Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Болотная в Арктике

На все раздражители власть теперь отвечает одинаково — показательными процессами

«Газета.Ru» 04.10.2013, 18:07
STR/Reuters

Обвинение в пиратстве предъявлено поголовно всем, кто прямо или косвенно участвовал в акции Greenpeace у газпромовской буровой платформы в Печорском море. Фабрикацию абсурдных дел власти поставили на поток и сделали их чем-то вроде своей визитной карточки.

Следствие объявило «пиратами» не только гринписовцев, пытавшихся высадиться на платформу «Прираразломная», но еще и весь экипаж судна, доставившего их в Арктику, и даже фотографа Дениса Синякова, который, выполняя свою работу, снимал эту акцию так же, как немногим ранее фотографировал буровую платформу для газпромовского корпоративного журнала.

За правдоподобием тут явно не гонятся. Ровно с таким же успехом, как и в пиратстве, гринписовцев могли бы обвинить в чем угодно другом: в ограблении продуктового ларька, в возбуждении вражды к социальной группе, в оскорблении чувств верующих, а хоть бы и в пропаганде нетрадиционного секса среди малолетних. Налаживается очередной показательный процесс, и что уж там формально вменят в вину арестованным, просто несущественно. Как это было несущественно в прошлом году, когда судили феминисток. Как это не имеет значения сейчас, когда судят участников мнимых массовых беспорядков на Болотной площади.

«Пиратская» статья могла быть выбрана просто за полагающиеся по ней огромные сроки (от 10 лет и выше), но, может быть, и по более тонкой причине. Ведь штурм судна Arctic Sunrise, произведенный спецназом погранслужбы ФСБ с последующим захватом всех, кто там находился, был произведен в международных водах на следующий день после того, как вооруженные защитники «Приразломной» пресекли попытку гринписовцев высадиться на платформу, и, пожалуй, сам по себе не лишен довольно явственных признаков пиратства.

Так или иначе, но намерение нескольких безоружных скандалистов-экологов забраться на буровую и находиться там до тех пор, пока их оттуда не вытолкают, по объективной мерке тянет лишь на мелкое хулиганство.

То, что наши власти раздувают эту микроскопическую историю до небес, хватаются за нее как за повод для всемирной демонстрации собственной крутизны, говорит только о растущей силе их фобий, питающих выплески неконтролируемой агрессивности. Ходы в таких случаях заранее не просчитывают. Хотя на международном поле ничего, кроме проблем, эта история не обещала с самого начала.

Однако на первых порах если и не мировая общественность, так хотя бы иностранные правительства, относящиеся к Greenpeace, как правило, неприязненно, все-таки искали способы как-нибудь приглушить скандал. Но открывшийся сейчас размах карательных намерений наших стражей законности привел в шок уже всех. Но вместо того чтобы сделать хоть какие-то шаги навстречу реальности, наши власти отвечают на это попытками вызвать симпатию к своим мероприятиям хотя бы у российского общественного мнения, действуя обоими привычными своими способами — поднимая градус телепропаганды и ища опору в неподкупных данных социологической науки.

Аккурат накануне официального предъявления «пиратских» обвинений ВЦИОМ обнародовал свой всероссийский опрос, выполненный, как он сам сообщил, инициативным порядком, то есть никем не заказанный и, следовательно, диктуемый лишь бескорыстным желанием узнать истину. Хотя поиски истины, предпринимавшиеся этой опросной службой во время кампании по выборам московского мэра, не были, скажем мягко, увенчаны успехами, но сейчас, на гринписовском фронте, эти поиски приняли еще более острые формы.

«Попытка проникновения на российскую нефтеплатформу была пресечена пограничниками: активисты задержаны для выяснения всех деталей происшествия, возбуждено уголовное дело. Как вы оцениваете реакцию российских властей на эту акцию Greenpeace?». Многословный вопрос, заданный публике, воспроизведен здесь целиком, чтобы можно было убедиться, насколько деликатно он обходит самую суть произошедшего. Оказывается, гринписовцы просто «задержаны для выяснения деталей». И ни намека на «пиратство», тема которого с первого же дня настойчиво и публично развивалась Следственным комитетом.

Трудно ли было в ответ на такой вопрос получить 60-процентное одобрение «адекватности реакции российских властей»? И в самом деле, почему бы и не задержать? Почему бы и не выяснить детали?

Но опросной службе мало этого достижения, и она уже от себя добавляет: «Чем выше уровень образования респондентов, тем чаще они склоняются к такому мнению (об адекватности реакции властей. — «Газета.Ru»)». Хотя в приведенной самим же ВЦИОМом таблице немного пониженный уровень одобрения «адекватности реакции» фиксируется только в одной группе — среди тех, у кого начальное или неполное среднее образование. А в трех остальных группах, которые гораздо более многочисленны (со средним, со средним специальным и с высшим образованием), оценки в пределах статистической погрешности друг с другом совпадают, и какого-то специального охранительного рвения высокообразованные граждане не обнаруживают.

А затем, еще решительнее развивая достигнутый успех, ВЦИОМ задает совсем уж неотразимый вопрос: «Нужно ли пресекать попытки зарубежных экологических организаций препятствовать российскому освоению Арктики или нет?» Поставьте себя на место опрошенного и попробуйте ответить антипатриотическим «нет». Ясное дело, что 66% россиян (а среди москвичей и петербуржцев все-таки 61%) ответили в том смысле, что попытки чужеземцев мешать нам осваивать нашу Арктику должны, конечно же, пресекаться.

Дело тут даже не в деталях, не в том, например, что Greenpeace, хороша она или плоха, организация не иностранная, а международная, и в том числе российская (а среди «пиратов» четверо россиян), и не в том, что «освоение Арктики» можно понимать очень по-разному. Дело в самой творческой задаче опроса.

Удивляют вовсе не эти цифры. Удивляет восприятие их нашими властями. Судя по всему, они принимают эту социологию всерьез и видят в ней выражение того, что народ и в самом деле с энтузиазмом поддерживает их репрессивные действия. О том, так ли это, мимоходом сообщает другая опросная служба — фонд «Общественное мнение». В еженедельном своем мониторинге событий недели, когда опрошенным предлагают самим назвать события, которые привлекли их внимание, всего лишь 1% из них вспомнили о гринписовской акции и об аресте ее участников. Зато 30% респондентов назвали наводнение на Дальнем Востоке, 10% — сирийский кризис, 4% — террористическую акцию в Кении и так далее по нисходящей.

Преобладающая реакция российского общественного мнения на гринписовский скандал — это равнодушие.

Очередным «пресечением» чего бы то ни было, а равно и очередным показательным судом наше общество не удивить и не потрясти. Никакое терпение и никакая пассивность не бывают вечными, однако пока что именно они налицо.

Но ничего подобного не скажешь о международном общественном мнении. Оно просто-таки ищет поводы для праведного гнева. В этом смысле наши власти сделались для мировой общественности прямо-таки идеальным партнером: организацию таких поводов они поставили на конвейер. Их повседневная деятельность — череда кафкианских мероприятий в стиле «болотного процесса». Еще один безумный суд — просто новое звено в той же цепи. Возможно, им просто нравится быть объектами постоянных обличений. Они находят в них вкус и, кажется, ожидают, что за компанию в них будет раз за разом находить вкус и вся наша страна. А что, если ошибаются?