у вас в платежках. Если у кого-то там есть строка «капитальный ремонт», то под нее должно было быть решение общего собрания конкретного дома или ТСЖ. Это так называемый добровольный капремонт, на который люди сами решили скинуться. В обязательном порядке такая строка в платежке появится лишь тогда, когда законом Москвы «О капремонте» будет определено: с такого-то месяца все собственники в Москве начинают за него платить. Причем, если жители перечисляют деньги на счет регионального оператора, там должен быть указан его счет. Если на спецсчет дома, ТСЖ или управляющей компании – тогда именно их реквизиты должны стоять в платежном документе.

– Удивительное сейчас время. В политике – возвращение то ли в царскую империю, то ли в СССР, а в экономике – одна либеральная реформа за другой, во всяком случае, по жесткости их проведения.

– Ну, реформу капремонта я бы не назвала либеральной. Напротив – это чисто административно построенная система, в лучших традициях Советского Союза.

Власть сама определяет программу, сроки и виды ремонта, размер платежа, сама обобществляет большое количество денег в руках одного оператора. То есть собственность – ваша, а рулить ей будем мы.

Слава богу, удалось пробить в законе лазейку, чтобы люди получили возможность не сдавать деньги в «общий котел». И кстати, сумма взноса тут тоже имеет значение. Если вы платите 2 руб. с квадратного метра – их вроде как и не очень жалко отдать региональному оператору, дескать, мы все равно на эти 2 руб. ничего не сделаем. А вот когда собирают по 20 руб. с квадрата или по 50, уже хочется лично этими деньгами распорядиться, особенно если дом большой. Вот, например, нужно вам в доме заменить лифт – это стоит 1 млн руб. Когда на счете дома собрано уже, предположим, тысяч 400, не все так страшно. Можно и кредит взять, когда банки научатся работать с такими деньгами. Лифт поставить и спокойно отдавать кредит. А если денег нет, то будет как в старом анекдоте: на повестке дня два вопроса — строительство коммунизма и строительство коровника. Поскольку на коровник денег нет, переходим к строительству коммунизма.

– В других странах есть похожая система сбора денег на капремонт, когда в одном флаконе соединены административная обязаловка и частная инициатива?

– Даже в бывших наших соцстранах я, честно говоря, такого не видела. Государство лишь обязывает собственников содержать недвижимость в безопасном состоянии и контролирует это. Чтобы прямо сказали: платите сюда столько-то, – с таким я не сталкивалась. Ключевая проблема капремонта многоквартирных домов вовсе не техническая, а ментальная. Уже больше 20 лет прошло с тех пор, как жители России получили возможность стать собственниками своих квартир, но большинство из них так и не научилось нести ответственность за это.