Выставка достижений народной хитрости

Константин Михайлов об очередной развилке судьбы ВВЦ

Константин Михайлов 23.12.2013, 08:28
__is_photorep_included5813693: 1

Под конец года случились два события, по которым можно спрогнозировать судьбу Всероссийского выставочного центра (бывшего ВДНХ СССР). Московские власти начали «инвентаризацию территории». А в Минкульт представили проект будущего выставки, каким его видят непосредственные руководители ГАО «ВВЦ».

На секцию по наследию советского периода Федерального научно-методического совета Минкультуры России (ФНМС) был вынесен проект градостроительных режимов и регламентов на территории ВВЦ.

Это был далеко не первый подход к теме будущего ВВЦ. В минувшие полтора десятилетия городские власти неоднократно принимали решения о развитии выставки, а ее дирекция столь же исправно разрабатывала концепции этого развития.

Лейтмотивом менявшихся концепций неизменно была идея строительства нескольких сотен тысяч метров коммерческих выставочных, офисных и даже гостиничных площадей, доходы от эксплуатации которых должны позволить сохранить и отреставрировать архитектурное наследие советской ВСХВ-ВДНХ.

Эксперты беспокоились о сохранности исторических видов и ландшафтов (около 40 павильонов являются объектами культурного наследия, фактически вся территория выставки — охранная зона), девелоперы убеждали, что сделают все максимально тактично и в «парадной» зоне комплекса ничего не изменится. В общем, философия будущего ВВЦ все эти годы оставалась неизменной: есть большая интересная территория, ее нужно развивать, но при этом учитывать ограничения, связанные с архитектурным наследием.

Аттракцион Back to USSR

С моей точки зрения, эта философия глубоко неверна и примитивна, поскольку она трактует главное богатство этого комплекса как балласт, который, к сожалению, нельзя выбросить за борт и на который придется тратиться. Но, увы, эта философия господствует в наших палестинах со времен победы мирового консюмеризма над отечественным своеобразием. Когда-нибудь своеобразие, безусловно, возьмет реванш, потому что в мире нет ничего постоянного. И тогда мы все осознаем, что главное богатство и источник развития ВВЦ — не десятки гектаров земель, на которых можно построить что-нибудь доходное, а совершенно уникальный архитектурно-градостроительный ансамбль «советского классицизма» 1930–1950-х годов, в котором даже не отразилась, а запечатлена целая эпоха.

ВСХВ-ВДНХ — не просто большой архитектурный ансамбль, это, если хотите, Царское Село и Петергоф советской Москвы.

В XVIII–XIX веках в Первопрестольной не возникло дворцово-парковых ансамблей, по размаху сравнимых с петербургскими пригородами, а в ХХ веке такой появился — с поправками, конечно, на реалии и идеалы новой эпохи. ВСХВ-ВДНХ — это единственный осуществленный и данный нам в ощущениях фрагмент «сталинского генплана» Москвы 1935 года, город-сад в духе идеальных проектов эпохи Возрождения, с бесконечными ровными аллеями, круглыми площадями, классическими колоннадами, тенистыми портиками и исполинскими куполами.

И эта цивилизация, которая вроде бы умерла, по-прежнему жива и притягательна — в стенах павильонов, брызгах водяных струй на «Каменном цветке» и загадочных улыбках золотых дев «Дружбы народов». И она будет сама по себе привлекать туристов, инвесторов и просто праздношатающихся, которые все равно оставляют в казне ВВЦ кучки денег, раз уж туда забрели.

И здесь можно делать не просто музей, а невероятный туристический, как любят теперь говорить в Москве, аттракцион. Мирового класса.

Если угодно, Back to USSR — это для иностранных туристов покруче будет, чем прикупить на Арбате шапку-ушанку. Будет, если, конечно, уметь и хотеть это сделать.

Но если уметь и хотеть, то тогда надо понимать, что определяющие эпоху дух, аромат и гений местности — существа капризные и обидчивые. И при неаккуратном вторжении на их территорию они воспарят прочь, и ничего живого и притягательного, не говоря уж о мировом классе, на территории не останется, а будет обычный парк культуры и отдыха. С прибамбасами, но без атмосферы. А ведь именно атмосфера, дух и шум времени притягивают сотни тысяч туристов в Рим, Париж или к подножию египетских пирамид.

Следите за руками

Теперь, с переходом выставки к Москве, дискуссии о ее будущем облике переходят в решающую фазу. Из обсуждения на советской секции ФНМС стало понятно, что в угрожающую. Хотя поначалу ничто не предвещало.

Зоны нового строительства на окраинах выставочной территории теперь выглядят вполне корректно и неагрессивно. Возле Южного входа дирекция ВВЦ намерена устроить крытый развлекательно-досуговый центр, никак не нарушающий выставочных панорам. В зоне возле входа Северного новое строительство уже состоялось в 1990-х — начале 2000-х, и повредить там уже нечему. Незначительные строительные прибавления вдали от Главной аллеи, на месте утраченных выставочных построек, также вполне допустимы.

Но когда проектировщики принялись рассказывать о сердцевине территории ВВЦ, в глазах академиков и экспертов появилось ощущение легкого шока. Сотрудники НПО-38 поведали, что они (читай: их заказчики) не рассматривают в своем проекте комплекс памятников выставки как архитектурно-градостроительный ансамбль. Тут, конечно, можно было задать риторический вопрос:

если несколько десятков павильонов и сооружений, выдержанных, за небольшим исключением, в едином архитектурном стиле, выстроенных вдоль единой главной планировочной оси, — не ансамбль, то что тогда ансамбль?

Но эксперты и академики — люди опытные, понимающие, с кем они имеют дело, и риторических вопросов задавать не стали. Они просто спросили: если не ансамбль — то что?

Ответ был — достопримечательное место, причем, как выяснилось, именно такой вывод о виде объекта культурного наследия является заданием для проектировщиков. И решение об этом, как простодушно признались проектировщики, было принято не ими и даже не их заказчиками, а сформулировано на совещании в Минэкономразвития в феврале 2011 года. А предложил там такое решение, по словам проектировщиков, не кто иной, как руководитель Мосгорнаследия Александр Кибовский.

Теперь внимание: вид объекта культурного наследия — достопримечательное место — возникает не как результат исторической и художественной экспертизы, анализа сооружений и планировочной структуры местности, а как заранее заданный (заказанный) проектировщикам ответ. И ответ этот формулируется даже не в Министерстве культуры, а в Минэкономразвития. И потом, как водится, под ответ подгоняются условия задачи.

Достопримечательное место, по нашему законодательству, также вид объекта культурного наследия. Но это вид особенный: на территории достопримечательных мест, в отличие от других видов памятников, по закону разрешено строительство. С особого разрешения уполномоченного органа по охране наследия. В этом, видимо, и кроется ответ на вопрос, почему ВВЦ не хотят признавать архитектурным ансамблем. Очень простая получается выставка достижений народной хитрости.

Под размер касатки

В том, что соответствующие разрешения будут выдаваться, к сожалению, сомневаться не приходится. Технология достопримечательного места уже опробована в Москве в начале 2012 года на историческом стадионе «Динамо», который несколькими росчерками пера из памятника архитектуры превратился в «достопримечательное место», где ценность имели только название и местоположение стадиона. В результате 3/4 превосходного памятника советского конструктивизма были снесены экскаваторами, и почти два года уцелевшая Западная трибуна сиротливо стоит посреди пустынного поля.

Болельщики «Динамо» ездят на домашние матчи любимой команды на электричках в Химки, а девелоперы из «ВТБ-Арена-Парк» активно осваивают окраины бывшего парка, выделенные под коммерческую жилую и офисную застройку.

Обсуждение будущего «достопримечательного места» на ВВЦ начиналось с заверений, что на его территории никакого нового строительства не планируется. Но быстро выяснилось, что оно уже ведется. Речь об огромном океанариуме, который обещает быть самым крупным в Европе и вовсю строится на территории охранной зоны. Ради этого на ВВЦ в марте 2013 года снесли павильон «Теплицестроение» — излишне говорить, что без всякого разрешение городской Комиссии по градостроительству в зонах охраны.

Когда академики и эксперты ФНМС стали спрашивать, как же это строительство происходит, да еще и без утвержденного проекта, представитель дирекции ВВЦ Владимир Кабанов откровенно заявил, что одобрение мэра Сергея Собянина уже само по себе является для него достаточным основанием. В ходе дальнейшего обсуждения выяснилось, что

параметры океанариума определяются не градостроительными регламентами, которые пока не утверждены, а размерами огромной касатки, которая для него предусмотрительно закуплена девелоперами.

Более того, представители ГАО ВВЦ сообщили, что зона океанариума — отнюдь не единственная на территории «достопримечательного места», где рассматривается возможность нового строительства. Такое же «развитие» планируется для комплекса Конного двора за павильоном «Космос».

Рушится «Украина», утрачен «Лебедь»

Пока строятся все эти планы, подлинные павильоны ВСХВ-ВВЦ потихоньку растворяются в пространстве будущего «достопримечательного места». Весной 2012 года в Минкультуры была подана заявка, предлагающая дополнить список охраняемых объектов культурного наследия на ВВЦ еще 70 строениями. Однако она остается без движения. Что и понятно, поскольку за утрату охраняемых павильонов придется кому-то все же отвечать.

В 2011 году при невыясненных обстоятельствах сгорела «Ветеринария» — один из немногих сохранявшихся павильонов довоенной ВСХВ. Ресторан «Лебедь» фактически утрачен в ходе реконструкции и заменен новоделом.

Памятники федерального значения продолжают разрушаться на глазах (наиболее яркий пример — павильон «Украина») или, как Главный ресторан, пустуют и не используются, подвергаясь ежедневному риску разделить судьбу «Ветеринарии».

Поразмыслив над услышанным, академики и эксперты советской секции ФНМС пришли к выводу, что надо, пока не поздно, обратиться к министру культуры России Владимиру Мединскому и мэру Москвы Сергею Собянину c просьбой отказаться от концепции «достопримечательного места» и признать комплекс построек ВСХВ-ВДНХ-ВВЦ тем, чем он в реальности является, — ансамблем памятников архитектуры с четко определенными границами и пообъектным составом. А также объявить мораторий на строительство на территории Выставки до окончательного утверждения градостроительных режимов и самого проекта развития ВВЦ.

От того, послушает ли теперь правительство Москвы академиков, зависит, что будут видеть за воротами ВВЦ следующие поколения — уникальный архитектурный ансамбль выставки или достопримечательное место, на котором он когда-то находился.

Автор — координатор «Архнадзора», член Общественной палаты РФ, член Совета при президенте РФ по культуре и искусству