Кого слушает президент

Спойлеры на фоне протеста

Александр Кынев об итогах региональных выборов 8 сентября

Александр Кынев 10.09.2013, 14:33
Кирилл Лебедев

Результаты выборов 8 сентября демонстрируют недовольство общества старой политической системой и курсом руководства страны, а также показывают все меньшую пригодность электоральных ухищрений власти вроде ставки на низкую явку и спойлерских технологий.

Выборы, состоявшиеся в регионах страны 8 сентября, подтвердили прогнозы тех, кто полагал, что они могут стать переломными в политической истории страны. Ряд символических результатов (голосование за Алексея Навального в Москве, Евгения Ройзмана в Екатеринбурге, сторонников Анатолия Быкова в Красноярске) наглядно демонстрирует, что, во-первых, общество (во всяком случае, его политически активная часть, чья позиция наиболее выражена в крупных городах) крайне недовольно сложившейся в стране политической системой и тем реакционно-консервативным политическим курсом, который реализуется в стране в течение последнего года после президентских выборов-2012, и поддержкой которого власть постаралась «замазать» все так называемые системные партии. Целым рядом мощных протестных голосований и активным нежеланием выбирать старые партии, которые повсеместно теряют электоральную поддержку, общество выразило фактическое недоверие всей старой политической системе. Во-вторых, итоги выборов показали, что в условиях изменения общественной среды и научно-технической революции, количество изменений которой постепенно переходит в новое качество общества, прежние электоральные ухищрения власти (ставка на низкую явку, косвенная агитация, маскировочные и спойлерские технологии) оказываются успешны в первую очередь в наименее информационно развитых регионах, где доминирует так называемый традиционалистский электорат, привыкший получать основную информацию из официальных медиа (проще говоря, «из телевизора»). Но даже там они работают все тяжелее и все c большим перенапряжением, когда ценой достижения плановых результатов на выборах становится их общественная делегитимизация, автоматически ведущая к снижению реального авторитета и влияния власти.

Власть: низкая явка уже не помогает

Изначально было понятно, что перенос выборов на начало сентября был направлен именно на сценарий снижения явки, когда «нужных» результатов на выборах власть стремится добиться мобилизацией голосования административно зависимых и конформистски настроенных групп избирателей (муниципальные и коммунальные служащие; патронируемые собесами; представители зависимых от власти общественных структур) при фактическом отказе от голосования остальных, в первую очередь более молодых, более обеспеченных и более образованных избирателей. В условиях, когда основная фаза агитационной кампании пришлась на сезон массовых летних отпусков, значительная часть избирателей была выключена из нее и не могла быть электорально мобилизована. Дополнительно работала на снижение явки минимизация агитации: повсеместно основные СМИ формально в кампании не участвуют и не предоставляют времени и газетной площади кандидатам и партиям, однако при этом они заполнены косвенной агитацией за провластных кандидатов, направленной именно на вышеупомянутый «традиционалистский» электорат. Минимизируется и само информирование избирателей о выборах.

Не стоит удивляться, что даже на выборах губернаторов, обычно наиболее популярных у избирателей (персональные голосования в стране традиционно популярнее партийных), явка «оставляет желать»: 28,5% во Владимирской области, 33% в Забайкальском крае, 32% в Магаданской области, 32,5% в Москве. На выборах заксобраний в Иркутской области явка 25,3%, в Смоленской 29,6%, в Архангельской 25,2% (сам Архангельск 20%). В Красноярске явка 18,6%, в Волгограде 23,8, в Великом Новгороде 24%. Более электорально активны преимущественно национальные регионы, региональная периферия и регионы «жесткого электорального контроля», где результаты власти ограничены только ее собственными фантазиями (Кемеровская область, Чечня).

Чем обеспечивали явку, хорошо видно по результатам голосования на дому: в Ивановской области это 22% всех голосовавших, в Смоленской 13,4%, во Владимирской 12%, в Ростовской 11,7%. При этом в Москве вызвавшее столько обсуждений голосование на дому — это 4,5% всех проголосовавших. Дополнялось это почти привычными автобусами «круизно голосующих» в Екатеринбурге, Воронеже и т. д.

Протестный же электорат как могут запутывают «маскировочными» и «спойлерскими» технологиями, на которые ловится наименее продвинутая часть избирателей.

Однако даже в таких условиях, когда выборы напоминают игру в одни ворота, никакого реального прироста поддержки власть не получает. Если сравнивать с декабрем 2011 года, то есть регионы, где процент «Единой России» еще больше снизился (Бурятия, Калмыкия, Якутия), есть такие, где почти не изменился (Забайкалье), где-то немного вырос (Смоленская). Наиболее существенный рост отмечен в Ивановской, Иркутской, Ульяновской, Ярославской областях. Сопоставляя где-то прирост, а где-то падение, в целом мы получаем примерное возвращение к результатам декабря 2011 года. Однако при существенно более низкой явке, то есть качество этого процента резко ухудшилось. Для сравнения: в октябре 2012 после двух подряд изнуряющих федеральных кампаний, усталости избирателей и деморализации системных партий формально повсеместно процент партии власти существенно вырос по сравнению с думскими выборами. Теперь эта тенденция сломалась, и ситуация фактически вернулась в декабрь 2011 года с поправкой на явку. Если сравнивать с прошлыми выборами региональных парламентов в этих же регионах, которые преимущественно прошли в 2008 году, а частично в 2007 и 2009 году, то почти везде у партии власти резкое снижение. В то же время системные партии по сравнению с декабрем 2011 года почти везде существенно теряют: их голоса распыляют спойлеры и отнимают новые проекты, которые в давке в ряде случаев «топят» друг друга. В результате при распределении мандатов получается тотальное доминирование «Единой России». Возникает ситуация откровенного диссонанса. Залогом победы становятся низкая явка и манипулятивные технологии, что не решает никаких имеющихся проблем, особенно с учетом одновременных крайне успешных избирательных кампаний представителей «непарламентской» оппозиции в Москве, Екатеринбурге, Красноярске, Петрозаводске.

В результате всего две партии оказываются представлены в парламентах Башкирии, Кемеровской области (как и в прошлый раз на выборах в этом же регионе, еще одна партия получает одно «утешительное» место, даже не преодолев заградительного барьера, так как по закону в распределении мандатов должно участвовать не менее двух партий — тогда этот «утешительный» мандат получила «Справедливая Россия», теперь ЛДПР), три партии проходят в парламенты Чечни, Ивановской, Ростовской и Ульяновской областей. Если в Ивановской области налицо явный электоральный регресс и снижение политического плюрализма на фоне «кузбасских» избирательных технологий, то в Ростовской области по сравнению с прежним заксобранием партий становится больше на одну. Кроме того, в 2008 году в Ростовской области «Единая Россия» выиграла вообще все округа, теперь же в двух округах избраны представители КПРФ. В большинстве регионов в региональные парламенты проходит по четыре партии, в Архангельской, Смоленской и Ярославской областях по пять партий.

КПРФ прошла в 14 региональных парламентов из 16 (не будет коммунистов в парламентах Чечни и Кузбасса). Хуже всего по числу поражений ситуация у «Справедливой России»: она провалилась в семи регионах из 16. ЛДПР провалилась ниже 5% в пяти регионах из 16, но в Кемеровской области все равно получает один мандат по описанной выше причине даже с 3,9% голосов.

Слабым утешением «Справедливой России» может служить то, что ее средний процент по регионам все равно выше среднего процента ЛДПР, однако нельзя не отметить, что имиджу партии существенный ущерб в глазах целевого для нее образованного городского избирателя нанесла как избирательная кампания Николая Левичева в Москве (пресловутая история с «болгаркой»), так и деятельность в Государственной думе Елены Мизулиной.

В два региональных парламента проходит «Гражданская платформа» (Иркутская область и Калмыкия) и партия «Патриоты России» (Калмыкия и Чеченская Республика), в Собрание депутатов Архангельской области прошла партия «Родина», в Верховный совет Хакасии — партия «Коммунисты России», в Смоленскую областную думу — Российская партия пенсионеров за справедливость, в Ярославскую областную думу — РПР-ПАРНАС, которая в этом регионе смогла обойти партию «Демократический выбор» в конкуренции за избирателя, ориентированного на защиту арестованного мэра Ярославля Евгения Урлашова. Стоит отметить, что в Иркутской области «Гражданская платформа» выиграла два одномандатных округа, по одному округу выиграли КПРФ и ЛДПР, два округа выиграла КПРФ в Ульяновской области. В Якутии два округа выиграла «Справедливая Россия», три — самовыдвиженцы, один — кандидат Народной партии «За женщин России».

Оппозиция: новые партии и спойлеры

Результаты оппозиции могли быть существенно выше, если бы не спойлеры. К примеру, в Якутии 4,95% набрала «Гражданская платформа», то есть до попадания в Госсобрание не хватило 0,05% голосов, при этом занимающая соседнюю строчку в бюллетене (один из примеров чудес при жеребьевках) партия «Гражданская позиция» получила 0,41%. Партия «богдановского пула» с аббревиатурой КПСС (Коммунистическая партия социальной справедливости) получила в Якутии 1,94%, очевидно, что этих почти 2% голосов не досчитались коммунисты. В Бурятии у «Гражданской платформы» 4,02%, при этом у «Гражданской позиции» 0,63% (первое место в бюллетене), у «Гражданской силы» 0,23%, у партии «Правое дело» 0,61%. КПСС получила в Бурятии целых 3,68%, а у еще одной «коммунистической» партии «Коммунисты России» 1,11%, то есть КПРФ вполне могла бы получить в Народном хурале не 19,36%, а около 24–25% голосов. В Ульяновской области спойлеры КПРФ также набрали вместе около 5% (КПСС — 2,47%, «Коммунисты России» — 2,37%).

В Иркутской области агитации за партию «Коммунисты России», где она критиковала КПРФ, было больше, чем агитации самой КПРФ. Видимо, многие не поняли, что это две разные партии, в итоге у «Коммунистов России» в регионе лишь 1,64%, а вот КПСС, которая в регионе никакой агитации не вела, получила 3,26%. Вероятно, стоит ожидать появления со стороны КПРФ информационных кампаний по «разъяснению» того, что из себя представляет «богдановская» КПСС.

Что касается выборов горсоветов региональных центров, то здесь в большинстве случаев смешанная избирательная система применялась впервые (за исключением Красноярска), поэтому сравнивать имеет смысл только с минувшими выборами депутатов Государственной думы. Общие тенденции те же — потеря голосов системными партиями, переход их к новым партиям и активное распыление их «спойлерами».

Здесь интересен случай Красноярска. Формально «Единая Россия» здесь повторила результат декабря-2011 с примерно 31% голосов, однако на прошлых выборах горсовета в 2008 году по партспискам она получила 47,7% голосов и выиграла почти все одномандатные округа. Теперь же партия сторонников Анатолия Быкова «Патриоты России» с небольшим отрывом заняла второе место по спискам с 27,6% голосов, но при этом выиграла восемь из 18 одномандатных округов и получает в итоге самую большую фракцию в горсовете из 14 депутатов. У «Единой России» в итоге всего 12 мест (партия выиграла всего четыре одномандатных округа). Еще четыре места получает «Гражданская платформа» (три мажоритарных округа и одно место по списку), пять — «Справедливая Россия» (три округа и два места по списку). По списку в Красноярский горсовет также избран один коммунист (для сравнения: на выборах горсовета-2008 КПРФ имела в Красноярске 17,4% голосов, теперь лишь 9%). Но еще сильнее упала в Красноярске ЛДПР: 14,99% на выборах горсовета в 2008 году, 15,78% на выборах депутатов Госдумы и лишь 3,28% на выборах 8 сентября. В итоге в Красноярский горсовет партия не прошла.

Ярким примером манипулятивных технологий могут стать выборы думы города Волгограда, где подготовка ко дню голосования, само голосование и подсчет сопровождаются многочисленными скандалами и нарушениями, поэтому и адекватность результатов вызывает большие вопросы. По предварительным данным, здесь в гордуму может пройти пресловутая КПСС с 5,04%, и большой вопрос, захочет ли кто-либо из иногородних кандидатов этой партии переезжать депутатствовать в Волгоград. Кроме того, 2,06% у «Родины», представители которой жалуются на фактический отъем их голосов при подсчете. 3,5% набирает в Волгограде Партия пенсионеров, 3,18% — Альянс зеленых–Народная партия, 2,25% — «Яблоко», 2,18% — «Гражданская платформа». Представители пяти партий, участвовавших в выборах депутатов Волгоградской городской думы, сделали совместное политическое заявление. Представители КПРФ, «Родины», «Альянса зеленых», «Яблока» и «Гражданской платформы» приняли коллективное решение обратиться в судебные, правоохранительные органы, прокуратуру, ЦИК РФ с требованием признать прошедшие 8 сентября выборы в Волгоградскую городскую думу недействительными. Кроме того, политические объединения готовят заявления в правоохранительные структуры с требованием привлечь к уголовной ответственности председателя облизбиркома Андрея Сиротина, секретаря Кировского ТИК Олега Серенко и других лиц, допустивших нарушения избирательного законодательства. Еще одно заявление партии готовят на имя президента России Владимира Путина с просьбой отправить в отставку губернатора Волгоградской области Сергея Боженова, при попустительстве которого, по мнению сторон, в Волгограде произошли беспрецедентные по масштабам нарушения выборного законодательства. Ввод результатов голосования в систему ГАС-выборы начался только под утро. Многие члены УИК, не дождавшись своей очереди на приемку протоколов, вместе с пачками бюллетеней ушли по домам.

В Рязани на выборах гордумы КПСС получает 3,95%, «Коммунисты России» — 1,78% (то есть вместе они отнимают у КПРФ почти 6% голосов), при этом «Гражданская платформа» набрала 4,25%, а «Гражданская позиция» — 0,33%.

Большой резонанс имело избрание мэром Екатеринбурга кандидата «Гражданской платформы» Евгения Ройзмана, а мэром Петрозаводска самовыдвиженца директора издательского дома «Губерния» Галины Ширшиной. Однако стоит обратить внимание также на солидные результаты Александра Лукичева на выборах мэра в Вологде (выдвигался партией «Гражданская платформа», набрал 23,44% против 48,28% у кандидата «Единой России» Евгения Шулепова) и Галины Кудрявцевой на выборах мэра Воронежа (выдвигалась Альянсом зеленых–Народной партией», набрала 26,68% против 43,62% у единоросса Александра Гусева). Причем на фоне информации о махинациях в Воронеже вполне можно предположить, что на самом деле Кудрявцева выиграла.

Есть и иные победы оппозиции в менее значимых муниципалитетах. Так, главой Турочакского района Республики Алтай с 39% голосов стала самовыдвиженец нотариус Елена Унучакова 1981 г. р. На выборах главы города Амурск в Хабаровском крае как самовыдвиженец победил прежний мэр Борис Редькин (около 24%), против которого «Единая Россия» выдвигала заместителя председателя горсовета Наталью Рогову (22,21%). Главой города Зарайск Московской области избран кандидат КПРФ главный инженер ООО «Зарайский хлебокомбинат» Виктор Павлов (39,31%), кандидат «Единой России» директор гимназии Елена Штиф получила 32,07%. Главой Лотошинского района Московской области с 56% голосов избрана коммунист, главный специалист по культуре поселения Лотошино Елена Долгасова 1982 г. р. Прежний глава района Анатолий Лютенко («Единая Россия») набрал лишь 33,3% голосов.

На многих муниципальных выборах у «Единой России» лишь относительное большинство при выборах по партспискам (то есть у иных партий в сумме больше), а есть и примеры поражений. Причем чем ниже уровень выборов, тем меньше участие в выборах спойлеров и, соответственно, больше концентрация протестных голосов вокруг тех или иных списков.

На выборах Собрания депутатов Углегорского района Сахалинской области первое место по спискам заняла Партия дела с 25,91% (список возглавлял мэр района Александр Фомин), второе место — ЛДПР с 25,51% и только третье — «Единая Россия» с 24,23% (возглавлял список заместитель министра энергетики и ЖКХ области Александр Крупевский). Попала в районное собрание также КПРФ с 17,99%.

В городе Коряжма Архангельской области на выборах гордумы первое место по спискам заняла партия «Родина» с 33,48%, далее следуют «Единая Россия» с 21,41%, «Справедливая Россия» с 12,23%, ЛДПР с 11,23%, КПРФ с 8,84%, партия «За справедливость!» с 6,7%. В городе Новодвинск на выборах горсовета победила ЛДПР с 25,12%, за ней с небольшим отрывом «Единая Россия» с 23,94%. Также в Новодвинске прошли КПРФ с 13,78%, «Патриоты России» с 13,48%, «Справедливая Россия» с 10,77%. В той же Архангельской области на выборах Собрания депутатов Плесецкого района лидирует «Единая Россия» с 38,72%, у КПРФ 20,48%, у «Справедливой России» 17,72%, у ЛДПР 11,43%. Здесь прошла заградительный барьер воссозданная АПР с 7,78%.

КПРФ лидирует на выборах по партспискам в думу города Партизанск Приморского края с 46,84%, далее с 34,47% «Единая Россия», прошла также «Справедливая Россия» с 6,57%.

На выборах Совета депутатов Кош-Агачского района Республики Алтай лидирует «Справедливая Россия» с 41,6%, на втором месте «Единая Россия» с 30,22%, прошли также «Яблоко» с 9,64% и КПРФ с 8,94%.

В Вилюйском улусе (районе) Якутии на выборах райсовета с минимальным отрывом от «Единой России» (41,15%) идет «Справедливая Россия» (35,01%), взяли 5-процентный барьер также КПРФ (9,01%), Российская партия пенсионеров за справедливость (6,85%) и АПР (5,69%). В Ленском районе Якутии у «Единой России» 41,8%, у ЛДПР 17,81%, у КПРФ 14,6%, у «Справедливой России» 11,42%, у «Гражданской платформы» 9,85%. На выборах депутатов Нерюнгринского райсовета Якутии «Единая Россия» набрала лишь 30,1%, также прошли ЛДПР (21,03%), КПРФ (20,8%), «Справедливая Россия» (16,5%), «Гражданская платформа» (6,8%).

В гордуму Димитровграда (второй по численности жителей город Ульяновской области) прошли «Единая Россия» с 38,97%, КПРФ с 29,49%, «Справедливая Россия» с 10,33%, ЛДПР с 8,78%, «Гражданская платформа» с 8,34%.

В горсовет Райчихинска в Амурской области прошли помимо «Единой России» (35,14%) также КПРФ (30,5%), Народная партия «За женщин России» (14,05%), ЛДПР (11,22%), «Справедливая Россия» (5,61%).

В городе Заозерный Рыбинского района Красноярского края на выборах горсовета у «Единой России» 41,56%, у КПРФ 25,67%, у «Справедливой России» 15,67%, у ЛДПР 12,83%.

Дума Хасанского района Приморского края: «Единая Россия» — 33,97%, КПРФ — 27,83%, «Справедливая Россия» — 17,87%, ЛДПР — 9,56%. Дума Лесозаводского городского округа Приморского края: «Единая Россия» — 40%, КПРФ — 21,93%, ЛДПР — 17,21%, «Справедливая Россия» — 9,4%.

Совет Читинского района Забайкальского края: «Единая Россия» — 40,4%, КПРФ — 19,64%, ЛДПР — 16,98%, «Справедливая Россия» — 15,02%.

Собрание депутатов города Венев Веневского района Тульской области: «Единая Россия» — 39,78%, ЛДПР — 30,36%, КПРФ — 13,98%.

Совет депутатов города Мончегорск Мурманской области: «Единая Россия» — 34,92%, КПРФ — 16,42%, ЛДПР — 16,02%, «Справедливая Россия» — 14,13%, Партия пенсионеров России — 10,41%,

Совет депутатов города Бежецка Тверской области: «Единая Россия» — 39,76%, КПРФ — 28,5%, «Справедливая Россия» — 10,01%, «Коммунисты России» — 9,48%, ЛДПР — 5,73%.

Собрание депутатов города Корсаков Сахалинской области: «Единая Россия» — 38,18%, «Справедливая Россия» — 24,68%, РОДП «Яблоко» — 15,83%, ЛДПР — 12,63% (не участвовала в выборах КПРФ). Собрание депутатов города Тымовск Сахалинской области: «Единая Россия» — 39,03%, «Справедливая Россия» — 29,29%, КПРФ — 16,38%, ЛДПР — 10,26%.
Собрание депутатов Северо-Курильска Сахалинской области: «Единая Россия» — 43,41%, ЛДПР — 41,93%, «Справедливая Россия» — 11,32%.

По полностью пропорциональной системе избирался Совет депутатов Можайского района Московской области: «Единая Россия» — 44,34%, КПРФ — 25,7%, Российская партия пенсионеров за справедливость — 12,82%, ЛДПР — 5,82%.

Успехи новичков

Даже из приведенных выше данных можно констатировать довольно большое число случаев прохождения в местные советы новых партий или партий, ранее считавшихся аутсайдерами, хотя, если бы не массовые предвыборные зачистки, таких случаев могло бы быть больше.

Так, партия «Гражданская платформа» помимо парламентов Калмыкии и Иркутской области, гордумы Екатеринбурга, Якутска и Красноярского горсовета, советов Ленского и Нерюнгринского районов Якутии также прошла в совет города Мирный Архангельской области с 16,6%, думу Тольятти с 8,78%.

Партия «Родина» успешно выступила в ряде муниципальных выборов Архангельской области. Кроме Архангельска и вышеназванной Коряжмы, она прошла в советы Котласа с 10,87% (здесь же «Единая Россия» — 36,23%, КПРФ — 16,95%, «Справедливая Россия» — 13,6%, ЛДПР — 15,56%), Мирного с 6,56%, Няндомского района с 14,4%. Прошла «Родина» в Совет депутатов Шебалинского района Республики Алтай с 11,06%, Собрание депутатов города Новомосковск Тульской области с 8,32%, совет ЗАТО Александровск Мурманской области с 5,84%.

РОДП «Яблоко», кроме думы Великого Новгорода и Кош-Агачского райсовета Республики Алтай прошла в Совет депутатов Нелидово Тверской области (9,66%), думу города Полевской Свердловской области (11,98%).

В большое число муниципалитетов помимо Белгорода и Екатеринбурга прошла Российская партия пенсионеров за справедливость (во главе с бывшим председателем существовавшей до 2006 года РПП Игорем Зотовым). Кроме уже названных Екатеринбурга, Вилюйского района Якутии, Можайского района, это города Верхняя Пышма (9,77%) и Полевской (5,72%) в Свердловской области, города Кимовск (11,88%), Киреевск (6,45%), Плавск (9,87%) и Суворов (6,25%) Тульской области.

Еще одна партия пенсионеров — Партия пенсионеров России — прошла помимо горсовета Мончегорска в думу города Тында Амурской области с 9,33% и Собрание депутатов городов Плавск (10,38%) и Суворов (15,25%) Тульской области.

АПР, кроме совета Вилюйского района Якутии и Собрания депутатов Плесецкого района Архангельской области, прошла в Мегино-Кангаласский (13,97%) и Нюрбинский (6,98%) райсоветы Якутии.

Российская экологическая партия «Зеленые» прошла в думу города Полевской Свердловской области с 7,88%, партия «Правое дело» — в думу города Сызрань Самарской области с 12,05%.

«Коммунисты России», кроме советов Майкопа, Бежецка и Конаковского района Тверской области, прошли в совет Белореченского района Краснодарского края (5,08%), Данковский райсовет (5,24%) и Лебедянский райсовет (6,46%) Липецкой области. На выборах Уярского райсовета Красноярского края не было списка КПРФ, в этих условиях прошло сразу две других «коммунистических» партии: КПСС с 10,16% и «Коммунисты России» с 11,99%.

В Белогорский горсовет Амурской области с 6,04% проходит неоднократно выше упоминавшаяся Коммунистическая партия социальной справедливости (КПСС), причем в ее местном списке были местные кандидаты, что для данной партии нетипично (вероятно, депутатом от нее станет безработный Сергей Кульбака). Также в Белогорске прошли «Патриоты России» с 13,9%.

В Усть-Канский райсовет Республики Алтай с 10,06% прошла РПР-ПАРНАС.

В Собрание депутатов города Оха на Сахалине прошел «Союз труда» с 8,8%.

Партия Альянс зеленых–Народная партия прошла в Совет депутатов города Дмитров Московской области (5,42%), Собрание представителей Эльхотовского сельского поселения Кировского района Северной Осетии (6,62%)

Партия «Города России» прошла в cобрания депутатов трех городов Дагестана: Хасавюрт (15,36%), Кизилюрт (5,19%) и Избербаш (5,11%). В Собрание депутатов Кизилюрта также прошли «Правое дело» (10,35%) и «Патриоты России» (5,18%), в Хасавюрте — «Правое дело» (7,76%). В Собрание депутатов Дербента прошли «Патриоты России» с 11,1%.

В целом же можно констатировать, что успехи новичков на этих выборах, как правило, связаны с попыткой части представителей региональных и местных элит, по каким-либо причинам не могущих или не хотящих договориться со «старыми системными игроками», находить новые площадки и новые способы участия в выборах.

При этом против них работает в первую очередь электоральная инерция, неготовность части избирателей голосовать за новые названия, возможно, по причине отсутствия уверенности, что в результате голос «не пропадет». В ряде случаев и списки системных партий, и списки партий новых являются примером диверсификации политических рисков со стороны региональных и местных администраций. Однако, как очевидно по результатам, все равно основную ставку администрации сделали на «Единую Россию», а ряд списков, явно рассчитывавших на административное содействие и выступавших как партнеры власти, был фактически «кинут».

Кто больше заигрывал с властью, тот в итоге больше и проиграл: он ничего не получал от административных технологий, но при этом терял и поддержку избирателя.

Наибольшего успеха добились те кандидаты и партии, как старые, так и новые, которые вместо стремления договориться о нужных результатах во властных кабинетах вели в первую очередь реальную электоральную борьбу, не боялись жестко заявлять о своих позициях, проводили яркие и креативные избирательные кампании. Именно те, кто не боялся предъявлять новое, демонстрировал характер и волю к победе, в итоге и добились результата.