Кодексом по бизнесу

Борис Титов о том, что тысячи новых уголовных дел по налогам вряд ли поднимут экономику страны

Борис Титов 25.02.2014, 13:13
ИТАР-ТАСС

Налоги – сфера, напрямую касающаяся каждого предпринимателя. Бизнес чутко реагирует и на размер налогов, и на налоговое администрирование. И, конечно, на уголовное законодательство в этой сфере. Предложения вновь вернуть практику возбуждения уголовных дел за налоговые преступления исключительно постановлением следователя вызвали у предпринимателей серьезное беспокойство.

Это беспокойство вполне понятно, если вспомнить недавнюю историю. До начала гуманизации уголовного законодательства, в 2009 году были возбуждено 13 044 уголовных дел по налоговым статьям УК. До суда из них дошло только 4 304, а обвинительный приговор был вынесен по еще меньшему количеству — 3037 делам. То есть 77% уголовных дел «развалилось» или на стадии следствия или на стадии суда.

Выводов два. Во-первых, такая система была вопиюще неэффективна. Неудивительно.

Для грамотного предъявления обвинения по налоговым преступлениям необходима высокая квалификация и серьезная база знаний в экономической сфере. В массовом порядке таких кадров у правоохранительных органов как не было, так и нет.

Во-вторых, с высокой вероятностью, большинство этих дел открывалось не с целью установления правосудия, а с целью оказания давления на бизнес.

Ситуация стала выправляться после принятия в 2011 году поправок в УК и УПК: резко снизилось число открытых по этим статьям уголовных дел и число осужденных. Так, в 2011 году правоохранительными органами было возбуждено только 1791 уголовное дело, а в 2012 году – 1171. Привели к существенному повышению качества следствия и эффективности применения этих статей, расширилась практика предупреждения налоговых правонарушений. При этом налоговые поступления в бюджет не сократились, а выросли.

Характерно, что именно после того, как следователи были лишены возможности открывать уголовные дела по ст. 198 и 199, резко возросло применение ими ст. 159 УК (мошенничество) для открытия заказных дел против бизнесменов. Ее даже прозвали «универсальной дубинкой для бизнеса».

Трудно считать совпадением, что разговоры о необходимости вернуть старый порядок относительно налоговых преступлений начались в 2013 году. Именно 1 января прошлого года вступил в действие пятый пакет поправок в УК, принятых в рамках гуманизации уголовного законодательства в экономической сфере. В нем возможность использования 159 УК резко сократилась. Был введен новый состав – «мошенничество в сфере предпринимательской деятельности» с меньшими сроками наказания и большими размерами ущерба. Кроме прочего, по этой статье запрещено открывать уголовные дела без заявления потерпевшей стороны — обычная раньше практика.

В России Налоговый кодекс – самый часто меняющийся закон. С момента принятия в 1998 году в него внесено огромное количество изменений, и этот процесс продолжается. В среднем за год туда вносится около 30 поправок. Не каждый аудитор и бухгалтер успевает вовремя их отслеживать.

Такое количество заплаток на Налоговом кодексе ведет к запутанности его положений, которые нередко вступают друг с другом в противоречия. Это, в свою очередь, приводит к тому, что государство и какая-либо компания часто имеют разногласия относительно суммы налоговых вычетов или налогооблагаемой базы. Стоит вспомнить о постоянных скандалах с системой возврата НДС, где примерно поровну мошеннических схем и уголовного преследования добросовестных предпринимателей.

Сейчас эти противоречия между налоговиками и предпринимателями большей частью решаются в арбитражном суде. Но нет никаких гарантий, что после изменения УПК случаи налоговых споров между государством и бизнесом не станут квалифицироваться как налоговые преступления. Российская правоприменительная практика свидетельствует о том, что будет, скорее всего, именно так.

Не удивительно, что позиция бизнеса к возвращению старого порядка открытия дел по статьям 198 и 199 резко негативная. Ведущие бизнес-ассоциации страны заняли в этом вопросе единодушную позицию. Ведь изменения коснутся, прежде всего, бизнесменов, которые стараются быть законопослушными, тогда как сама суть этих статей подразумевает то, что компании сдают налоговые декларации.

Естественно, что вопрос о новом порядке возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям встал одним из первых, когда мы в ноябре 2013 начали обсуждать мой ежегодный доклад президенту с предпринимательским сообществом.

Для минимизации рисков в конце прошлого года юристы аппарата бизнес-омбудсмена разработали поправки в части определения размеров крупного и особо крупного ущерба в ст. 198 и 199 УК. Чтобы сократить возможность открывать уголовные дела по прихоти следователей, размер ущерба было предложено увеличить. В январе этого года поправки были внесены в Госдуму через межфракционную депутатскую группу по защите прав предпринимателей во главе с Виктором Звагельским. Сейчас они находятся на рассмотрении в профильном комитете.

Суть их проста. Сейчас крупным ущербом считается сумма неуплаченных налогов от 2 миллионов рублей при условии, что эта сумма составляет не менее 10% от уплаченных налогов за три отчетных года. Или — сумма свыше 6 миллионов рублей, уже независимо от того, какой это процент.

Мы предлагаем повысить размер ущерба до 20% налогов за последние три года, а императив в 6 миллионов рублей в принципе отменить. Ведь сейчас, если ты не заплатил 6 миллионов налогов в течении трех лет — вне зависимости от того, составляет это 20% или 0,1% от всей суммы уплаченных налогов — ты уже «попадаешь под статью».

Получается, что любая компания с оборотом в пару миллиардов рублей ходит под дамокловым мечом уголовного наказания, так как суммы, о которых юристы спорят в судах с налоговиками, часто существенно выше 6 миллионов.

Аналогично планируется поступить с размером особо крупного ущерба. Мы предлагаем убрать императив в 30 миллионов рублей и повысить процент до 30% от уплаченных налогов за три отчетных года.

Стоить отметить, что отстаивая свою позицию относительно порядка возбуждения дел по налоговым статьям, силовые ведомства приводят аргументацию, заслуживающую внимания. Говорят, что налоговики просто не видят мошеннических контор по обналичке, и при действующем порядке возбуждения уголовных дел по ст. 198 и 199 УК вовремя привлечь их очень сложно.

Здесь стоит вспомнить, что ст. 198 и 199 УК подразумевают подачу налоговой декларации. Если удастся доказать, что декларация заполнена неверно специально, то это повод вынести обвинительный приговор. Поскольку фирмы-однодневки и компании-«прачечные» в принципе не попадают под эти расклады (они и не думают подавать налоговую декларацию), вполне возможно ввести новый состав в ст. 159 УК РФ – «Мошенничество в налоговой сфере» (159.7). Под нее и попадут финансовые «помойки», о которых говорят правоохранители. Суммы ущерба в новой статье УК логично скопировать со ст. 198 и 199, а сроки наказания, как и в ст. 159.4 сделать в два раза меньше, чем в основной ст. 159. Максимальное наказание — не десять лет, а пять.

Введение этой статьи позволит сохранить старый порядок открытия уголовных дел по ст. 198 и 199, и одновременно даст правоохранителям необходимый им инструмент борьбы с финансовыми преступниками.

Эта инициатива пока на стадии разработки, но мы испытываем в ее отношении определенный оптимизм, ведь практика применения новых составов ст. 159, в том числе 159.4, показала, что они работают лучше.

Так или иначе, обществу нужен разумный компромисс в этом вопросе. В России бизнес держится из последних сил, и десятки тысяч новых уголовных дел по налогам — последнее, что нужно для развития экономики страны.

Автор — уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей